Поиск

Список-2018, часть 2.


Здравствуйте, уважаемые сообщники! 

Публикую вторую часть списка-2018, так как 80 % прочитанного в 2018 году подсмотрено в этом сообществе, за что благодарю. Выбираю книги я долго и нудно, согласно какому-то чутью «моё или не моё» и оно редко меня подводит. На этом скромном основании предлагаю список читателям со схожим вкусом. 

Буду очень рада, если отзовутся «совпавшие» и подкинут в комментариях названия и авторов по аналогии. 

P.S. Это мой второй «труд», будьте добры.

15. Мариенгоф Анатолий. Циники

Цинично, зато про войну жизнь в Революцию. Знать надо всем, чтоб было страшно желать/делать/жить во время Революции. 

16. Рубина Дина. На солнечной стороне улицы

Читала давно, оказалось, ничего не помню, удивилась, что понравилось. Ташкент, детство-юность автора, отсюда море подробностей и ощущений, плюс закрученный интригующий сюжет а-ля гадкий утенок, из которого вырос большой художник.

17. Салтыков-Щедрин Михаил. Господа Головлевы

Испытала читательское счастье (люблю большие литературные формы), в очередной раз преклонилась перед великими умами русских классиков, узнала откуда-есть-пошёл-реинкарнировался один из моих коллег (Порфирьюшка). Следом стала читать Губернские очерки, отставила, видно, передоз «русского характера». 

18. Сальников Алексей. Петровы в гриппе и вокруг него

Много шума вокруг него — и всё в кассу. Роман дерзкий, тонкий, хитрый и автор представляется таким.

Жанр: Затрудняюсь, может быть, Фантасмогория на абсолютно реальной почве.

19. Сальников Алексей. Опосредованно

Контрольный выстрел в читателя/критика. Браво, Сальников! Подтвердил, оправдал, обнадёжил.

Жанр: см. выше

20. Славникова Ольга. Прыжок в длину

Это мой Автор уже 20 лет. И новый роман, как всегда, прекрасен. У Славниковой свой, узнаваемый текстовый язык, это не «кружево», скорее «паутина», притягательная, сильная и густая. Славникова копает так глубоко, так исчерпывающе, что герой не оставляет тебя уже никогда, ты его узнал и не сможешь бросить, дочитав книгу. Он живой. 

Прыжок в длину об инвалидах-ампутантах, не пугайтесь, книга потрясающая и мАстерская. 

21. Слаповский Алексей. Неизвестность

Книга в виде дневниковых записей малограмотного (пока), подхваченного Гражданской войной, несущегося вверх чекиста. Своим идейным вдохновителем он выбрал Корчагина, к нему и обращается в каждой записи. Потом такааая круговерть, просто не буду анонсировать.

Книга очень откровенная, горячая, мне было некогда моргать от густоты событий и горьких слёз. Спасибо и здоровья автору.

22. Стейнбек Джон. Гроздья гнева

Во время Великой депрессии семья фермеров вынуждена бросить дом в Оклахоме и добираться до Калифорнии в поисках работы. Они не одни, таких тысячи, но они выживут потому, что сохранят Семью. Книга мне понравилась, очень переживательная. 

Вместо жанра: «В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева — тяжелые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго», — пишет автор.

23. Стейнбек Джон. К востоку от рая

После «Гроздья..» не верилось, что тот же автор, между книгами, вроде, большой срок. Совсем другая история, сказочная, я бы сказала, повеяло даже Маркесом (Сто лет…).

Тайны, обманы, внезапное богатство, всепрощающая любовь, жестокие испытания, хватило бы на несколько романов, если тонким слоем. Но нам, читателям, повезло, как всегда. Автор вместил все в одну книгу. Советую читать.

24. Толстая Татьяна. Детство Лермонтова

Очаровательная книга! Богатое имение Тарханы, всемогущая бабушка будущего поэта, любящая внука больше всего на свете. Счастье, горе, интриги. Читайте обязательно! 

25. Толстой Лев. Воскресенье

Катарсис! Море душеспасительных слёз мною пролито. «Воскресение», наряду с «Анна Каренина» и др. стал моим «врачевательным» романом. 

Жанр: «Что за чудо человек, сколь велик рассудком…» 

26. Чернышевский Николай. Что делать 

Умилительно-занимательно-трогательно! И как хорошо, что русской классики непочатый (мною) край! 

Вместо жанра: «Подчёркнуто занимательное, авантюрное, мелодраматическое начало романа должно было не только сбить с толку цензуру, но и привлечь широкие массы читателей. Внешний сюжет романа — любовная история, однако в нём отражены новые экономические, философские и социальные идеи времени. Роман пронизан намёками на грядущую революцию».

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий