Поиск

В ПОИСКАХ ИСТОЧНИКА ЖИВОЙ ВОДЫ


  Эта поездка не задалась практически сразу.
  1. Один из участников нашей экспедиции задержался, отчего мы выехали с опозданием.
  2. Через два с половиной часа, когда прибыли на место, оказалось, что дорогу в Большой Лохран перекрывает шлагбаум. Установлен он здесь достаточно давно, но в последние годы не закрывался. А тут огромный амбарный замок на мощной цепи. Объехать невозможно – с одной стороны шлагбаума скала, с другой обрыв. Решили добираться поверху, но практически сразу поняли, что на таком крутом спуске машину не удержать: вниз не поедим – полетим. Искали ключи (обычно их оставляют неподалеку от шлагбаума на приметном месте), звонили кому можно, пока не поняли: надо или возвращаться назад, или что-то придумать. Придумали – что именно сделали мои спутники, я не наблюдал, но шлагбаум открылся.

  3. Практически сразу на спуске машина пошла юзом. Водитель вначале не понял в чем дело, а потом резко затормозил. Оказалось правое переднее колесо полностью спустило. На следующий день, когда его ремонтировали, обнаружили в шине огромный металлический штыр со свежим сколом на конце. Где и как мы его поймали, осталось неизвестным. А пока достаточно быстро поставили запаску.

  Все эти мелкие неприятности могли ничего не значить, но, как увиделось впоследствии, это были своего рода сигналы, что удачи нам не видать.
Мы их не услышали. И как можно было думать о чем-то негативном, когда перед нами открылась удивительная по красоте картина. Октябрьский день, как практически и все в этом году, выдался солнечным, ярким, теплым. Малкинское ущелье как-будто светилось, просматриваемое на несколько сот метров вверх и вниз. Нависающие над речкой скалы, укрытые сверкающей хвоей сосен, обрамляли водяной поток с двух сторон. Где-то вдали, позади сбегающих к воде склонов, плыли в голубом небе розово-кремовые остроконечные пики.    Виделось, что они сняли свои привычные снежные шапки и подставили лысые главы солнечным лучам, словно вбирая его жар на долгую зиму. Они – живые, дышащие, разомлевшие – нежились под теплом, так щедро раздаваемым светилом.
  Зато реке, своенравной Малке, этого тепла и света ох как не хватало и она – чистейшая, прозрачнейшая, неугомонная – билась в узких берегах, подтачивая скалы, обнажая их внутреннюю суть. И невозможно было понять: брызги ли водяные отражаются на камнях или вкрапления драгоценных металлов, коими так богаты эти места. Ведь Малка, как известно, река золотоносная.

  А все золотосное всегда своенравно –и в прямом, и переносном смысле.
  …Долго выбирали место, где можно перебраться на другую сторону – Жираслан сказал, что лучше это сделать именно здесь, чем ниже, так как река постоянно вбирает новые ручейки, стекающие с окрестных вершин, становясь с каждым километром все полноводнее. А таких километров до источника нам надо преодолеть четыре, а то и пять.
Ух, какой же холодной оказалась вода в Малке – ледяной, без всякого превеличения! Преодолеть надо было водяной поток на расстоянии метров так тридцать, но уже на первых пяти ноги перестали слушаться. Было только одно желание – не упасть, иначе вода сразу понесет. А там – попробуй, выберись.
  Спокойствие Малки на этом участке ввело в заблуждение моих спутников, которым я предложил навести переправу – протянуть альпинистскую веревку (она всегда в машине) с одной стороны на другую, Тем более, что у нас имелись рыбацкие сапоги, доходящие до пояса. Да, не нужна нам веревка – перейдем за раз, дружно ответили мои спутники, которые в горах в последний раз были лет так 10-15 назад.
  …На середине реки, где вода поднялась до пояса, я оступился на скользком камне, потерял равновесие, стал лихорадочно размахивать руками и…
  Продолжение следует

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий