Поиск

ошибочка вышла


В контексте обсуждений несанкционированных занятий адвокатской деятельностью часто возникает вопрос о степени вероятности того, что «помогайка» наваляет в деле не по злому умыслу, а просто от отсутствия компетенции. Понятно, что если услуги в подготовке иммиграционных дел предлагаются в формате, не оставляющем сомнений в способах подготовки дела, то и заказчик, и исполнитель примерно совпадают в ожиданиях.

fake_claim_LI

А вот можно ли изгадить простое и незатейливое дело, вроде петиции по воссоединению, отсутствием знаний о каких-то легальных нюансах? Для ответа на этот вопрос у меня есть в запасе множество историй, но поделюсь довольно недавней и неплохо иллюстрирующей предмет обсуждения.

Иностранная гражданка вышла замуж за американского гражданина. У супруги на родине остался ребенок старше 18, но младше 21 года. Этот диапазон в три года очень важен в иммиграционных делах. Если брак состоялся до достижения ребенком 18-ти лет, американский супруг может подавать документы на ребенка как на своего собственного. Если ребенок был старше 18, но младше 21-го года, документы подает биологический иностранный родитель, но по «быстрой» категории «несовершеннолетний ребенок резидента.» А если ребенку уже больше 21 года, то он попадает в долгоиграющую категорию совершеннолетних детей, и процесс затягивается на долгие годы.

В свете этих обстоятельств, иммиграционный помогайка посоветовал новобрачным подать на ребенка петицию пока 21 год не исполнился, а ребенок тем временем приедет в Америку по туристической визе и будет дожидаться решения по делу внутри страны. Сказано-сделано. Помогайка заполняет несложную форму на воссоединение, ребенок въезжает и настраивается на пару лет ожиданий гринкард по браку матери с американским гражданином. Однако, придумав прекрасный план, помогайка упустил из вида, что семейная петиция подана не гражданином США, а всего лишь резидентом. Что означает необходимость поддерживать легальный статус все время ожидания решения по делу, в то время как по туристической визе можно находиться всего полгода. Конечно, осознав это, помогайка должен был признать свою ошибку и отправить ребенка на родину, пока легальный статус не истек.

Но он решил креативно позаниматься адвокатской деятельностью и заработать на подготовке дополнительного пакета документов. В этом стремлении, помогайка посоветовал подать документы на продление туристического статуса, рассудив, что сделав несколько продлений можно дотянуть до одобрения петиции по воссоединению. Опять же, форма запроса о продлении простая, как мычание. Не посылать же клиента с такой ерундой к адвокату? Помогайка заполняет нужную форму, а поскольку к ней надо приложить письменное объяснение необходимости запроса, пишет текст, под которым заявитель ставит подпись и клятвенно подтверждает, что все, написанное в документе — чистая правда.

В результате этих действий на стол работника иммиграционных служб ложится письмо: «Я, такой-то, подтверждаю, что мне необходимо продление моего туристического статуса, потому что моя мама подала на меня документы на воссоединение, а рассмотрение занимает слишком много времени. Поэтому я приехал в Америку по туристической визе, чтобы дожидаться решения здесь.»

Догадываетесь, что произошло дальше? Сначала прилетел отказ в продлении, потому что туристический статус несовместим с иммиграционными намерениями. За ним последовало предписание немедленно покинуть страну (что молодой человек законопослушно сделал). А еще полтора года спустя консульство в стране гражданства отказало ему в иммиграционной визе по уже одобренной петиции по воссоединению, потому что въезжая в Америку по туристической визе с намерением дождаться воссоединения семьи, он умышленно скрыл от пограничных служб истинную цель визита, тем самым нарушив иммиграционный закон. В доказательство намерения было предъявлено то самое злосчастное письмо в поддержку запроса о продлении статуса. Предоставление недостоверной информации во время пересечения границы наказывается пожизненным запретом на въезд в США. Снятие этого запрета потребует несколько лет и немалого адвокатского гонорара.

А что же помогайка? Развел на все претензии руками и сказал: «Да, ошибочка вышла. Но я же не знал!» И это именно тот случай, когда адвокат бы знал. logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий