Поиск

Гидросамолет, которому не было равных среди военных гидросамолетов на просторах Тихого океана.


Kawanishi Н8K «Emily».   Гидросамолет самураев.

5 марта 1942 года утреннюю тишину острова Оаху на Гавайях разорвали взрывы авиационных бомб. Американцы были крайне озадачены, поскольку японские авианосцы находились в это время далеко, а ни один из известных японских бомбардировщиков не был в состоянии достичь островов с ближайшей базы и вернуться обратно. Только к концу войны выяснилось, что бомбардировка Гавайев была дебютом в военной карьере новой японской летающей лодки Н8К1 фирмы Каваниши Кокуки К. К.

Заказ на создание большого гидросамолета, способного вести дальнюю разведку с грузом бомб, руководство Каваниши получило еще в августе 1938 года, когда на вооружение авиации США и Англии стали поступать первые «Каталины» и «Сандерленды». Поэтому главным требованием к новому самолету было его превосходство в скорости, дальности и боевой нагрузке над летающими лодками потенциального противника. Кроме того, от разведчика-одиночки требовалась способность самостоятельно защитить себя от возможных атак истребителей и хорошо выдерживать боевые повреждения.

Сборочные работы на первой машине были закончены на заводе Каваниши недалеко от Осаки 29 декабря 1940 года, и уже на следующий день экипаж под командованием Хиромицу Ито начал испытательные полеты. Несмотря на перебалансированный руль направления, общая управляемость в целом оказалась вполне приемлемой, чего нельзя было сказать о гидродинамических характеристиках самолета.

В первых же вылетах возникли проблемы с брызгами воды, которые при рулении даже на малых скоростях попадали на винты (были даже случаи изгиба лопастей) и в воздухозаборники карбюраторов. Неожиданностью оказалось и стремление лодки к подпрыгиванию на скорости отрыва («барсирование»). С подпрыгиванием удалось справиться после того, как летчики-испытатели обнаружили, что увеличение угла атаки на 4-5 градусов избавляет от этого неприятного явления.

Для борьбы с веером брызг пришлось провести ряд испытаний на моделях в бассейне, после чего лодка вернулась на завод для доработок. Изменениям подвергли форму днища фюзеляжа, а спереди по бокам приклепали специальные продольные гребни, выполняющие роль гасителей брызг. Воздухозаборники карбюраторов перенесли на верхнюю часть двигателей, и 25 марта 1941 года первый самолет официально передали в авиацию Имперского военно-морского флота.

Вскоре Япония уже вовсю вела боевые действия против США на Тихом океане, начав их 7 декабря 1941 года ударом самолетов с авианосцев по Перл-Харбору. Но, несмотря на понесенные американским флотом потери, Перл-Харбор оставался главной тихоокеанской базой кораблей США. Для авиационной разведки и бомбардировки гавани командованием японского флота была разработана «Операция К». Главная роль в ней отводилась новым летающим лодкам фирмы Каваниши, для которых участие в операции стало боевым крещением.

Дальность Н8К1 составляла 7200 км, но этого было недостаточно, так как расстояние от ближайшей авиационной базы японцев Вотье на Маршалловых островах до Жемчужной гавани равнялось 3700 км в один конец по прямой. Выход оставался один — дозаправлять самолеты. Но как? Промежуточных аэродромов не существовало, а заправка в воздухе па Н8К1 не была предусмотрена. Решение пришло неожиданно — применить в качестве танкеров подводные лодки. И вот три субмарины — И-15, И-19 и И-26 — с запасом авиационного бензина отправились на один из пустынных атоллов, расположенный в 925 км к северо-западу от Гавайев, где и должна была произойти встреча с самолетами. Еще одна лодка И-9, находясь на полпути к Перл-Харбору, играла роль ретранслятора в радиопереговорах.

4 марта 1942 года в полночь две большие тени мелькнули в темноте и взяли курс на Гавайи. Японцы надеялись воспользоваться американской метеосводкой о погоде над Оаху. Но буквально за несколько часов до вылета американцы сменили шифр радиопереговоров, и экипажам гидропланов оставалось только рассчитывать на удачу.

Через восемнадцать с лишним часов лодки благополучно приводнились в точке встречи, где их уже ожидали подводники. По перекинутым шлангам насосы быстро погнали бензин в опустевшие баки. Каждый самолет получил по 11360 л топлива. Дождавшись середины ночи, они продолжили свой сверхдальний маршрут. Спустя два часа обе летающие лодки были над целью, но плотная облачность не позволила произвести разведку, и бомбы пришлось бросать вслепую. Не причинив никакого вреда противнику, лодки вернулись на базу. «Операция К» завершилась полным провалом.

Через три месяца экипаж Хашизуме предпринял попытку достичь таким же образом атолла Мидуэй, но был засечен радаром и сбит истребителями «Буффало». В соответствии с опытом эксплуатации первых шестнадцати серийных машин, командование ВМФ потребовало дальнейшего повышения боевой живучести. Кресла членов экипажа были защищены шестимиллиметровыми бронеспинками. Появились бронещитки на стрелковых турелях. Установили новые мощные двигателипо 1850 л. с., а в носовую турель установили 20-мм пушку.

Эта модификация «Эмили» стала самой многочисленной — построено 122 самолета. После ввода в строй Каваниши Н8К2 до конца войны оставалась летающей лодкой с самым мощным по калибру защитным вооружением. Это вынуждало американских летчиков с уважением относиться к самолету, тем более, что живучесть у него была отличной. Пилоты США убеждались в этом сами, когда, израсходовав весь боезапас, с удивлением наблюдали, что «Эмили» летит, как ни в чем не бывало.

Одной из модификаций стал транспортный вариант самолета. В ноябре 1943 года самую первую Н8К закатили в сборочный цех и переоборудовали, демонтировав верхнюю турель и боковые блистеры с огневыми точками, сделав окошки в фюзеляже и разместив на двух палубах 41 кресло для пассажиров. Лодка получила поэтическое название Н8К1-I «Асахи» (Утренняя звезда).

 В 1944-м и 19945-м годах японцы собрали 36 гидропланов в транспортном исполнении. Помимо экипажа они вмещали по 29 пассажиров. Остальные 32 машины этого типа построили в 64-местном транспортно-десантном варианте. Вооружение самолетов составили две 20-мм пушки или одна 20-мм пушка и 13-мм пулемет. Это были надежные машины, не вызывавшие нареканий ни со стороны экипажей, ни со стороны пассажиров.  Но  штаб Объединенного флота потеряли вместе с новым командующим, вице-адмиралом Кога Минэити, именно на борту H8K2-L Самолет главкома в 1944 г. попал в тайфун при перелете с островов Палау на Давао и пропал без вести.

Пик производства Н8К2 был достигнут в 1943 году, когда ежемесячно выкатывали из цехов 6-7 машин. Тридцать один самолет Н8К2 успели собрать к середине 1944-го, но затем острая потребность в истребителях вынудила отдать производственные мощности фирмы Каваниши под их выпуск. Исключение сделали лишь для транспортника Н8К2-L, производство которого закончилось к весне 1945-го. Всего было выпущено 167 H8К, гораздо меньше, чем английских Сандерлэндов или американских Каталин, но японская лодка в течение всей войны показала себя одним из наиболее выдающихся морских самолетов в мире.

Операция «Гэн-Ичи- Го» в начале апреля 1945-го, в которой летающие лодки Каваниши атаковали корабли США, предупреждая высадку американцев на Японские острова, стали последним эпизодом боевого применения этих самолетов.

В последние шесть месяцев войны на Тихом океане имперский флот потерял двадцать пять из уцелевших двадцати восьми летающих лодок. 15 самолетов было сбито в воздушных боях, 2 лодки разбились при посадке после полученных повреждений и еще 8 затонули на своих якорных стоянках после атак с воздуха.

Три оставшиеся машины захватили американцы; получив возможность поближе познакомиться с интересным самолетом. Авиационные специалисты США очень высоко оценили достоинства «Эмили», считая ее одним из лучших гидропланов второй мировой войны.

Одну Н8К2 американцы перегнали в Норфолк и впоследствии собирались выставить ее в качестве экспоната в Национальном музее авиации. Правда, для такого крупного самолета не сразу смогли подобрать место, тем более, что летом 1960 года стоящую на воздухе машину повредил ураган, и необходимы были значительные средства для ее реставрации. Но тут огромный интерес к самолету проявили японцы, поскольку к тому времени это был уже последний экземпляр летающей лодки.

На родине «Эмили» под руководством доктора психиатрии Саито и художника Фуюхито Окабэ был создан специальный комитет по возвращению самолета, и после долгих переговоров с правительством США в июле 1979 года на борту японского судна «Нью-Джерси Маару» уникальная летающая лодка возвратилась в Страну восходящего солнца.

После реставрации летающая лодка Каваниши Н8К2 Тип 2 Модель 12 заняла свое место в Музее морской науки в Токио, напоминая о том времени, когда не было ей равных среди военных гидросамолетов на просторах Тихого океана.

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий