Поиск

Улица «Дружбы»


Пятьдесят лет назад, наши солдаты ценой своей жизни отстояли честь и территориальную целостность своей Родины.

«На Уссури под солнцем тает лед,
Весна смешала золотые краски…
Но кто, скажите, кто же нам вернет
Тех, кто погиб на острове Даманском.

Земля рванулась и качнулся лед,
И громом тишина упала сверху…
На лед упал пятидесятый год
И навсегда остался в списках на поверке.

Но вот опять сменяются посты,
Молчат на лоб надвинутые каски.
Не воскресят наградные листы
Тех, кто погиб на острове Даманском.

Из них тогда не отступил никто,
Звенело солнце медными лучами…
Простите, парни, вы меня за то,
Что в этот час не я был рядом с вами.  »

из дембельской песни

Пусть об этом напишут более знающие люди, а я хотел бы привести фотографии и колоритные воспоминания очевидцев того, что происходило в то время в Москве у Китайского посольства. 

Шикарный, огромный, наверно, самый большой посольский комплекс в Москве был построен в период теплых отношений с Китаем на улице Дружбы.

Студенты на строительстве Китайского посольства.
Студенты на строительстве Китайского посольства.

Послушаем очевидца:

«Середина марта 1969. На перемене увидели, что на Мосфильмовской тормозят грузовики с солдатами, которые спешно выгружаются и бегут в дома. Мы, естественно, побросали занятия и побежали позырить вослед. Вдоль всего периметра посольства солдаты выстраивались в цепи, по улице Дружбы  организованно заходили толпы народа с плакатами. 

Панорама, собранная из нескольких кадров кинохроники.
Панорама, собранная из нескольких кадров кинохроники.
Демонстрация на Университетском проспекте перед поворотом на улицу Дружбы.
Демонстрация на Университетском проспекте перед поворотом на улицу Дружбы.

Все было вполне благопристойно, типа как на фотографии, 

"Самое начало демонстрации после событий на Даманском. Пока идет интеллигенция в пыжиковых шапках. Здание общежития посольства еще целое. Потом пойдут рабочие с горячих цехов и начнется..."
"Самое начало демонстрации после событий на Даманском. Пока идет интеллигенция в пыжиковых шапках. Здание общежития посольства еще целое. Потом пойдут рабочие с горячих цехов и начнется…"
Стояли даже на льду пруда.
Стояли даже на льду пруда.

пока из окна не высунулся китаец и не принялся фотографировать толпу.  Тут все и завертелось.  С этого и начался разгром посольства. Китайца закидали вначале снежками, потом чернильницами. 

"И объектив тяжеленный, (телеобъектив- поэтому так сжато пространство) который под расписку с записью инвентарного номера выдан был, пришлось на себе таскать. Ещё бы найти перспективу автобусов вдоль всего Университетского от ул. Коперника сверху. Половину парков Москвы, похоже, оголили, дабы "стихийно протестующие" могли в рабочее время митинговать и ничего не отморозить."
"И объектив тяжеленный, (телеобъектив- поэтому так сжато пространство) который под расписку с записью инвентарного номера выдан был, пришлось на себе таскать. Ещё бы найти перспективу автобусов вдоль всего Университетского от ул. Коперника сверху. Половину парков Москвы, похоже, оголили, дабы "стихийно протестующие" могли в рабочее время митинговать и ничего не отморозить."

Повыдирали все китайские стенды вдоль посольства, агитацию и пропаганду потоптали, а бревна закинули в окна. Пытались штурмовать, кричали разные обидные слова о китайском руководстве в частности и всех китайцах в целом. Посольство принялись целенаправленно изукрашивать во все цвета чернил »Радуга«, которые закупались ящиками в хоз.магазине в доме 21-1. В винном магазине в начале ул. Дружбы народ отоваривался водкой и прочими излишествами и шел на подъеме митинговать («бесчинства» длились два дня). Напротив винного магазина в сквере стоял штаб. С рациями и охраной. Видимо, чтобы далеко не бегать самим. Само посольство, потом уже, окружили солдаты в три шеренги.

 Во въездах встали машины с водометами. Остервенение народа было очень сильным. Солдаты с трудом сдерживали толпу. При мне отличились рабочие, избившие корреспондента газеты японских коммунистов, который с какого-то коммунистического привета решил пощелкать фотки в толпе. Сидел в мотоциклетной коляске с милиционерами. Тоже додумались. Те, в процессе восстановления работягами контроля над Даманским, кричали, прикрывая его телами в полушубках,:»Товарищи!!! Не бейте его!!! Это же японский коммунист!!!». Но товарищи не проявили пролетарской солидарности, разбили японцу очки и красивую японскую фототехнику тоже не пощадили.
Самыми активными были студенты МГУ из общаг возле «Литвы». Те чуть не подпалили левый край здания, который уже занимался зарей коммунизма.   Студенты подкреплялись в пивной »Тайвань«, (о ней- отдельный пост) находившейся со стороны Университетского проспекта.  Зачинщиков схватили жандармы в штатском и попытались уволочь, но работяги их отбили у сатрапов. У нас по дворам подвыпившие работяги гоняли местного почтальона из якутов под крики «Стой! Китайская морда!», тот оборачивался и кричал: «Товарищи, я не китаец! Товарищи, я якут!», «Все равно стой!»,- кричали в ответ. 

Не стану уже загромождать многочисленными подробностями. Но события культурной революции прошли перед глазами. Потому-что на территории посольства также бесчинствовали хунвейбины, устраивались до утра показательные суды на спортплощадке посольства. Что-то громко кричали, кого-то разоблачали, потом под полковой барабан поникших осужденных вели по дорожке куда-то в узилище. Что с ними потом делали сказать не могу. Дальше нам с балкона кровавых подробностей не показывали.
Натуральные хунвейбины еще до этих событий отличились на Красной Площади. Там их, правда, поколотили. Хунвейбины, которые походу и заправляли всем в посольстве, этого дела так не оставили и отреагировали на это стендом с огромными сочащимися кровью буквами «Кровавый погром на Красной площади!» На стенде были изображены жертвы кровавой гебни в таких позах и видах, что в гроб обычно кладут краше или хоронят сразу в закрытых. Мало того, эти жертвы выстроились в ряд в проходах на китайской территории с цитатниками. И что-то по команде кричали прохожим. Те шарахались. Мы же, пионеры, наблюдали за этим зрелищем, разинув рты. Милиционеры нас почему-то не гоняли. Иногда, когда не было прохожих и чтобы заполнить паузы, хунвейбины обращались уже к нам с диким акцентом, типа: «Тарагие савецки ушиколники! Вазимите цытатника наше важидя таварися Мао!» Соблазн продать Родину был, конечно, очень велик. Эту красивую красную книжечку можно было выгодно поменять на десяток каких-нить колониальных марок с бабочками, но суровые взгляды бдительной стражи не сулили никакой удачи такой негоции.» 

Все фотографии и «мемуары» (незначительно отредактированные) с pastvu.com , в частности: https://pastvu.com/p/27299

Парк под окнами Китайского посольства получил официальное название: «сквер героев Даманского».

foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий