Поиск

35 лет назад. «Черненко готовит себе преемника»



Портреты на обложке журнала «Time»: Черненко (в 1984 году) и Молотова (в 1954)

Немного воспоминаний о наступившей 35 лет назад, в феврале 1984-го, короткой эпохе предпоследнего советского Генсека Константина Черненко. Одним из памятных событий этого недолгого правления стало восстановление в партии Вячеслава Молотова. Шаг был очень знаковый. Восстановить в партии упрямого лидера антихрущёвской оппозиции, предводителя «антипартийной группы» 1957 года! Которого нещадно поносили с трибуны XXII съезда КПСС в 1961 году, как одного из главных виновников репрессий 1937-1938 годов.
Правда, в 70-е годы, при Брежневе, негативная оценка Молотова, как и Сталина, смягчилась. Он вышел из забвения. Его стали показывать в документальном и художественном кино. Например, Молотов (а вернее, играющий его актёр) присутствует на экране в телесериале «Семнадцать мгновений весны» (1973), где беседует с английским послом. Но даже в этой сценке Молотов показан сбоку, как бы со стеснением. И на следующий шаг — восстановление Молотова в партии — Брежнев не пошёл. Что и неудивительно — ведь Леонид Ильич самолично принял немалое участие в разгроме «антипартийцев» 1957 года. Не пошёл на это и Андропов. А вот Константин Устинович — решился. Вообще в реабилитации или «восстановлении доброго имени Сталина» Черненко продвинулся заметно дальше Брежнева.
Предыстория же этого события такова. 14 мая 1984 года Черненко получил письмо от Молотова с просьбой восстановить его в КПСС. Такие письма Молотов уже привычно и не раз направлял в ЦК. Так было после отставки Хрущёва, потом — после избрания Андропова, но каждый раз следовал отказ. А тут внезапно «сработало». Более того: Константин Устинович пригласил Молотова к себе в кабинет, вручил ему партийный билет и поздравил его с восстановлением в партии, чего тот добивался почти четверть века.


Сталин и Молотов

По свидетельству очевидцев, во время этой исторической беседы одного из организаторов Октябрьского переворота 1917 года и предпоследнего советского Генсека Молотов спросил: «А за что меня исключили из партии?» Очевидно, Молотов этим как бы «наивным» вопросом хотел получить от Черненко реплику с однозначным осуждением Хрущёва, которая имела бы политическое значение. Но Черненко, тоже понаторевший в таких играх, дипломатично ушёл от ответа: «Я вас, Вячеслав Михайлович, не исключал». Старый большевик в 94 года ничуть не утратил цепкой политической хватки и мгновенно разочарованно парировал: «Это — не ответ для руководителя партии».
Я ещё застал и запомнил этот «последний взлёт» Молотова. Об этом коротко сообщили в советской прессе. Западная печать оживлённо откликнулась на это событие, его комментировали «радиоголоса», которые тогда были аналогом нынешних оппозиционных интернет-сайтов. По «Радио Франс Интернациональ» на русском языке я услышал такое сообщение: одна французская газета поместила карикатуру, где пожилой Черненко вручает ещё более престарелому Молотову партбилет, с иронической подписью «Черненко готовит себе преемника»…


Черненко в Лувре. Справа — чемпион мира по шахматам Карпов. 1982 год

Любопытно, что с лёгкой руки французского карикатуриста и радио эта шутка стала широко известна и в СССР, и разошлась в виде анекдота:
— Почему Молотова восстановили в партии?
— Черненко готовит себе преемника.
Ещё шутили, что 72-летний Черненко пожелал узнать у 94-летнего Молотова секрет долголетия. Газета «Нью-Йорк Таймс» комментировала это событие так: «Кажется, в современной политике это мало что значит. Дни господина Молотова, когда Черчилль называл его «холодным и беспощадным» и сравнивал с Талейраном и Меттернихом, давно прошли. «Старшее поколение уходит, — сказал один дипломат. — Они заботятся о старых друзьях.»

Как это решение воспринималось в самом Кремле? Об этом мы теперь можем судить по некогда тайной, а ныне рассекреченной стенограмме заседания Политбюро ЦК КПСС от 12 июля 1984 года.

«ЧЕРНЕНКО. За пределами повестки дня я хотел бы проинформировать вас о некоторых письмах, поступивших в мой адрес.
Как вы знаете, по одному из писем мы приняли решение. Это была просьба В. М. Молотова о восстановлении его в рядах КПСС. Я принимал Молотова, беседовал с ним. Он воспринял наше решение с большой радостью и чуть не прослезился. Молотов сказал, что это решение означает его второе рождение. Молотову сейчас 93 года, но выглядит он достаточно бодрым и говорит твёрдо. Он заявил, что Политбюро ЦК сохраняет и продолжает ту работу, которую настойчиво вела партия. Только, мол, плохо, что работаете вы, как и мы раньше, допоздна. Молотов рассказал о том, что он интересуется прессой, читает периодические журналы. Он заявил: ведёте вы дело правильно, за это и получаете поддержку народа.

УСТИНОВ. Это важная оценка с его стороны.

ЧЕРНЕНКО. Молотов сказал, что он не понимает людей, которые в силу обиды становятся в оппозицию. Он заявил, что осознал свои ошибки и сделал необходимые выводы. После нашей беседы Виктор Васильевич Гришин в горкоме партии вручил Молотову В.М. партийный билет.

ТИХОНОВ. В целом мы правильно сделали, что восстановили его в партии.

ЧЕРНЕНКО. Но вслед за этим в ЦК КПСС поступили письма от Маленкова и Кагановича, а также письмо от Шелепина, в котором он заявляет о том, что он-де был последовательным борцом против Хрущева, и излагает ряд своих просьб. Разрешите мне зачитать письмо Кагановича. (Читает письмо). Письмо аналогичного содержания, с признанием своих ошибок прислал и Маленков.

ТИХОНОВ. Может быть, пока с этими письмами ничего не делать?

ЧЕРНЕНКО. Пока мы можем в связи с этими письмами ничего не делать, а договоримся вернуться к их рассмотрению после XXVII съезда нашей партии.

УСТИНОВ. А, на мой взгляд, Маленкова и Кагановича надо было бы восстановить в партии. Это всё же были деятели, руководители. Скажу прямо, что если бы не Хрущёв, то решение об исключении этих людей из партии принято не было бы. Вообще не было бы тех вопиющих безобразий, которые допустил Хрущёв по отношению к Сталину. Сталин, что бы там ни говорилось, это наша история. Ни один враг не принёс столько бед, сколько принёс нам Хрущёв своей политикой в отношении прошлого нашей партии и государства, а также и в отношении Сталина.

ГРОМЫКО. На мой взгляд, надо восстановить в партии эту двойку. Они входили в состав руководства партии и государства, долгие годы руководили определёнными участками работы. Сомневаюсь, что это были люди недостойные. Для Хрущёва главная задача заключалась в том, чтобы решить кадровые вопросы, а не выявить ошибки, допущенные отдельными людьми.

ТИХОНОВ. Может быть, к данному вопросу вернуться в конце года — начале будущего года?

ЧЕБРИКОВ. Я хотел бы сообщить, что западные радиостанции передают уже длительное время сообщение о восстановлении Молотова в партии. Причём они ссылаются на то, что до сих пор трудящиеся нашей страны и партия об этом ничего не знают. Может быть, нам следует поместить сообщение в Информационном бюллетене ЦК КПСС о восстановлении Молотова в партии?
Что касается вопроса о восстановлении в партии Маленкова и Кагановича, то я бы попросил дать нам некоторое время, чтобы подготовить справку о тех резолюциях, которые писали эти деятели на списках репрессированных. Ведь в случае восстановления их в партии можно ожидать немалый поток писем от реабилитированных в 50-х годах, которые, конечно, будут против восстановления их в партии, особенно Кагановича. Надо быть к этому готовыми. Я думаю, что такая справка должна быть в поле зрения Политбюро ЦК при принятии окончательного решения.

ТИХОНОВ. Да, если бы не Хрущёв, они не были бы исключены из партии. Он нас, нашу политику запачкал и очернил в глазах всего мира.

ЧЕБРИКОВ. Кроме того, при Хрущёве ряд лиц был вообще незаконно реабилитирован. Дело в том, что они были наказаны вполне правильно. Возьмите, например, Солженицына.

ГОРБАЧЁВ. Я думаю, что можно было бы обойтись без публикации в Информационном бюллетене ЦК КПСС сообщения о восстановлении Молотова в партии. Отдел организационно-партийной работы мог бы в оперативном порядке сообщить об этом в крайкомы и обкомы партии.
Что касается Маленкова и Кагановича, то я тоже выступил бы за их восстановление в партии. Причём время восстановления не нужно, видимо, связывать с предстоящим съездом партии.

РОМАНОВ. Да, люди эти уже пожилые, могут и умереть.

УСТИНОВ. В оценке деятельности Хрущёва я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным.

ГРОМЫКО. По положительному образу Советского Союза в глазах внешнего мира он нанёс непоправимый удар.

УСТИНОВ. Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущёв им дал в руки такие аргументы, такой материал, который нас опорочил на долгие годы.

ГРОМЫКО. Фактически благодаря этому и родился так называемый “еврокоммунизм”.

ТИХОНОВ. А что он сделал с нашей экономикой? Мне самому довелось работать в совнархозе.

ГОРБАЧЕВ. А с партией, разделив её на промышленные и сельские партийные организации!

УСТИНОВ. Мы всегда были против совнархозов. И такую же позицию, как вы помните, высказывали многие члены Политбюро ЦК.
В связи с 40-летием Победы над фашизмом я бы предложил обсудить и ещё один вопрос, не переименовать ли снова Волгоград в Сталинград? Это хорошо бы восприняли миллионы людей. Но это, как говорится, информация для размышления.

ГОРБАЧЁВ. В этом предложении есть и положительные, и отрицательные моменты.

ТИХОНОВ. Недавно вышел очень хороший документальный фильм: “Маршал Жуков”, в котором достаточно полно и хорошо показан Сталин.

ЧЕРНЕНКО. Я смотрел его. Это хороший фильм.

УСТИНОВ. Надо обязательно его посмотреть. […]

ЧЕРНЕНКО. Я думаю, что по всем этим вопросам мы пока ограничимся обменом мнениями. Но как вы сами понимаете, к ним ещё придётся вернуться.

ТИХОНОВ. Желаем Вам, Константин Устинович, хорошего отдыха во время отпуска.

ЧЕРНЕНКО. Спасибо.»

По некоторым данным, Черненко рассчитывал провести политическую реабилитацию Сталина к 40-летию Победы. В том числе, к 9 Мая 1985 года готовилось возвращение Волгограду названия Сталинград. Кроме того, в очередной раз готовилось постановление ЦК КПСС «Об исправлении субъективного подхода и перегибов, имевших место во второй половине 1950-начале 1960-х годов при оценке деятельности И.В. Сталина и его ближайших соратников». Постановление также намечалось опубликовать в канун 40-летия Дня Победы. Но Черненко не дожил двух месяцев до мая 1985 года, и после его смерти политика стала меняться…
Ну, а реакцию самого Молотова на событие мы узнаём из подробного отчёта его соратника по неформальной «оппозиции» тех лет поэта Феликса Чуева в книге последнего «140 бесед с Молотовым».
«Утром, около 8 часов, мне позвонила Сарра Михайловна:
– У нас большая радость: Вячеслав Михайлович восстановлен в партии!
Я поехал в Жуковку. Молотов в белой рубашке сидел на диване и смотрел телевизор. Я поздравил его и попросил подробно рассказать.
– Вчера меня принимал этот… как его… – Молотов задумался и вспомнил: – Черненко… Дал мне прочесть постановление, там одна строчка: восстановить Молотова в правах члена Коммунистической партии Советского Союза…
– Это было в Кремле?
– Нет, в ЦК. На Старой площади. Всё очень просто. Довольно ясно. Но у меня возникают вопросы. Обо мне пишут в последнем издании «Истории КПСС», благодаря, так сказать, активности Пономарёва, «примиренцем» записали. Если я «примиренец», назовите кого-нибудь, который менее «примиренец»? […]
– Вчера вас вызывали?
– Вчера. Вечером.
– Значит, после Политбюро. Вчера, в четверг у них было заседание.
– В четверг обыкновенно Политбюро – как и при Ленине, – говорит Молотов. […]
– Машину за вами прислали?
– Две «Волги».
– Вот вошли вы в кабинет… […]
– Он один был. Большой кабинет.
– Кабинет Сталина, нет?
– Нет. Такой большой зал, где Политбюро заседает… Он меня принял в своем кабинете, – уточняет Молотов. – Сидел за столом. Когда я вошёл, он вышел из-за стола навстречу, поздоровался за руку, и мы сели за длинным столом напротив друг друга. Он что-то сказал, но я плохо слышу, а он, бедолага, неважно говорит. И тогда он показал постановление. Я ему говорю: «Я же с 1906 года…» – А он говорит: «Вот в постановлении так и записано».
– Чтоб стаж сохранить?
– Да, да.
– У вас теперь самый большой стаж в стране – 80 лет в партии!
– Да уж…
…Сели за стол.
– Наверно, выпьете, Вячеслав Михайлович? – спросила Татьяна Афанасьевна, Таня.
– Обязательно выпьем! – воскликнул Молотов.
Таня принесла две бутылки шампанского – советское и венгерское.
– Какую открыть?
Молотов внимательно оглядел бутылки и указал на советское.
Я спросил, восстановили ли в партии Кагановича и Маленкова?
– Они бы позвонили… Каганович был у меня в прошлую среду, говорит: «Я твой самый близкий друг!» А Маленков давно не объявлялся.
…Таня говорит, что когда Молотова вызывали при Брежневе после XXIV съезда по поводу заявления о восстановлении, сидела комиссия, 23 человека, дали ему почитать заключение, где были приведены такие факты и цифры о расстрелянных и репрессированных, о которых Молотов сказал, что и не слыхал. А сейчас принимал Черненко, и ни слова об этом.
– Всё-таки Черненко молодец, – говорю я.
– Вот ещё один поклонник Черненко, – улыбается Молотов. – А то, что мы перед войной провели эти репрессии, я считаю, мы правильно сделали.
…Молотов стоит на своём. И добился своего, не каясь, не написав никакой самоуничижающей статьи, о чём ему не раз говорили прежде.»
Спустя несколько дней Чуев продолжил разговор:
«– В связи с вашим восстановлением французы опубликовали карикатуру: нарисованы вы и Черненко и написано: «Черненко готовит себе преемника». Издеваются над возрастом. Пишут, что он пригласил вас к себе, чтобы узнать секрет долголетия.
– Черненко теперь получил некоторую популярность, – говорит Молотов.»
По словам его внука, в тот же день восстановления, вернувшись домой, наблюдательный Молотов заметил о Черненко, который был младше его на целое поколение:
– А Константин Устинович совсем плох…
А Чуеву Молотов потом сказал: «Он что-то задыхается немножко. Да, он тяжело дышит. У него нелёгкое положение, каждый день выступает, небольшое выступление, приветствие… Нелёгкая работа. Знаю хорошо.»
Но это – уже другая тема…


В 40-е и 50-е годы портрет Молотова не раз появлялся на обложке журнала «Time»


«Улыбка сибирской зимы»?


«Молотов-коктейль». Карикатура из нидерландской печати: Никита Хрущёв стремится ещё плотнее «спрессовать» своего упрямого оппонента


Василий Ефанов. И. В. Сталин и В. М. Молотов с детьми. 1947 год foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий