Поиск

Суррогат


Ну и в продолжение вчерашнего разговора. Почему то каждый, кто считает своим долгом сообщить, что мне не симпатичны люди, оказывающие юридические услуги без лицензии, думает, что он првый додумался до оригинальной фантазии об адвокатах, боящихся конкуренции. Наверное, такие адвокаты есть, но в моем ближайшем окружении мне не встречалось. У меня же, в силу сложившейся практики, последние годы потенциальный круг клиентов состоит преимущественно из людей, отягощенных здравым смыслом и определенными финансовыми ресурсами — чудесная комбинация, обычно побуждающая людей не доверять собственную хирургическую операцию выпускнику ветиринарного техникума.

Вообще, сейчас как никогда очевиден огромный разрыв между категориями иммиграционных дел, которые можно (и нужно) делать самостоятельно, и категориями, где лучше ничего не трогать без участия человека, который знает, как это работает. Несколько лет назад, USCIS начал создавать систему доступных и простых в обращении инструментов, позволяющих заявителям понять соответствие тем или иным категориям, посмотреть check-lists необходимых документов, обратиться к популярным инструкциям о том, какие документы прикладывать и как их оформлять. Разумеется, это не отменяет того, что с завидной периодичностью в тематических группах или на форуме появляется человек, не способный осилить даже очень user-friendly навигацию на сайте иммиграционных служб, и пишет: «Так непонятно, куда же отправлять эти формы?» Или «Какие документы нужны для воссоединения?» Или «Так и не поняла, надо ли все переводить?» Но все равно, определенные категории дел процессуально упрощаются настолько, что приходится почти ежедневно отвечать людям, интересующимся возможностью нанять адвоката для какого-то совершенно рутинного и незатейливого дела, что они могут найти своим деньгам лучшее применение. Более того, я никогда не скажу, что абсолютно невозможно получить положительный результат, если самостоятельно собирать дело по трудоемким категориям, вроде EB1-A или National Interest Waiver. Может быть, я бы не посоветовала делать это самостоятельно, но нельзя отрицать шансы на успех человека, который претендует на иммиграцию по категориям, предполагающим определнный уровень интеллектуального развития, навыки обработки информации, и высокую степень вероятности владения английским языком. В таких делах самый «чувствительный» момент — необходимость адекватно оценить собственные силы.

Проблему я вижу в том, что между подготовкой дела самостоятельно и привлечением к этому процессу недоучек, жаждущих поиграть в американского адвоката, существует огромная разница. Защитники права «делать бизнес» забывают о назначении института лицензирования. Нельзя в какой-то момент назвать себя инженером и начать проектировать мосты, просто потому, что ты знаешь, как выглядит мост. Тот, кто препарировал на уроке биологии лягушку, не может в какой-то момент, основываясь исключительно на этом опыте, рекламировать услуги пластического хирурга. Эти ограничения существуют вовсе не для защиты финансовых интересов инженеров и врачей. Инженер-самоучка может строить свой персональный мост на своей частной территории, и расчленитель лягушек волен заниматься самолечением. Но общество защищает того одного, под кем может обрушиться мост, построенный инженером без образования, даже если до этого по мосту благополучно прошли десятки. И того пусть одного несчастного, который помрет от заражения крови, даже если до него несколько человек вполне благополучно перенесли эксперименты любительской хирургии.

Было бы лицемерием делать вид, что те, кто выбирают иммиграционных «помогаек» вместо лицензированных адвокатов, делают выбор в сознательной уверенности, что никакой разницы нет, и несут они свои деньги «консультантам» в идеологическом порыве борьбы с адвокатской монополией. Нет в этом никакой идеологии, социального протеста, и даже личной неприязни к адвокатам. Существует всего три причины, по которым человек, осознавший, что иммиграционное дело он сам собрать не может, нанимает говорливого мучачо из испаноговорящего района или обещающего беженство и луну с неба русскоязычного видеоблогера.

1. Люди, которые думают, что они наняли адвоката. Трудно в это поверить, но в ловушку попадают не только испаноговорящие полуграмотные нелегалы, думающие, что американский нотариус — это то же самое, что с южной стороны границы называется notario publico. Там это уважаемая позиция в легальной иерархии со многими юридическими функциями и полномочиями. Периодически проводятся публичные порки отловленных шарлатанов, позиционировавших себя в качестве адвокатов. Иммигранты, часто с ограниченным пониманием английского, которые не знают, как проверить наличие лицензии, слишком поздно узнают, что «адвокат» был вовсе не адвокатом. Часто осознание приходит в момент, когда дело дошло до стадии, где доступ к определенным инстанциям доступен только людям с лицензией. Нужно идти на интервью или в суд, и в этот момент «адвокат» говорит: «Вы уж там как-нибудь без меня.» Этих, конечно, жальче всего, потому что у них были и деньги для покупки сервиса, и понимание того, что адвокат им нужен, но в силу обмана они оказались в затруднительном положении. Эти люди имели своей задачей привлечь к процессу адвоката, в силу того, что сами не справляются, или от привычки делегировать бюрократические задачи, а вместо оригинального продукта им продали подделку.

2. Любители сэкономить.
Несколько лет назад, Ассоциация Иммиграционных Адвокатов в рамках ежегодного экономического анализа индустрии делала исследование, которое показало, что услуги нелицензированных «специалистов» не дешевле, а по некоторым категориям дел оказываются дороже услуг адвокатов. Это, конечно, касается, главным образом, сложных категорий дел, требующих усилий больше, чем простое заполнение форм. Скажем, какое-нибудь простое воссоединение семьи, особенно, если это не по браку, где нужно структурировать доказательства отношений, а между детьми и родителями, где основным доказательством отношений является свидетельство о рождении, «помогайка» может заполнить за полчаса и положить в карман несколько сотен. Продать самый дорогостоящий компонент семейной петиции — сопровождение на интервью, он все равно не может, потому что для присутствия на интервью нужна адвокатская лицензия. Но беженские петиции, TPS, U visa, Labor Certifications — услуги, в которых потенциальный клиент часто не знаком с политикой ценообразования, продаются часто дороже, чем те же услуги в нормальном адвокатском офисе. Например, мне за последний месяц несколько человек независимо друг от друга присылали копию своей переписки с некоторым «консультационным агентством», которое сейчас активно рекламирует возможности иммиграции по категории «неквалифицированные рабочии» на русскоязычных ресурсах. Они предлагают сертификацию Департамента Труда всего за какие-то 17 тысяч долларов (это только за первую часть иммиграционного процесса, который даже не включает в себя документы для иммиграционных служб). Этот же процесс через адвокатский офис, не обязательно самый бюджетный, даже со всеми издержками по рекрутингу, редко выходит за пределы 4-5 тысяч.

3. Те, кому нужен не адвокат, а сообщник. К адвокатской профессии можно относиться по-разному, но все-таки приходится признать, что если человек осилил высшее образование, три года юридической подготовки, и довольно сложный экзамен, он способен продемонстрировать некоторые интеллектуальные способности. То есть, он вполне может понять, где ему пытаются всучить откровенную лажу под видом легитимного дела. Бывает, что получив полный разврот в нескольких адвокатских офисах, не желающих мараться об отфотошопленные свидетельства реальности брака или липовые справки побоях, иммигрант несет свое как бы «воссоединение семьи» или как бы «беженство» чуть дальше по пищевой цепочке, в офис к менее брезгливым и не волнующимся за свою лицензию по причине ее отсутствия, помогайкам. А бывает, что помогайки охотно беруться за дела, которые адвокаты брать отказываются, как не имеющие оснований. «Иммиграционный консультант» поможет материализовать свидетельства признания уникальных заслуг для иммиграции по какой-нибудь «выдающейся» категории, или сочинит слезливую историю для беженской петиции. В этом случае и заказчик, и исполнитель друг друга стоят.

Но ни в одном из трех сценариев тот, кто в результате оказался клиентом «помогаек» не сделал свой выбор сознательно и чувством того, что он покупает услугу, равнозначную по ценности адвокатской.

fakes
Photo: Daily Mail

Просто кто-то купил свою поддельную сумку «Прада» сомнительном бруклинском магазине, и ездит с ней в метро, не пытаясь выдать клеенчатую авоську за оригинал. Кто-то заказал подделку с сайта, торгующего репликами известных брендов, и внушает себе мысль, что это «фабричная вещь с той же фабрики.» А кому-то подделку впарили на ebay под видом настоящей дизайнерской вещи.

Мой канал на Youtube logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий