Поиск

Народная поэзия Я. П. Полонского


Если вы любите русскую классическую поэзию, обратите внимание на Я. П. Полонского. Его ставят в один ряд с Некрасовым, Фетом, Майковым. Поэтическое творчество Полонского оказало огромное влияние на поэтов серебряного века и даже, по мнению некоторых литературоведов, явилось предтечей символизма.

Лирика Я. П. Полонского представлена многочисленными стихотворениями и стихотворными собраниями, поэмами. Первый его поэтический сборник «Гаммы», вышел в свет в 1844 году. Затем печатаются собрания «Стихотворения 1845 года» и кавказский сборник «Сандазар». Гражданская лирика занимает небольшое место в творчестве поэта и представлена кроме прочего стихотворениями «Времени», «Прогулка верхом», «Неизвестность» и т. д.  В 1890 году выходит его последний поэтический сборник «Вечерний звон».

Цикл «Гаммы», не нашел отклика у читающей публики, несмотря на то, что в нем были поистине прекрасные стихи, такие как «Зимний путь», «Дорога», «Пришли и стали тени ночи…». Зато последовавший за ним кавказский цикл «Сандазар» показал поэта профессиональным бытописателем. Стихи «Сандазара» живые, как жива сама жизнь, автор подмечает элементы быта, неизвестные и экзотические для русского читателя и бросает их на поэтическое полотно.

Хозяин мой хоть брови хмурит, 

А, право, рад, что я в гостях… 

Я все молчу, а он все курит, 

На лоб надвинувши папах.

«Старый Сазандар»

Или в духе баллады:

Под этим навесом уютной нацваловой сакли.

На мягком ковре я лежу под косматою буркой,

Не слышу ни лая собак, ни ослиного крику,

Ни дикого пенья под жалобный говор чингури.

Заснул мой хозяин — потухла светильня в железном

Висячем ковше… Вот луна! — и я рад, что сгорело

Кунжутное масло в моей деревенской лампаде…

«Грузинская ночь»

В 1851 году Полонский возвращается из Грузии в Петербург, где у него возникает отвращение ко всякого рода политическим интригам и «сильным мира сего». Именно здесь он заявляет свое творческое кредо, озаглавив стихотворение «Для немногих».

Подслушав ропот Немезиды,

Как божеству я верю ей;

Не мне, а ей карать обиды,

Грехи народов и судей.

Меня глубоко возмущает

Всё, чем гордится грязный свет…

Но к музам грязь не прилипает,

И — для немногих я поэт.

В этом стихотворении многие усматривают декларацию Полонским своей принадлежности к поэтам «чистого искусства», однако, на наш взгляд, он просто не желает становится на оценочную позицию и передает эту функцию Немезиде, отрицая, что поэзия суть мораль или ее орудие. 

В 1860 году Полонский перенес личную трагедию – ушли из жизни его жена и сын. Безусловно, лирика стала отражением его чувств, в ней усиливаются мотивы неотвратимости смерти, бренности всего сущего. Наиболее сильное стихотворение в этом цикле «Безумие горя». Столько надрыва и неизбывной тоски звучит в его строках:

Роскошно золоченая, горел.

Когда твой гроб исчез, забросанный землею,

Увы! мой — все еще насмешливо сиял,

И озирался я, покинутый тобою,

Душа души моей! — и смутно сознавал,

Как не легко в моем громадно-пышном гробе

Забыться — умереть настолько, чтоб забыть

Любви утраченное счастье,

Свое ничтожество и — жажду вечно жить.

Поздняя лирика Полонского пронизана религиозными мотивами. Это не обязательно утверждение божественного, но скорее стремление к познанию, к конечности, к единению с великим.

Земля земную втянет плоть, —

В мрак унесет ее химеры, —

Одна бессмертная любовь

Нам оправдает силу веры.

Но вера скудная моя

Могучих крыл не отрастила:

Страшна ей вечность впереди

И омерзительна могила.

«Стансы»

Нет сомнения в том, что Полонский был певцом простого народа и простой жизни. Чистое искусство его лирики, ее мелодичность, радужная цветовая гамма и свет месяца, скрытый покрывалом ночи, находили отклик в душе читателей. Вот почему многие стихи поэта были положены на музыку, а получившиеся в итоге песни часто считаются «народными», т.е. авторство их приписывается не одному человеку, а всему народу. 

Народность лирики Полонского определяется сюжетно-ролевым характером многочисленных стихотворений. В произведениях мы встречаем и ямщиков, и цыган, и простых жниц, крестьян, заходим в их дома, видим пестрые занавески и темные сени, просто «вторгаемся» в свой мир, ведь читатели Полонского и были простыми мещанами и городскими жителями, им и нам была близка его лирика, потому что она суть сама жизнь. 

О музыкальности, напевности стихотворений Полонского говорил И. Анненский. По его мнению, поэт «много дал в смысле разнообразия и музыкальности размера».  Продолжив мысль, можно сказать, что именно музыкальность лирики поэта, использование образов-символов обыденной жизни придает творчеству Полонского эту неповторимую народность. Тем не менее, тот же Анненский упрекает Полонского за обильное использование причастий в стихах, поясняя, что для народного языка более характерно употребление деепричастий. Поэт использует такие причастные обороты как: «пылающего мира», «смявшего татар», «посрамившего сарматские знамена», «Воротившегося,/Истомившегося», «любящего страстно», «В сон и холод погруженного». «Наши церковно-славянские причастия на «щий» и «мый» чужды духу народной речи», ‒ продолжает критик и ставит в пример Пушкина, не злоупотреблявшего подобными причастными формами. Отмечается также и употребление уменьшительно-ласкательных слов, этой силы русского языка, которую невозможно найти в других европейских языках. По мнению Аненнского поэт использует эти слова «не всегда равно удачно».

Тургенев говорил, что языку поэта свойственна «простодушная грация» и «свободная образность», простое выражение чувств лирического героя, ведущего беседу с самим собой, использование сюжетно-новеллистской композиции, наполнение стихов сказочными и мифологическими мотивами. Самые лучшие произведения Полонского ‒ это лирические стихотворения: «Дорога», «Зимний путь», «Последний разговор», «Затворница», «Ночь», «Песня цыганки», «Колокольчик» и т. д. С лирическими стихами, близкими народной песне и цыганскому романсу, связано влияние Полонского на раннего Блока.

Народность лирики Полонского заключается еще и в самом мировидении поэта, в котором главенствующей является идея примирения между прекрасным и светлым миром, в котором живет лирический герой, и суровой действительностью, миром обыденным. Муза Полонского не уходит всецело в в мир «чистого искусства», оторванного от читателя, она живет среди простых людей и богатство ее ‒ в богатстве золотых облаков и нив, в багровом цвете зари и заката.

Читали ли вы Я. П. Полонского? Если читали, какие стихотворения (циклы) запомнились больше всего? 

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий