Поиск

Сон про пионеров «Америки»


туман

Сегодня днём прилегла поспать, чувствую себя не очень. И приснилась мне такая странная фантастика…

Там, во сне, я читала книгу, в ней было несколько томов, и читала я её не полностью, а пролистывая, кусками и не сначала. Книга ещё такая красивая была, увеличенного формата, в глянцевой белой обложке, на белой бумаге, переводная причём. И когда я её читала, она у меня разворачивалась как кино, в котором я была внутри, то просто как наблюдатель, то глазами главного героя.

Главный герой там — мальчик Джонни, лет тринадцати, как раз на том переломе, когда уже не ребёнок, но ещё не юноша. Мальчик немного аутичный как будто, сильно погружённый в себя, как бы не от мира сего, и его все считают немного странным, всерьёз не относятся, а у него богатая внутренняя жизнь, но он всё больше молчит при этом. Ну там было много про его текущие переживания, связанные с взрослением, сомнения какие-то, всякие экзистенциальные вопросы типа "кто я", "какой я" и т.п. Никаких обязанностей определённых у него нет, он учится — сам по себе, не в школе, и в целом предоставлен сам себе.

"Америка" — это планета, на которую земляне прилетели несколько лет назад и основали там колонию. Колония — это посёлок площадью 1 квадратный километр, очень причёсанный, густые зелёные газоны травяные и лужайки, а среди них — дома, похожие на ангары, с полукруглыми крышами, по форме как тенты у фургонов, но разной величины. Часть жилые, часть служебные, и в центре, на заросшей травой площади — административное здание, где правление посёлка и всё сопутствующее, тоже с полукруглой крышей, которая вся из полупрозрачного молочно-белого материала. Всё современное такое, довольно стерильного вида, техника минималистичного дизайна, то есть она есть, и очень футуристичная, но её практически не видно. На площади — деревянные скамейки со столиками, этакая зона отдыха.
Из этого посёлка поселенцы делают вылазки, исследуя планету, которая вроде по всем основным параметрам пригодна для жизни — воздух, вода, леса какие-то, похожие на наши в средней полосе. Очень много тумана, густого, белого, видимость в целом очень слабая, метров на 100-150 максимум, а дальше всё, молоко. И они там по лесам и долам шастают и ищут ресурсы, вот походу грибы нашли, например, почти как земные, съедобные, много, и очень радовались. У них планы дальше планету осваивать.

А планета, между тем, очень непроста, у неё какая-то своя странная жизнь.
И как становится ясно по ходу дела, там эффекты типа Соляриса — то есть, она способна выдавать какие-то формы — не сказать, чтоб жизни, скорее имитации, отзеркаливая какие-то человеческие мысли, представления, стереотипы… и земляне временами с ними встречаются, но не всегда понимают, с чем они вообще столкнулись и связано ли это как-то с планетой, и вообще вот в это её свойство они не то, что бы верят, просто кое-кто из них что-то такое предполагает, и то не очень всерьёз, а так, как не очень рабочую гипотезу. По крайней мере, никто этими гипотезами ни в чём на практике не руководствуется. Но оно цепляется за какие-то людские суеверия, люди находят в них что-то с виду знакомое, и в результате среди жителей посёлка ходят всякие былички, приметы и легенды.

И вот мальчик наш — он что-то такое чувствует, про планету, но понимает, что задвигать это взрослым как-то бесполезно, нафиг пошлют. Тем более, что свои тонкие чувства он не очень в состоянии облечь в слова, да ещё чтоб были другим понятны. И живёт с этим как-то.
А ещё у него есть друг — девушка лет 25, у неё какая-то брутальная профессия, не могу сказать точнее, но она там то с оружием ходит периодически, то с приборами какими-то, одета военизированно. У них очень нежные и близкие отношения, если б был мальчик постарше — наверное, влюбился бы, а так пока ему вообще всё такое неактуально. Она, похоже, единственная, кто его воспринимает всерьёз и к нему очень внимательна.

И вот там странность происходящего постепенно нарастает, и я как назло пролистала, что там было конкретно, но народ начинает напрягаться, общий уровень агрессии и нервозности в посёлке возрастает, какие-то тёрки начинаются, то ли за власть и управление, то ли на предмет стратегии освоения этих новых земель. Плюс ещё обостряются всякие локальные напряжения, у кого-то в семье, у кого-то предрассудки типа ксенофобии или шовинизма начинают вылазить, национальные какие-то загоны… Потому что экспедиция интернациональная, и народу там немало, несколько сотен, я б сказала, как минимум, причём очень разнородный состав, от крутых дядек-спецов и военных (и тёток тоже) до пожилых людей и семей с детьми.

Да, возвращаясь к местной мистике. Там время от времени появляется мужичок (и фиг знает, похоже, он как раз не человек вовсе, а является ли он порождением планеты или это какая-то реальная человеческая мистика, мы не знаем). Старичок такой обшарпанный, в зелёном плащике, в мятой шляпе и ботах каких-то невнятных, и у него можно порой купить какие-то странные штуки, например, так называемое "желание". Это такой как бы шарик серенький величиной с теннисный мяч, и говорят, что он исполняет любое желание, но только одно. Причём речь о желаниях, которые связаны с изменением уже произошедших или происходящих событий, или, там, с изменениями в себе, то есть, там есть какие-то сущностные ограничения.
И вот та девушка-друг покупает у этого мужичка одно желание для Джонни. За что, кстати, всё это покупается — нет данных, но душу продавать не просят.

И дальше я застала момент, где главный герой тусит на площади вместе с отцом и младшей сестрёнкой. И там ещё много всякого народа. Отец — довольно молодой, явный интель, нервозный и раздражённый по ситуации, с детьми он потому, что отчего-то нет возможности в этот момент оставить их без присмотра. Он пришёл в связи с собранием правления и актива посёлка, которое вот-вот начнётся в административном здании.
Сестрёнке года 4-5, у неё очень длинные волосы ярко-розового цвета, прям вот метра полтора длиной, заплетены в афрокосички, волочатся за ней по земле хвостом, но это типа ничего особенного по их моде. И вот батя сидит на лавке за столиком, а лавки там переносные, не вкопанные, и он очень занят какими-то своими наблюдениями и переживаниями, а ножку скамейки поставил девочке на кончик "хвоста", чтоб она никуда не отошла, и она толчётся тут же у стола — и в какой-то момент начинает проситься: "Пап, я хочу писять… ну па-ап, я писять хочу… ну па-па, я хочу писять…" Ноет и плачет всё сильнее. А папе не до того, он от неё отмахивается и даже рычит — мол, потерпи! И снова своим занят. Там на краю площади общественный сортир, туда надо её отвести, и типа ему ваще некогда, и сыну он её почему-то доверить тоже не может, а тот сам сидит и молчит, потому что видит, что отца сейчас раздражать будет бестолку, он только сорвётся, наорёт и всё равно по-своему будет делать, дескать, сказал нет — значит, нет!

А тем временем фокус зрения перемещается в это административное здание, там такой типа зал с белыми полупрозрачными стенами-крышей, свет проходит, но ничего не видно. Вдоль всего зала длинный стол, вокруг стола стоят люди, толпой, заполняют помещение, ругаются, яростно спорят, о чём — не очень понятно, но это как-то связано и с проблемами освоения, и с внутренними проблемами, там апеллируют, кроме прочего, к информации про каких-то "псевдо-людей" (или "пси-людей"), встречи с которыми были и от этого были какие-то проблемы… И кто-то уже подозревает, что эти создания имеют какую-то псионическую природу, но материализованы, но эта версия другим кажется дебильной, хватит хуйнёй маяться, в общем, ну и продолжают все что-то друг другу затирать.
А в процессе сквозь полупрозрачные стены видно, что снаружи у стен, вплотную, начинает толпиться какая-то тоже толпа, и к стенам, уже видно, приставлено что-то очень похожее на оружейные стволы, их всё больше, люди внутри начинают кидаться обвинениями друг в друга, что кто-то там своих сторонников подписал на силовое решение, ругань нарастает… И тут прижатые к стеклу (или пластику, хз) стволы начинают стрелять. Стены лопаются от выстрелов, снаружи вваливаются какие-то мужики довольно одинакового вида, здоровенные, вооружённые, и опачки сюрприз — они вообще не из посёлка. Это те самые псевдо-люди.
Псевдо-люди больше всего похожи на смесь из карикатурных представлений фашистов, как их представляют у нас, и злых русских, как их представляет американская масс-культура. Они реально массивные, в какой-то типа военной форме, рыжие, слегка бородатые, с виду больше смахивают на русских, разговаривают по-немецки или с немецким акцентом. В здании полно убитых и раненых, дальше всё как-то смешалось, в общем, эти псевдо-люди захватывают власть в посёлке и всех застраивают.
А дальше начинается какой-то реальный беспредел. Псевдо-люди кого-то арестовывают и сажают под замок, кто-то пропадает, причём что им надо — непонятно, они не вступают в переговоры или какую-то ещё коммуникацию, что надо — не говорят, ведут себя скорее как роботы, у которых есть какая-то программа, и ниипёт — в их поведении никаких особенно человеческих черт (типа попиздеть хотя бы между собой, покурить, пожрать хотя бы) не замечено. А ещё они начинают сортировать людей по национальному признаку (причём сам принцип не очень понятен) и составляют списки, тоже непонятно, для чего, и вывешивают их на обозрение на стене в здании правления, которое стоит открытое. Ходят слухи, что то ли они убьют всех русских, то ли наоборот — всех убьют, и только русских оставят… Наш герой, кстати, вроде как русский по своим корням, и он находит себя в списках и не очень понимает, что к чему и чем ему это светит.

Да, а тем временем его отец куда-то делся (то ли убит, то ли арестован), сестрёнка тоже непонятно где (может быть, у кого-то из соседей), мать там то ли была, то ли нет (я не видела её), и паренёк предоставлен сам себе. И вот он ходит там, втыкает на всё это, очень боится, ничего не понимает, что делать, не знает… И тут ему встречается та девушка и очень потихоньку передаёт ему шарик-желание, и куда-то убегает по своим делам. Он его сует в карман, какое-то время с ним слоняется, а потом идёт домой (там тоже дом такой типа то ли гаража, то ли ангара, внутри одно большое помещение). И вот там к нему приходит тот мужичок, продавец желаний, садится рядом и говорит — мол, ну чего ты, используй желание, только помни, что у тебя будет минута на размышление, когда оно откроется, надо успеть.
А пацан даже не может сообразить, чего ему сейчас пожелать-то. Но понимает, что желать надо очень со смыслом, что он реально может что-то изменить в происходящем (или в происходившем), чтоб оно пошло по другой ветке. Надо только поймать нужный, правильный момент.
И что это в самом деле как-то связано с планетой, с тем, как она откликается на то, что у поселенцев в головах, в душе, в эмоциях, в поступках. Он чувствует, что она неразумна — в нашем понимании, или несубъектна, в общем, вступить с ней в коммуникацию по-человечески — нереально. Но тем не менее есть какой-то контакт, но всё очень непонятно, и тут разве что интуицию расчехлять.

Наконец он собирается с духом и, думая обо всем об этом, "открывает" шарик — то есть, он как бы принимает решение, что он да, и тот разворачивается у него в руках и превращается в большую раскрытую книгу, которая представляет собой экран. Продавец одобрительно кивает и исчезает.
На экране Джонни видит тот самый момент, когда вот эта туса на площади перед последним собранием. Оно всё показано как с очень низко летящего квадрокоптера, почти над головами. И себя видит, и отца, и сестрёнку, которая прижата за волосы, плачет и просится в туалет, а отец её одёргивает и игнорирует. И тут у него что-то внутри сильно ёкает. И он начинает буквально кричать в эту раскрытую книгу: "Папа! Отведи Аманду писять! Папа, пожалуйста, отведи Аманду пописять! Папа, ты слышишь? Пожалуйста, отведи её писять!.."

На этом сон обрывается.

Блин, почему я не умею сочинять такие штуки нарочно? Только во сне иногда что-то приходит… kat_bilbo.livejournal.com

Добавить комментарий