Поиск

Профессиональный интриган.


Неудачник — это самое страшное оскорбление для мужчины, особенно для кавказского мужчины. Установку на то, что смысл жизни мужчины — это успех любой ценой кавказцы впитывают с молоком матери. В итоге неудачи в семейной жизни и провалы в карьере воспринимаются как позор и мужчины переживают их специфически: одни уходят в запой, а кто-то ищет возможности самореализации в чем-то другом, нередко антисоциальном.
Поговаривают, что ко второй категории мужчин-неудачников относится начальник производственной службы Вещательного телевизионного канала «Кабардино-Балкария» Боттаев Мурат Зейтунович.

Получая из республиканского бюджета существенную для Кабардино-Балкарии заработную плату (50 тысяч рублей) всего лишь за вовремя вкручиваемые лампочки на съемочной площадке республиканского телевидения, он в один прекрасный день решил, что вполне себе готов чтобы.. ни много ни мало, а возглавить всю систему государственных СМИ КБР! Сначала наметил стать главным редактором телевидения, а затем директором государственного казенного учреждения «КБР-Медиа».

Однако проблема вышла в том, что на этих местах были трудились уж совсем непрофессиональные, по его мнению, женщины: Наталья Конарева и Людмила Казанчева.

Страдающий синдромом неудачника мужчина ищет причины сложностей и неудач на своем жизненном пути в других людях. Когда подростки слышат слово «неудачник», то им сразу представляется щуплый трусливый подросток, которого в школе регулярно зажимают одноклассники, чтобы
вытрясти из его карманов мелочь или просто немного поунижать и в итоге самоутвердиться за его счет таким дешевым способом. Повзрослев, тот самый вечно хныкающий обиженный подросток старается компенсировать неудачи в школьном возрасте, громко о себе заявляя,
жалуясь на несправедливость окружающего мира и особенно на женщин. Он напоминает
капризного ребенка, который в истерике требует для себя у родителей новую игрушку, катается по полу и визжит как поросенок.

Не отклонился от этой линии поведения и Боттаев, неоднократно замечавшийся в кругах представителей «незащищенных» сексуальных меньшинств, решивший воспользоваться «национальным вопросом».

«В системе республиканских СМИ все руководители кабардинцы!», – заявил он своему сородичу – руководителю общественной организации «Алан» Беппаеву Суфьяну. Тот было поверил, но потом оказалось, что Казанчева действительно наполовину кабардинка, но у нее и ее заместителя мамы балкарки, а Конарева вообще русская. Позже вовсе выяснилось, что из 12 принятых на работу самим Боттаевым операторов – ни одного кабардинца, да еще и как минимум половина из них балкарцы и его родственники.

Когда не получилось поднять визг на теме национальных притеснений, наш герой вспомнил, что уже с десяток лет является руководителем профсоюзной ячейки (как он туда попал – отдельная история). Проев на пару с покрывающей его профсоюзной активисткой из Федерации независимых профсоюзов КБР более полутора миллионов профсоюзных взносов, Боттаев только в 2018 году вспомнил, что в здании Дома печати нарушаются трудовые права сотрудников, которых он с 2009 года ежемесячно обирал по 1 проценту с зарплаты. Письмо об этом вновь открывшемся для него обстоятельстве направил профсоюзный лидер своей подруге в Федерацию профсоюзов КБР с требованием провести митинг. К счастью, руководитель организации Амшокова Фатимат распознала интригу и предложила своей подопечной покровительнице Боттаева быть избирательнее при «усыновлении». Не прошел и этот план Боттаева стать большим начальником.

Но кризис среднего возраста у холостого мужчины с нежным голосом, истомой во взгляде и огромной коллекцией обуви «из крокодильей кожи», не позволил ему успокоиться и довольствоваться вторыми (пассивными…) ролями. Пришлось идти ва-банк.

Боттаев нашел пару не столь изощренных в интригах ребят, в том числе операторов Теппеева Магомеда и Литовку Николая, которых, пообещав хорошие должности в случае его поддержки, в подвале Дома печати ввел в тайное братство. Пришлось известному «кайфарику» Магомеду и простачку Николаю делать всю черную работу за дядю Мурата, которая заключалась в запугивании коллектива, демонстративной блокировки работы, подготовки и рассылки анонимных и не очень кляуз на руководство Дома печати во все инстанции. Одновременно с этим от имени Николая (поэтому он и простачок, что подставляют его) в интернете разбросали соответствующие статейки. Отплевавшись от лжи и интриганства, руководство Дома печати устояло и в этот раз, а Боттаев даже немного притих, испугавшись возможных последствий.

Но замешанным во взрослые интриги талантливым операторам Теппееву и Литовке, лишь «изредка» берущим фальшивые больничные листы для подработки на стороне (если что обращайтесь: ребята на казенные видеокамеры и за счет рабочего времени снимают свадьбы, дни рождения, корпоративы) пришлось биться за личные интересы Боттаева уже с открытыми забралами. А точнее бился уже Литовка, так как Теппеев оказался чуть умнее и решил все сделать руками своего подчиненного.

В этот раз в ход пошли официальные обращения в правоохранительные органы о том, что руководство Дома печати своровало все или почти все. Дабы все выглядело более правдоподобно обратились они к начальнику управления по защите объектов государственной охраны КБР Дроздову Игорю, ранее работавшему в СМИ и хорошо им знакомому. Являясь опытным чиновником, он решил.. тайно подбросить «доказательства» воровства Казанчевой….. При проверке оказалось, что Дроздов… обрисовал свою собственную схему кражи государственных средств, которую, видимо, планировал испробовать в бытность руководителем Государственного комитета КБР по печати и массовым коммуникациям.

У Боттаева сорвался и этот план. Что в итоге? Боттаев в депрессии и на грани увольнения, Теппеев попал под сокращение, Литовка подыскивает шабашку на стороне, Дроздов ищет запасные пути бегства в полюбившийся ему Краснодарский край. А все из-за пресловутой неудовлетворенности Боттаева Мурата. kaisynoff.livejournal.com

Добавить комментарий