Поиск

Путь Ахмата-Хаджи Кадырова: опыт борьбы против терроризма — 3


часть III
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЫБОР И СТАНОВЛЕНИЕ НОВОЙ ЧЕЧНИ
3.
1999 год был кульминационным для республики. К началу года окончательно развалилась правоохранительная система. И без того, дышащая на ладан, она стала площадкой раздора между ваххабитски настроенным политическим звеном республиканской власти и масхадовцев, по праву не доверявших новоявленным «борцам за веру». Дошло до того, что в начале 1999 года по городским ОВД прошла акция по замене старых кадров на, так сказать, новые силы. Эти новые силы по замыслу авторов следовало черпать из джамаатов республики, что заменили бы, по их мнению, дискредитировавших себя милиционеров. Это было время, когда вопрос люстрации всех звеньев власти активно поддерживался радикальными силами. Это не случайно, так как желание взять власть в свои руки не скрывалось. Среди джамаатов усиленно шли разговоры, что Масхадов нелегитимен, так как «избран не по Шариату». Не ведающие и азов религии, не весь откуда появившиеся ораторы «очищения Ислама», на полном серьёзе начали рассуждать об устройстве системы власти в республике и всего общества на основе исламских принципов. Романтизм, не поддержанный, ни знаниями, ни опытом сыграл злую шутку не только с ними. История уже имеет примеры того, когда такой романтизм приводит к кровавым последствиям. Вспомнить можно и Великую французскую революцию или начальный период советской власти, когда провозглашение красивых лозунгов смешивалось с настоящим террором, как всегда – «во имя светлого будущего».
Опыт пролития крови в те времена берёт своё начало еще с событий весны- лета 1993 года. Кровь жителей республики пролилась по причине несогласия населения с действиями руководства республики, то есть с Джохаром Дудаевым. Тогда была причина политическая и экономическая. При Масхадове же добавилась и религиозная. То есть, новоявленные «борцы за Ислам» рассматривали своих же соплеменников с позиции, что кто не принял их идеологию есть кафир, муртадд или мушрик. Подводя под свои еле скрываемые цели захвата власти религиозного толка выводы, лидеры ваххабитов (Удугов, Яндарбиев, Басаев и т.д.), фактически, вели деятельность по расколу чеченского народа. И на фоне этого островком благоразумия следует считать действия тогдашнего муфтия А.Кадырова. он не однократно просил Масхадова изгнать из республики пришлых, тех, кто наводит смуту среди чеченской молодежи. Но Масхадов не пошёл на этот шаг в виду ряда причин. Это и военно-политическая слабость и ошибочность ставки, что он сделал на восточном направлении, тот есть вместо развития отношений с деловым миром арабского Востока, он открыл двери одиозным фондам, скрывавшихся под благовидными названиями и уставами, по сути, организациями, работавшими под контролем западных спецслужб.
Тогдашняя власть напоминала «тяни-толкай»: одни пытались на фоне откровенного бардака что-то сделать полезное, другие, облачённые властью или приближенные к ней, занимались криминалом (грабёж нефти/нефтепродуктов, воровство федеральных средств, поступавших в ЧР, похищения людей, наркоторговля и т.д).
Цель их деятельности была очевидна: посредством Чечни ослабить Россию на Юге, сделать так, чтобы она снова увязла в трясине военного конфликта. А народ Чечни … Его судьба мало кого волновала, он был не более чем «пушечным мясом». Понимая всю сложившуюся ситуацию, муфтий Ахмат-Хаджи искал выход на Москву, чтобы донести правду о состоянии дел, повлиять хоть как-то, чтобы предотвратить катастрофу. Фактически, Масхадов довёл ситуацию до национальной катастрофы. Суть действий Ахмата-Хаджи ясно поясняет шейх Усман Ахмад Абдуррохим в своей книге «Ахмат-Хаджи Кадыров шариатское видение и исторический подход»: «Величайшим фактором, побудившим Ахмата-Хаджи Кадырова прекратить войну, было принятие им во внимание интересов чеченского народа и опасение угрозы его исчезновения и гибели. Среди наших учёных принято мнение, что шариат был дан для достижения выгоды людей и защиты их от вреда, это подтверждается соответствующими доказательствами и высказываниями учёных. Таким образом, то, что начал Ахмат-Хаджи Кадыров, это одна из разновидностей попытки достичь баланса, которая привела его к предпочтению сохранения чести людей, их жизни и безопасности перед независимостью, и это после того, как он получил гарантии сохранения ислама и того, что религия не будет подвергаться нападкам» .
Одной из фатальных ошибок Масхадова было заигрывание с радикалами и как следствие, военно-политическое бессилие и как следствие,  ложные надежды на поддержку извне и излишняя романтизация национально-освободительного движения.  Элементарного порядка не было даже на улицах того же Грозного … На встрече в В.Путиным он настаивал на том, чтобы локализовали вошедших в Дагестан бандитов там же, не выдавливая их в Чечню. Но события развивались стремительно: боевики отступают в ЧР.
Муфтий Ахмат-Хаджи категорически не приемлет требований Масхадова об объявлении джихада по причине отсутствия религиозной, в том числе и политической основы. Более того, муфтий объявляет в августе 1999 года «зоной, свободной от экстремизма» следующие районы республики:  Гудермесский, Курчалоевский и Ножай-Юртовский. Ахмат-Хаджи тогда заявил: «Не имею права стоять в стороне и наблюдать за тем, как некоторые амбициозные личности, дорвавшись до власти в Чечне не только не принесли пользы, но, наоборот, ухудшили положение в республике, не оставили шанса выбраться из трясины. Ислам и шариат превратились в ширму, за которой творились черные дела. Всё это послужило благодатной почвой для зарождения и распространения в республике ваххабизма».
Как известно, де-факто существование тогдашней республики, той власти, что сменила снова Д.Завгаева, зиждилось на двух фундаментальных документах. Это – Хасавюртовские соглашения от 31 августа 1996 года и Мирный договор от 12 мая 1997 года.
Первое соглашение подразумевало прекращение вооруженного противостояния, вывод российских войск с территории Чечни и решение вопроса о статусе республики после 31 декабря 2001 года. Второе – решение всех политических споров на мирной основе и постепенное восстановление народного хозяйство Чечни. Как известно, обязанность мусульман соблюдать договора. Аллах говорит в Коране: «О вы, которые уверовали! Будьте верны в договорах», (5:1). Соответственно, вероломство в отношении кого бы то ни было не является свойством мусульманина. Как же легко радикалы перечеркнули суть тех двух договоров: Хасавюртовские соглашения от 31 августа 1996 года и Мирный договор от 12 мая 1997 года.
Нарушение этих договоров, фактически, привело республику на грань исчезновения. Это ли цель существования исламской уммы на этой Земле? Умар бин Хаттаб, да будет доволен им Аллах, однажды сказал: «Поистине, среди людей есть те, целью которых является только война, они не могут ничего, кроме как сражаться. Есть те, которые сражаются ради славы. Есть те, которые сражаются ради довольства Аллаха, и они являются шахидами. Каждый из них будет воскрешен согласно тому, за что он умер». Опираясь на высказывание этого легендарного человека, следует отметить, что упомянутые им — «те, целью которых является только война, они не могут ничего, кроме как сражаться» — не принесли пользу своему народу. Война ради войны … Этот разрушительный принцип навязывался чеченскому народу, так как имел определённую питательную среду. А именно, воинственный дух, на использование которого и рассчитывали поджигатели войны в ЧР. Это было ясно, конечно, для тогдашнего муфтия Ахмата-Хаджи, чьи действия укладывались в логику шариатских норм. Своими действиями противостоявший «партии войны».
К 31 декабря 1996 года российская армия покидает территорию республики, что было одним из условий для того, чтобы в республике в январе 1997 года прошли местные выборы. Ставка Центра была сделана на мирный исход событий в республике. Мирный договор 1997 года, что Масхадов подписал с Ельциным, подразумевал то, что вопросы будут решатся не военным путём и Центр готов выделить соответствующие средства на восстановление республики. Самим фактом подписания указанного договора республика выходила официально из состояния войны с Россией, то есть своей подписью Масхадов завершает вопрос вооруженного джихада, если смотреть даже через призму тогдашней местной власти. Казалось бы, сделаны значительные уступки, что дальше? А дальше, то о чём мечтало ичкерийское руководство с самого начла своего существования: бесконтрольное использование средств, поступаемых из Центра, безосновательные заявления о том, что строится независимое государство и безответственная внутренняя и внешняя политика. Как следствие всему этому, республика превратилась в опорный пункт терроризма.
В августе 1999 года банды ваххабитов вторгаются в Дагестан. Если Чеченская республика-Ичкерия считает себя независимым государством, то данный факт вооруженного вторжения без преувеличения считается актом агрессии. Конечно, де-факто никто не признал такой статус республики, и Россия подходит к решению вопроса с точки зрения государственной и общественной безопасности. Очаг терроризма всё больше влияет на соседние территории, и с этим уже больше нельзя мириться. Масхадову Москва предлагает совместно решить проблему, но он не только не осуждает поход Басаева, Хаттаба и прочих командиров, но и называет это «внутренним делом России». 16 августа в Грозном она заявляет: «Мы не имеем никакого отношения к тому, что происходит в Дагестане, и расцениваем это как чисто внутреннее дело России».  Эта позиция стала роковой для всей республики … Фактически, Масхадов переходит на сторону радикалов, тем самым, закрывает путь для политического урегулирования. И его требования придать религиозную окраску и обоснование этому процессу не выдерживает критики. За что воевать, за какие идеалы? На лицо, нарушение всех договоренностей и намеренный ввод республики под каток войны. Это никак нельзя было назвать ни национально-освободительным движением, ни тем более джихадом. Ислам не пропагандирует террор! Именно этот основной лейтмотив был в действиях Ахмата-Хаджи в те годы.
Здесь уместно ещё упомянуть слова Главы ЧР Р.Кадырова, непосредственного участника тех событий: «Так где же намёк на желание лидеров Ичкерии построить независимую Чечню, жить в мире и согласии с Россией? И была ли вообще такая государственность, как Ичкерия при Масхадове, если он боялся даже выехать на трассу «Кавказ», посещать районы и сёла, если он боялся как огня Басаева, Хаттаба, если не было реальных институтов власти? За всё время существования Ичкерии не построили ни одной школы, детсада, мечети, моста, дороги. Выбор народа Чечни – это единство с Россией, а не создание террористического анклава. Тем, кто рассуждает на эти темы, советовал бы открыть глаза, осознать, что времена басаевых и хаттабов прошли, покаяться перед народом и просить прошение за содеянное. Может народ и простит… И в завершение хочу ещё раз отметить, как участник событий, о которых говорю, что Масхадов, Удугов, Басаев и другие никогда и не помышляли о независимой Ичкерии!!! Россия дала им шанс, но от него они решительно отказались! »
Решение А.Масхадова по объявлению врагом народа и смещения с поста муфтия республики А.Кадырова явилось очередным ошибочным шагом. Будучи религиозным деятелем, Ахмат-Хаджи никак не мог пойти на поводу ошибочных и фатальных решений А.Масхадова. Не может быть религиозного решения в виде фетвы об объявлении войны России в виду ряда объективных причин. Невозможно вести джихад ради амбиций террористов! Доктор шариатских наук Усман Ахмад Абдуррохим в своей книге «Ахмат-Хаджи Кадыров шариатское видение и исторический подход» пишет: «Ахмат-Хаджи Кадыров считал, что важнейшими из причин, с точки зрения шариата, из-за которых война должна быть прекращена – то, что вторая война не приведёт к тем целям, которые ставила перед собой война первая – это независимость чеченского народа от российского государства. Это мнение было основано на общем принципе того, что ни в коем случае нельзя применять правовые нормы джихада и его осуществления без понимания реальной действительности и изучения способов достижения интересов и улучшения жизни людей с помощью джихада»  .
ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ
4.
Исторический путь А- Х. Кадырова, несомненно, предмет дальнейшего изучения. В истории чеченского народа, рассматривая все личности, что в те или иные времена были лидерами, следует констатировать факт уникальности значимости этого человека. Никому из прежних лидеров не удалось воплотить свой замысел или заложить ту программу, по которой общество могло бы пойти. Военные лидеры, (например, шейх Ушурма или Тайми Биболт и др.), покрывшие себя славой на полях сражений по большей части объективных причин не смогли дойти до периода становления и процветания родного края. Время революционных преобразований начала прошлого века в России вывел на политическую авансцену ярких представителей чеченского народа, (например, Т. Чермоев, А.Шерипов или А. Митаев), но у них завершить начатое не получилось. Ранее, период царской власти или после него — советские времена можно отнести к деятельности государственного аппарата, где в первую очередь требовалась исполнительность в рамках заранее установленной программы, обыкновенные исполнители чужой, порой чуждой, воли.
Время революционных преобразований начала прошлого века в России по характеру проявлений можно, пожалуй, сравнить с периодом общественно-политических преобразований после развала СССР. Тогда, как и в новейшей истории России во главу угла стояли вопросы будущего страны, вообще самой государственности и выхода из ситуации экономического падения. Время, что выдвигало личности неординарные, их же могло и поглотить. Но в отличие от прежних чеченских лидеров судьба благоволила А-Х. Кадырову, сумевшему выйти к народу не только с программой действий, но и заложить основы стабильного и мирного развития общества и власти.
Исторический опыт А-Х. Кадырова успешен, в первую очередь, с точки зрения результативности. А именно, образовав своеобразный конгломерат успеха, этот опыт остался в памяти народа, как светлые страницы в его истории. И как было отмечено выше, ещё предстоит осознать всю его глубину будущими поколениями. Современное поколение пока будет способно пользоваться его результатами, дать полную историческую оценку будут способны будущие поколения.
Результативность, успешность опыта А-Х. Кадырова отражает следующие аспекты, это:
1. личные морально-волевые качества;
2.богатый религиозный опыт, способствовавший активному противодействию разрушительным идеологиям. Данный опыт позволил в частности взглянуть тем же странам арабского мира по-иному на тогдашнюю ситуацию в ЧР, считавшие, что в республике идёт война за религию;
3. качества крепкого хозяйственника, выражавшие принципы всеобщего блага;
4. повышение уровня профессионализма сотрудников правоохранительных органов, как воздух необходимое особенно в период их становления;
5. акцентирование внимания на решении экономических вопрос республики, где одним из основных проблем была в те годы высокий уровень безработицы;
6. жесткая и принципиальная позиция, как в отношении незаконных действий некоторых представителей федеральных сил, так и НВФ.
Все вышеуказанные аспекты стали базисом для чеченского опыта, его позитивности, состоящего из следующих трёх частей:
1.деятельность правоохранительных структур по противодействию терроризму и экстремизму;
2. активная работа на информационно-пропагандистском поле;
3. решение вопросов социально-экономического характера.
Все эти три пункта являются ЧАСТЯМИ, а не разрозненными явлениями в работе власти и общественных организаций. Свойство единения, согласованности и межведомственного взаимодействия отличают чеченский опыт в лучшую сторону, придавая ему функции востребованности и актуальности. В противном случае, разрозненность способно уничтожить даже самую хорошую идею. Об отходе, отказе от той самой разрозненности, что преследует чеченский народ веками, говорил и А-Х. Кадыров.
Принципиально отличался характер его внутренней политики. Если, например, Дудаев выдвинул тешившую душу сепаратистов идею генеральства каждого чеченца («Каждый чеченец генерал»), то Кадыров призывал к порядку и мирной жизни. Отличается дудаевская теория, (как следствие искусственного хаоса!), о 30% чеченцах, что должны выжить после воин от кадыровского лозунга — «Давайте жить как люди!». Религия учит порядку и установлению понятных условий жизни — когда все генералы, откуда возьмутся, образно говоря, солдаты? Ичкерийская система ценностей в конце концов показала своё истинное лицо.  Она представляла собой сущность маргинализации общества. От неё кардинально отличалась система Кадырова, ставившая целью сохранение нации, не как сборище законченных индивидуалистов, а общность людей, помнящих своё происхождение, чтящих традиции и осознающих ответственность за будущее.
В завершении вспоминаются слова Ахмата- Хаджи, демонстрирующие его жизненное кредо: «…У меня есть идея спасения своего народа… на карту мной поставлено всё, в том числе и самое ценное – моя жизнь и жизнь моей семьи. Но я не сомневаюсь в победе. Ведь зло может торжествовать только временно… я абсолютно спокоен и уверен, что истина восторжествует…запугать нас никому не удастся. Мы не боимся. И ребятам своим я сказал, не бойтесь, народ нас поддерживает…»

aligrozny.livejournal.com

Добавить комментарий