Поиск

ЛОХРАН – НЕНАПИСАННАЯ ИСТОРИЯ


    От многих жителей Зольского района слышал рассказы о том, что в местности Лохран сохранились мусульманские захоронения, которые народная молва связывает с Канжальской битвой. Упоминание об этом есть в предании «Крымцы в Кабарде». Записал его, как известно Талиб Кашежев, а опубликовал Л. Г. Лопатинский («Сборник материалов для описания местностей и племён Кавказа». Выпуск 12. Тифлис, 1891).
    Вот этот текст: «После бегства хана, кабардинцы под началом князя Кургоко напали в числе 500 человек врасплох на лагерь крымцев, стоявший на горе Кинжал. Половину войска они истребили, а оставшиеся в живых бросились, очертя голову, бежать вдоль по ущелью. Кабардинцы преследовали их по пятам, потопили часть их в Малке, а остальных загнали в долину Ляхран, где растет большой сосновый лес. Крымцы искали в нем убежище. Во время этого бегства весьма много крымцев погибло от ударов кабардинских гате (сабель) и едва третья часть спаслась в этом лесу. Кабардинцы их более не стали тревожить».

    Лохран – это пастбища в пойме реки Малка. Известны Большой, Малый и Лишний Лохран. В советские времена, будучи сотрудником газеты «Советская молодежь», в те места я приезжал неоднократно – по дороге к Поляне нарзанов (нынешняя трасса Кисловодск – Джилысу) располагался штаб пастбищ, где получал интересующую газету информацию о работе и быте животноводов. Приходилось бывать и непосредственно в Лохране. Сохранилось в памяти удивительная по красоте долина, обрамленная невысокими раскидистыми соснами.

  Где-то лет девять назад я вновь побывал здесь и написал очерк «Саркофаги Лохрана» («Таинственная Кабардино-Балкария». 2011).
Речь в нем шла об обнаруженном нами могильнике, насчитывающем десятки, если не сотни захоронений. Могилы выкопаны строго перпендикулярно к реке, расположены рядами на расстоянии трех-четырех метров друг от друга и уходят вверх по пригорку достаточно высоко. Представляют они из себя каменные ящики высотой примерно в полметра или чуть больше, закрытые сверху цельными плитами. Могилы расположены на высоком берегу, который река, изменяя русло, подмывает, отчего камни, из которых сложены их стенки, падают вниз.
    Помимо реки в уничтожение могильника внесли свою лепту и черные копатели, оставившие после себя разбитые кувшины разных размеров, разнообразные поломанные бронзовые бляшки, которые относятся (такое предположение высказали археологи Государственного исторического музея) к кобанской культуре (XIII/XII – IV вв. до н. э.).
О том, что они, копатели, нашли и забрали с собой, остается только догадываться, ведь этот могильник не обозначен даже в знаменитой работе И. М. Чеченова «Древности Кабардино-Балкарии» (Нальчик, 1969).
    В тот приезд, осмотрев могильник, мы долги пытались найти место, где жили те, кто похоронил здесь своих соплеменников. Но на правом берегу Малки ни малейших намеков на городище не нашли.

    Тот мой материал заканчивался так: «Где же жили люди? Не могли же они привозить сюда своих покойников, преодолевая, по бездорожью, многокилометровые расстояния? Да и само расположение могильника – под него отдана чуть ли единственная ровная площадка в этих местах, что весьма непродуктивно для тех, кому надо было чем-то питаться – не дает ответа. Так кто же были эти люди, почему покинули эти благодатные места, кто лежит в могилах на пригорке, вскрытых рекой, а теперь и людьми, нарушающими покой мертвых?».
   О том же, что в Лохране имеются и мусульманские захоронения, я узнал значительно позднее. Рассказывали следующее. На небольшом участке сосредоточено несколько могил, над которыми установлены небольшие каменные столбики с выбитыми на них надписями на арабском языке. Вначале об этих самых столбиках мне рассказал житель Зольского района, который пас скот в Лохране. Вскоре я услышал потверждение этого хабара. А еще через какое-то время мне о данном захоронении поведал Муаед из Заюково, мой давний спутник по экспедициям. Правда, он о нем тоже слышал от чабана. Последний, сославшись на занятость, к сожалению, отказался ехать с нами, но в деталях описал место, где находятся мусульманские памятники.
    Мы решили выдвигаться в Лохран без проводника. И сразу допустили ошибку. По рассказу чабана получалось, что к памятникам можно добраться со стороны Кенделена, по дороге, ведущей на Канжол. Ориентиры были такими. После бетонного круга, оставшегося от РЛС (радиолокационной станции, построенной в последние годы советской власти), надо проехать примерно с десяток километров. Потом свернуть направо и добраться до чабанского коша (рядом с ним на кургане стоит бетонный столб непонятного назначени). От него километра через два, вверх по течению реки, будет нужный нам спуск к Малке.
    И поворот мы нашли, и до коша добрались, где атажукинские ребята, пасущие здесь скот, сопроводили нас на лошадях до спуска. Взглянув вниз, я понял: наш выезд закончится ничем. Спуск был настолько сложным и напряженным, что займет как минимум три-четыре час в одну сторону. Еще больше времени займет подъем, а день уже перевалил за половину. В темноте же подъем практически невозможен.

Продолжение следует

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий