Поиск

Цвет настроения — зеленый


С первого же кадра «Зеленой книги» (2018) Питера Фарелли, когда мы видим ночной клуб Касабланка в Нью-Йорке 60-х годов, мир этого фильма захватывает тебя полностью, и ты с легкостью поддаешься очарованию рассказанной истории, ее основной интонации и музыкального ритма.

Навскидку можно выделить сразу несколько основных тем фильма: дружба, расовая дискриминация, преодоление предубеждений, музыка в нашей жизни, хотя последняя, пожалуй, не столь очевидна, несмотря на фабулу. И какой бы акцент ни выбрал для себя смотрящий, это будет фильм о человеческих отношениях, о способности понять друг друга и принять. За «Зеленой книгой» уже закрепился определение «добрый фильм», и, наверное, в наше время это наилучшая похвала.

Самой сильной частью фильма стали актерские работы Вигго Мортенсена и Мархешала Али, которые продемонстрировали не только свой высокий профессиональный класс в деле перевоплощения и создания образа на экране, но и сделали эти образы невероятно живыми, притягательными. Таких людей хочется узнавать, изучать, об этих героях думаешь не только во время просмотра, но и после – они остаются с тобой, словно ты их когда-то знал лично. Несмотря на кажущуюся легкость такой задачи, актеры не всегда справляются с ней. В данном случае это удалось в полной мере. Конечно, рассуждая об этом, в первую очередь вспоминаешь образ простоватого и неотесанного Тони Валлелонга, но и Дон Ширли не менее харизматичен в своей щепетильности и изысканности.

Создатели вообще не стали концентрироваться на стилизации, хотя эпоха воссоздана безупречно – по работе костюмеров и реквизиторов нет никаких вопросов. Но в воссоздании эпохи большая нагрузка выпала на долю сценаристов – время выражено в отношениях людей больше, чем в одежде. То, что носят Тони или Дон, вполне можно носить и сейчас, не являясь иконой стиля ретро, а вот то, как они друг с другом общаются и о чем говорят – это примета времени. Хотя и Вигго Мортенсен, и Питер Фарелли не раз подчеркивали, что многое из показанного в фильме, актуально и для современного мира.

Возвращаясь к основным темам фильма, можно сказать, что каждая из первых трех перечисленных – дружба, расизм и предубеждения – разрешаются с помощью друг друга. Однако то, что витает над всем этим – это музыка. И пусть кажется, что это лишь биографическая зацепка для сценаристов, но она оказывается не так проста. Для понимания образа Тони Валлелонги очень важно обращать внимание на то, что он говорит о музыке и как ее слушает: их с доктором Ширли разговор в машине о «черной» музыке вроде бы не носит концептуального характера, но характерологический подтекст у него огромный. И есть еще один штрих к портрету, безукоризненно исполненный Мортенсеном: то, как он слушает игру Дона Ширли – как не всем актерам дано показать то, что происходит внутри благодаря музыке, так и не всем людям дано пережить тот духовный катарсис, который искусство способно нам даровать.

Поэтому сводить «Зеленую книгу» к теме расизма значило бы предельно сузить ее смысловой диапазон – все равно, что вместо того, чтобы говорить о человеческом сердце, разбирать строение сердечной мышцы. Фильм Питера Фарелли вообще о человеке, о его безграничности и о том, что внешний вид и первое впечатление о человеке почти никогда не дают верного представления о его внутреннем космосе.

Самое верное и лучшее, что можно сказать о фильме, это повторить слова из интервью Вигго Мортенсена: «Зеленая книга» делает людей счастливыми». И после просмотра фильма понимаешь, что это действительно так! marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий