Поиск

Надо ли России помогать Венесуэле?


100 лет назад Венесуэла была типичной латиноамериканской страной, то есть представляла собой объединение либеральных городов и консервативного села. Города в странах периферийного неоколониального капитализма являются центрами откуда США и их ближайшие сподвижники выкачивают ресурсы из страны и куда закачивают низкосортный импорт. При этом на фоне села уровень жизни в городах выше, что создает иллюзию разрыва с нищей провинцией в результате которой оказавшиеся более удачливыми горожане относятся к своим согражданам из провинции как к отсталым, а себя считают «элитой нации». Подобное отношение горожан к провинциалам в царской России привело к революции 1917 года. К сожалению не редкость такое в нашей стане и сегодня, стоит только послушать мелких бизнесменов, чиновников и даже обслуживающих интересы «новой элиты» журналистов и «светских львиц». Впрочем я отвлекся, однако успел обозначить на кого опираются неоколонизаторы уже во второй раз за последние несколько лет пытающиеся свергнуть в Венесуэле власть, борющуюся с таким положением с 1999 года когда к власти пришел предшественник Мадуро Чавес.

Уровень жизни в венесуэльской провинции был к 1999 году ниже нуля: медицины никакой, образование либо никакое либо в лучшем случае полуграмотные учителя и уровень начальной школы, ни электричества, ни водопровода, ни нормальных дорог. Вариантов вырваться из нищеты было только мало: либо уехать в город и найти там работу, либо поступить в армию. В городе большинство оказывались в чернорабочих и прислуге. Из числа таких переселенцев образовались районы трущоб, которые стали рассадниками преступности, проституции и наркомании. Вторым путем подняться стала армия, где главным было не откуда ты, а какой ты. Армейская спайка и взаимная поддержка привели в итоге к весомой силе и уважению армии. И именно армия дала Венесуэле такого лидера каким был Чавес.

Борьба с бедностью при нем проводилась по трем основным направлениям: улучшение социальной инфраструктуры, строительство жилья, обеспечение рабочих мест. Безработных порой принудительно направляли на общественные работы, благоустройство, строительство дорог, земляные работы и другие работы. Однако в итоге на госпроектах было трудоустроено избыточно большое число людей, что привело к необходимости их дополнительного субсидирования. И хотя одновременно реализовывалась программа повышения квалификации с последующим направлением на новые объекты, завершить эту программу Чавес не успел.

Также начиная с 2005 года правительство Чавеса стало поощрять обедневших и безработных городских венесуэльцев возвращаться в сельскую местность. Для этого помимо выделявшихся новым фермерам дешевых кредитов стали национализировать землю, где правомочность собственности не могла быть продемонстрирована. Например, в 2008 правительство Венесуэлы конфисковало El Frio, 63000-гектарное поместье в Апуре, поскольку считавший себя его хозяином гражданин США Нельсон Рокфеллер не смог в международном суде доказать юридическое право собственности на эту землю. К январю 2009 года венесуэльское правительство перераспределило почти 2.7 миллиона гектаров земли (почти 1/3 земли latifundio, существовавшей до 1998 года), земельные наделы получили 180 тысяч крестьянских семей.

Венесуэльское правительство для развития сельскохозяйственного потенциала страны стало тесно сотрудничать с вьетнамскими агрономами, давно успешно работающих в схожих природных условиях. В результате уже в 2008 году Венесуэла полностью обеспечила свои потребности в рисе. Также с помощью вьетнамцев правительство Чавеса значительно продвинулось к достижению самостоятельности во многих других важных основных продуктах, включая говядину, курятину и яйца, для которых внутреннее производство в настоящее время составляет 70%, 85% и 80% национальных потребностей, соответственно. А производство молока возросло кратно, на 900%, то есть до 1.96 миллионов тонн, составляя сегодня 55% национальных потребностей. Страна также достигла самодостаточности в свинине, увеличив поголовье свиней почти на 77% с 1998 года.

Однако при этом в Венесуэле практиковалась управляемая высокая инфляция за счет постоянного ввода денежной массы. С одной стороны это позволяло удерживать заниженный валютный курс и сохранять конкурентоспособность товаров собственного производства, но с другой приводило к стремлению перевести капитал в иностранную валюту и вывести за границу. Именно эта «ахиллесова пята» сегодня позволила США и Великобритании нанести нокаутирующий удар по преемнику Чавеса Мадуро.

26 января банк Англии отказал правительству законно избранного президента Венесуэлы Николаса Мадуро, вернуть золотые слитки на сумму $1,2 млрд. Это золото составляет большую часть от $8 млрд в иностранных резервах, которые принадлежат венесуэльскому центробанку. Часть золотовалютных резервов Венесуэлы, находится в Турции в связи с этим США предпринимают действия направленные на то, чтобы убедить Анкару поступить аналогично англичанам.

Попытки же Чавеса обеспечить производство импортозамещающих товаров наталкивались на высокую себестоимость продукции из-за низкой производительности труда и высокой коррупции. И хотя он сажал коррумпированных чиновников десятками это было мало.

Отдельным пунктом борьбы с импортом при Чавесе была борьба с иностранными торговыми сетями. Благодаря как уклонению от уплаты налогов и взяткам за продвижение, так и отлаженным логистическим цепочкам и работе с собственными торговыми марками, иностранные торговые сети старались максимально продвигать иностранные товары в ущерб местной продукции. При этом они постоянно по максимуму завышали цены, стремясь получать сверхприбыль. Для борьбы с этим в Венесуэле была создана сеть государственных магазинов, в которых товары продавались с фиксированной наценкой. Они составляют примерно 40% рынка и вполне рыночными мерами в конечном итоге обеспечивают вполне приемлемый для основной массы населения уровень цен.

Правда следует отметить, что еще при жизни Чавеса расцвела контрабанда дешевых товаров, основная масса которых для государственных магазинов импортировалась за счет доходов с продажи нефти, которые крышевали высокие армейские чины. Конечно если кто-то начинал борзеть слишком сильно, то его отправляли в отставку или даже «закрывали», но в целом Чавес не хотел лишний раз трогать армию к которой он относил и самого себя.

Смерть Чавеса, умевшего балансировать интересы армии и профсоюзов, сразу ухудшила управляемость страной. Авторитет Мадуро был недостаточен для продавливания тяжелых решений, начался рост коррупции, а у него оказалось недостаточно авторитета для борьбы с ней, особенно против армейской верхушки.

На этом фоне в конце 2014 началось падение цен нефть, составляющую 95% венесуэльского экспорта. И тут правительство Мадуро сделало несколько грубых на взгляд аналитиков ошибок:
продолжило удерживать валютные курсы, продолжило корректировать зарплаты в госсекторе на величину инфляции и продолжило удерживать «справедливые цены» в государственных магазинах. Все это, усугубленное низким качеством управленцев среднего звена, при возникшем из-за снижения объема госзакупок недостатке товарного предложения спровоцировало острейший дефицит товаров народного потребления и раскрутило маховик инфляции. Как и регулировка справедливых цен.

Однако несмотря дефицит в стиле позднего СССР безработица сохранялась на низком уровне, а товары первой необходимости всегда можно было достать и зарплата в госсекторе платилась аккуратно, транспорт ходил, новостройки росли как грибы, а бензин стоил дешевле воды.

Но весной 2016 года крупнейшая в Латинской Америке с 1950 года засуха привела к гибели значительной часть урожая, в том числе экспортных плантаций кофе и какао, обмеление реки привело к резкому сокращению выработки электроэнергии, начались ее массовые отключения. В результате четверть промышленности страны остановилась, массы людей оказались выброшенными на улицу, а резкое падение спроса ударило и по торговле, там также начались массовые сокращения, напечатанные для спасения безработных от голода деньги раскрутили гиперинфляцию и казалось, что это конец. Однако правительство Мадуро при помощи жестких мер смогло справится с ситуацией!

В госмагазинах упорядочили покупки, сегодня их можно сделать только 2 раза в неделю по социальным карточкам. На товары первой необходимости перестали занижать «справедливые цены», связали их с себестоимостью. Вместо повышения зарплат в госсекторе параллельно инфляции резко увеличили долю «продуктовой корзины», то есть ввели деньги которые можно тратить только на продукты в госмагазинах, на сегодняшний день такая зарплата в Венесуэле в отдельных госструктурах в среднем составляет до 2/3 от общей суммы. Кроме того, ужесточили контроль за расходом электроэнергии, до 2017 года в Венесуэле даже счетчиков никогда не было!

В результате удалось не только пережить засуху, а и перезапустить экономику! С новым урожаем 2017 года стало увеличиваться предложение продуктов, постепенно стали запускаться снова остановившиеся производства, начала оживать частная торговля, опять сократилась безработица. Правительство Мадуро, даже в самый критический момент продолжавшееся заботиться о людях и не допустившее голода, в итоге получило поддержку значительной части населения. Заслужил уважения Мадуро и в армейской среде, и в профсоюзах. Здесь следует отметить, что венесуэльские профсоюзы — это не бюро по выдаче путевок в санатории и новогодних подарков детям. Их становление произошло в ожесточенных классовых боях, драках с наемниками владельцев, многие профсоюзные лидеры прошли через тюрьмы, а многие были убиты.

В оппозиции же к власти оказались зажиточные горожане, особенно имеющие бизнес связанный со сферой обслуживания и торговлей импортом, латифундисты с обслугой и рантье из дочавесистского капитализма, которые крайне недовольны тем что их заставили поделиться прибылью с «быдлом» которое «просто не вписалось в рынок». Кроме того, оппозицию поддержали люмпены из ежедневно уменьшающихся благодаря строительству жилья городских трущоб, которых начиная с 1999 года в Венесуэле для получения пособий заставляют трудиться на общественных работах. Для первых «чавесизм» означает что все их жертвы и унижения в стремлении «пробиться в городе» оказались напрасными. Вот такая вот смычка лавочников, гнилой интеллигенции и люмпенов. К ним правда примкнула часть молодежи которым либеральные СМИ постоянно промывают мозги в духе «а вот при свободном рынке, неуправляемом капитализме Венесуэла при наших то запасах нефти зажила бы!»

Справедливости ради надо сказать, что США и другие страны западной псевдодемократии в этом конфликте между различными слоями венесуэльского социума не являются активно участвующей стороной.

Чем можем помочь Венесуэле мы, Россия? Точнее чем мы можем быть полезны им, а они нам?

22 ноября 2018 «ИНТЕР РАО – Экспорт» поставил в продолжающую испытывать дефицит электроэнергии Венесуэлу 13 газотурбинных установок, в настоящее время должны были начаться работы по сооружению и вводу в эксплуатацию электростанций на базе части поставленных ГТУ. Кроме того, в настоящее время «Роснефть» добывает 9 млн тонн венесуэльской нефти в год ежегодно и планирует расширить сотрудничество, занимает трейдингом венесуэльской нефти. Россия может закрыть потребности Венесуэлы в зерновых, конеплодах, сое. Российские, в частности кабардино-балкарские и кубанские агрономы могут помочь венесуэльскому селу выращивать кукурузу и подсолнечник, обеспечить их необходимыми знаниями и посадочным материалом вместо голландских ГМО..

Николай Платошкин много лет работал в Южной Америке и в Венесуэле в частности, рекомендую его послушать:

Вот такая ситуация по оценкам экспертов на сегодняшний день ситуация в Венесуэле. Судя по интенсивным действиям США по поддержке мятежа впереди эту страну ждут очередные тяжелые испытания. Удачи тебе в их преодолении, Венесуэла……. kaisynoff.livejournal.com

Добавить комментарий