Поиск

БАУБО И АНАСИРМА. История неприличных жестов.


Один из древнегреческих мифов сообщает, что воспылавший страстью бог подземного царства Гадес похитил прекрасную Персефону (рим. Прозерпину), дочь богини земли Деметры. Мать всего сущего впала в глубокое отчаяние, близкое к умопомешательству. Она пустилась по миру в мучительные поиски дочери. Однако, они очень долго не давали результата. Доведенная до крайности Деметра прокляла все земное плодородие. Из-за ее проклятий у женщин перестали рождаться дети, нивы перестали плодоносить, а небеса не давали живительной влаги.

Джованни Бернини. Похищение Прозерпины. 1621—1622
Гадес и Персефона на троне в царстве мертвых (5 в. до н.э.)

Однажды, когда надежды на спасение дочери уже почти совсем иссякли, Деметра оказалась в заброшенной деревеньке, неподалеку от Элевсина. Она присела в прохладной тени возле колодца, остужая натруженные дорогой ноги. Вдруг, к ней подошла незнакомая женщина и угостила ее кикеоном — дурманящим напитком из ячменя и мяты. Деметра по-началу отказалась пить. Тогда незнакомка начала танцевать перед ней, виляя бедрами и тряся грудями. Ее движения были такими вызывающими, а речи такими непристойными, что Деметра невольно засмотрелась, приняла чашу, а потом от души рассмеялась. Этот смех излечил богиню от тоски и дал ей силы для дальнейших поисков, которые в конце концов увенчались успехом. Персефона вернулась к матери, а мир снова наполнился жизнью.

Спасительницу звали Баубо. По одной из версий, она была царицей, матерью Триптолема, одного из жрецов священных Элевсинских мистерий. Позднее греки обожествили Баубо и даже воздвигнули в ее честь храмы. Культ Баубо — бесстыдной богини (dea impudica) просуществовал несколько столетий, пока не был погребен под руинами новых идолов. По другой версии, женщину из Элевсина звали Ямба, она была служанкой в доме царя Келея. От имени Ямбы произошло название стихотворного метра ямб, считавшегося легкомысленным и несерьезным. С тех пор Ямба олицетворяет неприличную речь, а Баубо — неприличные жесты.

Керамические изображения Баубо в виде женской фигуры с головой, расположенной на уровне таза во множестве обнаружены при раскопках города Приена на западном побережье Малой Азии. Аналог Баубо существует также в средневековом японском фольклоре. В истории и культуре образ Баубо прежде всего отражает грубую женскую сексуальность.

Баубо. Рельеф фасада католического собора. Италия, XVI в.

В истории культуры жест Баубо известен также как анасирма
/Anásyrma; греч. ανάσυρμα, букв. задирание юбки/. Далеко не всегда он имел эротическую направленность. Очень часто носил ритуальный характер, выполнял функции оберега, спасал от сглаза и даровал удачу. Терракотовые фигурки анасирмы, относящиеся к V-IV в.в. до н.э. во множестве обнаружены при раскопках Афин. По словам историка Аполлодора, анасирма широко использовалаь в культах Деметры и Диониса, во время Элевсинских мистерий.

«Он пишет, что Карло совершает «обряд анасирмы». Речь идет о демонстрации женских гениталий божеству, с целью вызвать его благосклонность и смех, а по некоторым легендам, и предотвратить жуткие космические катаклизмы. Характерный пример анасирмы приводит Геродот, рассказывая о празднике в честь египетской богини-кошки Бастет в городе Бубастисе, в дельте Нила.» Э.Треви. Кое-что из написанного.

В средневековой Ирландии женщины обнажали гениталии перед неприятельским войском с целью обратить его в бегство. С помощью анасирмы земледельцы на Балканах пытались остановить засуху или проливной дождь. В одной из басен Ж.Лафонтена дьявол испугался женщины, задравшей юбку. Возможно, шотландская традиция ношения муж. юбок (килтов) на голое тело также является отголоском анасирмы.

Шарль Эйзен. Илл.к басням Ж. Лафонтена. 1762

Жест Баубо был прекрасно известен на Руси: «Дарья в распахнутой кофте стояла лицом к нему; закинув за голову руки, поправляла волосы. На нее из щели в стене мякинника падал кровяной закатный луч.

— Тут вот, батя, что-то… Подойди-ка, глянь, — говорила она, перегибаясь набок и воровски, из-за плеча свекра, поглядывая на распахнутую дверь.

Старик подошел к ней вплотную. Дарья вдруг вскинула руки и, охватив шею свекра, скрестив пальцы, пятилась, увлекая его за собой, шепча:

— Вот тут, батя… Тут… мягко…

— Ты чегой-то? — испуганно спрашивал Пантелей Прокофьевич.

Вертя головой, он попытался освободить шею от Дарьиных рук, но она притягивала его голову к своему лицу все сильнее, дышала в бороду ему горячим ртом, смеясь, что-то шепча.

— Пусти, стерва! — старик рванулся и вплотную ощутил тугой живот снохи.

Она, прижавшись к нему, упала на спину, повалила его на себя.

— Черт! Сдурела!.. Пусти!

— Не хочешь? — задыхаясь, спросила Дарья и, разжав руки, толкнула свекра в грудь. — Не хочешь?.. Аль, может, не могешь?.. Так ты меня не суди!.. Так-то!

Вскочив на ноги, она торопливо оправила юбку, обмела со спины мякинные ости и в упор выкрикнула ошалевшему Пантелею Прокофьевичу:

— Ты за что меня надысь побил? Что ж, аль я старуха? Ты-то молодой не таковский был? Мужа — его вон год нету!.. А мне, что ж, с кобелем, что ли? Шиш тебе, хромой! Вот на, выкуси! 

Дарья сделала непристойное движение и, играя бровями, пошла к дверям.» М.Шолохов. Тихий Дон.

Источник: Александр Сосновский  «Словарь доктора Либидо».

foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий