Поиск

В. И. Азовцев. Любимая у нового дома. 1981 год и 33 года спустя.


Средний Урал. Деревня Ялунино, ул. Советская дом 40.
Перед тем как папа купил этот дом, он несколько лет пустовал. Дети забрали престарелых родителей в город. И когда  мама первый раз, с трудом протиснувшись в низенькие двери, зашла в дом, запуталась там в свисающих с потолка обоях и паутине, то в шоке выскочила на улицу и сказала что ноги её здесь не будет! Папа стал ездить сюда по выходным один и занимался ремонтом. Потом стал брать меня с собой. Маме видимо стало скучно и она согласилась ехать с нами. И с тех пор её от сюда за уши не вытащишь, живёт тут с мая по октябрь и всю зиму мечтает о деревне.
Деревня Ялунино основана так давно, что ни кто уже не помнит. Если верить моей памяти и старожилам, названа она по фамилии золотоискателя Ялунина, который здесь начал добывать золото. Посёлок возле шахты и превратился в деревню Ялунино. В прошлом веке на дорожных указателях было написано именно ЯлунинО, а в этом веке последняя буква в названии почему-то поменялась и везде пишут ЯлунинА. Скорей всего это правильно, чья деревня? Ялунина!, но я по привычке продолжаю иногда Окать.
Эту дачу папа купил в 1979 году, что бы летом оздоравливать больного меня. Я ещё помню старую шахту где добывали золото, в районе современного кладбища. Такой глубокий деревянный колодец в котором видны боковые штольни. В 80 году сруб уже был гнилым и заглядывать в него было страшно, земля осыпалась под ногами. Сверху его постоянно закрывали свежими жердями, что бы ни кто не провалился. Рядом была землянка с железной печкой и бочкой, железо так проржавело что его можно было ломать голыми руками. Мне это так понравилось, что разломав печку я взялся за бочку и обнаружил что внутри она покрыта толстым полиэтиленом. В итоге из железной бочки с английскими буквами у меня получилась лысая пластмассовая бочка, которая так понравилась папе, что он забрал её и приспособил в деревенском туалете.
Во времена перестройки окрестности деревни из сверлили скважинами в поисках золота. Особенно часто сверлили поблизости от старой шахты. Золото конечно нашли, но не так много чтобы начинать промышленную добычу, в общем оставили деревню в покое.
До перестройки, пять километров от асфальта до деревни, добирались по полям, а на случай распутицы у каждого автолюбителя была припасена своя тайная дорожка по лесу. Стоило дорожке перестать быть тайной, на ней сразу появлялись непролазные колеи. Бывало просто бросали машину в лесу на пару дней, и шли в деревню пешком. И машину ни кто не трогал и в деревне замков ни у кого не было, всё закрывалось на щеколду. Главное что-бы было видно что закрыто, и что бы скотина в огород не зашла. А коров, индюков, баранов, козлов натуральных по деревне бродило несметное количество, причём вся деревня была окружена забором, чтобы они далеко не разбредались.
Мне нравилось когда папа буСковал в лесу, обычно во время этого приключения я ловил ёжика, который потом жил у меня всё лето. Иногда приходилось в чернике выедать две полоски, чтобы машина по ним поднялась из лога, по ягодам она скользила. Для ёжика папа мне даже сделал сачок и печку в огороде, сачком я ловил рыбу в ручье перед домом, варил её в чугунке на печке и кормил ежа —

Поиграть с ёжиком ко мне собиралась вся местная детвора —

В деревне я понял что козлы действительно козлы. Прикормил одного на свою задницу хлебом с солью. Иду из леса с грибами, а он меня встречает, угощения требует, я ему так и так, мол сейчас до дома дойду вынесу хлебушка, а он сзади молча разбегается и как даст в зад, так что ноги выше головы полетели! После этого его стали привязывать, но однажды увидев меня он вырвал кол и гонял меня по всей деревне. После этого, хозяева козла, зарезали этого козла.
Что то я отвлёкся, про дорогу ведь писал. Так вот, где то между 85 и 90 годом, отсыпали из грязи с камнем дорогу вдоль реки до деревни. Не абы что, но в любой дождь стало возможно на простой машине до деревни добраться не одевая цепи. В деревню резко ворвалась цивилизация, на всех дверях появились замки, которые мало помогали, а в лесу исчезли грибы. Раньше грибы росли по всему лесу, а сейчас надо знать особые места, да и там грибников встретишь больше чем грибов.
Грунтовая дорога начинается от противотуберкулёзного санатория «Кристалл», который сливал свою канализацию прямо в реку, в которой вся деревня купается. Сейчас там поставили фильтры и отстойники, но я в них не верю.
На пол пути до деревни, стоят несколько домиков. Это по местному Заимка. Здесь до революции была мельница и кожевенный завод. Остатки завода —

Всего вокруг деревни, на реке Пышме, было минимум пять мельниц:
На Заимке, название мельницы не сохранилось.
В самой деревне, место мельницы зовут просто ямой, большинство жителей ходят купаться именно на яму —

Железная мельница, названная в честь того что на ней раньше чем на других появилось железное колесо —

Подробнее о железке — https://to4et.livejournal.com/71911.html
Старушечья мельница, на ней работали одни пожилые женщины —

Кумовская мельница, названа по фамилии владельца —
Рядом со Старушечьей мельницей, в лесу была смолокурня, такая громадная кирпичная печь, на половину в земле, с большой железной крышкой сверху. Рядом была яма, соединённая с печью деревянным желобком, по которому стекала смола в подставленную посуду. Потом весь целый кирпич выбрали и на этом месте сейчас просто заросшая куча битого кирпича.
При советской власти в деревне была школа, клуб с библиотекой и телефоном, магазин с хлебом и водкой, полигон для уничтожения боеприпасов.
Школа закрылась раньше появления дороги. Здание использовалось как пункт приёма картофеля у местного населения. Сейчас от неё и от клуба не осталось и следа. До сих пор стоит лишь магазин, закрытый ещё в прошлом веке, в крышу ему попал тополь и теперь внутри там страшнее чем снаружи —

Военный полигон находился на тропинке от автобусной остановки на Асбестовском тракте. Там сжигали патроны различного калибра, годов выпуска от 47 до 56. А так как при взрыве одного патрона, десяток разлетался по кустам, то и через десятки лет там можно было отыскать патрончик, выковырять порох и устроить взрыв в доме, ну или просто бросить в костёр и если не взорвётся то весь вечер ходить и бояться, не подпуская ни кого , пока угли не остынут. Мне в хозяйстве нужны были керны и я их добывал из бронебойных пуль, с помощью кувалды разбивая медную оболочку, а когда перепутал бронебойный с разрывным, кувалда вырвалась из рук и улетела в небо, к счастью приземлившись не на меня. Когда стали принимать цветмет, на этом полигоне несколько лет жили какие-то бомжи, просеивая землю. За Кумовской мельницей, не доходя до Ельничего кордона, был ещё один полигон, где уничтожали бомбы. Ни чем другим наличие десятка абсолютно круглых двадцатиметровых озёр с полутораметровыми отвалами, в которых встречаются стальные осколки двух сантиметровой толщины, я объяснить не могу.
Между Железной и Старушечьей мельницей в реку Пышму впадает речка Ольховка, берущая своё начало из болота на котором стояли склады Муранитной воинской части №21221. Не знаю чего они там хранили, но дозиметр у поверхности воды Ольховки зашкаливал и Пышма ниже устья Ольховки имела фон в два три раза выше естественного. В конце прошлого века, складов слава богу не стало, и фон удивительно быстро нормализовался, сейчас в Ольховке даже рыбу ловят. Дверь на КПП в уже заброшенную воинскую часть —

Один из многочисленных складов —


 Устье Ольховки —

 На дальнем от реки краю деревни, между улицами Степной и Советской, в прошлом веке была кузнеца —

Четыре столба перед кузней это распятие для лошади. Чтобы подковать, лошадок накрепко крепили к этим столбам каким то хитрым способом, поднимая ноги пятками кверху. Животным это дико не нравилось и они пытались вырваться с такой силой, что на расстоянии ста пятидесяти метров, чувствовалась дрожь земли и в доме стёкла звенели. Мне нравилось втихаря лазить в кузню через не прибитые доски потолка, разглядывать горн, подковы и играться инструментами.
За кузницей у кромки леса, в конце улицы Степной был свинарник, в восьмидесятых годах он был уже заброшен, но ограда загона и тёплые сараи ещё стояли, теперь от них не осталось и следа.
Также на этом краю, в конце улицы Советской, была летняя коровья ферма с огромной алюминиевой бочкой для молока и аппаратами машинного доения. Во время перестройки весь металл с фермы исчез, но пастухи с тёлками появлялись еще лет десять, на ночь загоняя животных в загон. Сейчас ограда сгнила, всё заросло травой, и о том что здесь была ферма уже не догадаться.
В конце прошлого века деревню радиофицировали. Поломав крыши, провели по всем домам два стальных провода. Сигнала в этих проводах нет до сих пор, да и сами провода, большинство уже пообрезало.
Года три назад деревню газифицировали. Прокопали от соседней деревни канаву и закопали в неё трубу. Газа конечно в ней нет, также как и радио в проводах.
Деревню пополам делит речка, а скорее ручеёк Ялунка. Раньше он бежал из далека, (метров на триста точно) а теперь на краю леса он превращается в болото в котором уже не видно русла. Когда то я в нём сачком ловил рыбу, потом она куда то пропала, но сейчас в пруду снова рыбачат. Ондатры в ручье жили всегда, а сейчас ещё и бобры стали захаживать.
Недавно в деревне появилась новая улица, Памятная, раньше местные называли её Карловкой, но домов тогда на ней не было, лишь дорога, тополя и каменные заросшие подвалы показывали направление улицы.
Когда в деревне держали много живности, весь лес был пронизан тропинками ведущими на покосы и на подсочку. В лесу на всех больших соснах были закреплены воронки, в которые стекала из насечек смола. На подсочке работало много местных жителей, в лесной глуши стояло минимум три добротных дома, в которых рабочие могли переночевать даже зимой, не возвращаясь с работы в деревню. В конце прошлого века ближний домик разобрали и увезли, а дальние сгорели.
Я любил носиться по лесным тропинкам на велосипеде, мопеде, мотоцикле. Сейчас местных практически не осталось, все дорожки заросли травой и прокатиться стало негде, только по улицам пыль поднимать.
Ну вот вроде и всё, что хотелось сохранить.
Сейчас палисадник уже зарос —

 Планета моей дачи —

На Гугл карте —
На Паствью карте —
pastvu.com?g=56.810136,61.463102&z=19&s=yandex&t=hyb&type=1
Ялунино глазами другого фотографа —


picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий