Поиск

«И повсюду тлеют пожары», Селеста Инг, роман


     Месячник прозы, написанной женщинами. Не специально, так книги легли. «Дилетантское прощание» Энн Тайлер, «История пчёл» Майи Лунде и, наконец, «И повсюду тлеют пожары» Селесты Инг. О двух книгах я уже вкратце написал, теперь очередь дошла и до пожаров. Если сравнивать «тяжесть» трёх этих романа, то Селеста Инг победит за явным преимуществом. Сложнее язык, сюжетные линии богаче и разветвлённее, число персонажей, принимающих активное участие в развитии действия, приближается к двум десяткам. Если коротко, то «И повсюду тлеют пожары» — настоящий, серьёзный роман. Во всяком случае, с формальной стороны, потому что содержание — это материя дискуссионная. Пользуясь случаем, сразу скажу — мне и содержание понравилось, с небольшими оговорками.

            Смущает меня в названии романа слово «повсюду». Дело в том, что дважды, как минимум, понятие пожара используется в переносном смысле, намекая на его живительную силу – пожирая старое, огонь даёт место росткам  новой жизни. И в романе достаточно ясно расставлены акценты, что считать старым, а что  новым. Так вот, «повсюду» — это ведь не в одном месте, это должно охватывать всё пространство. И надо ли понимать, что Селеста Инг имеет в виду всю страну, то есть США (не хочу расширять проблему до общемировой, да и  внешний мир в романе отсутствует, всё крутится в пределах одной страны)?

          Пригород (или район) Кливленда Шейкер-Хайтс, начало которому ещё в 19-м веке положила одна интересная, местами даже забавная секта, сведения о которой легко можно найти в том же Интернете. Шло время, шейкеры закончились, но на месте их поселения вырос  район с новыми жителями, далёкими от шейкеров, но у которых стихийно сформировалась своя вера, которая прекрасно обходится без привлечения высших сил. И, всё-таки, без обожествления тут не обошлось, просто предмет поклонения оказался заземлённым.

       Семья Ричардсонов и, в первую очередь, её глава, миссис Ричардсон, и стали своеобразным символом старой жизни, той, которую надо предать огню, как реальному, так и символическому. Это мир писанных и неписанных  правил, мир бытового перфекционизма, где упорядоченный быт стал культом, а выход за его пределы ощущается как угроза, с которой необходимо бороться – от рождения заложенный инстинкт самосохранения. Мир приторных улыбок, заученных движений и, одновременно, жестокий мир. Было у нас такое понятие – мещанство, которое использовалось не только как маркер сословия, но и как маркер образа жизни и способа миропонимания. Сытое, самодовольное мещанство – так можно охарактеризовать и мир миссис Ричардсон. Антимир для миссис Ричардсон представлен в романе её квартиранткой  Мией, женщиной свободного и автономного образа жизни. Первичный контакт, сосуществование и, наконец, война двух этих миров – главный нерв романа.

         За исключением некоторых глав, посвящённых школьным приключениям детей миссис Ричардсон, а также описание её родословной и этапов жизненного пути, которые, на мой взгляд, затянуты и утяжелены лишними подробностями,  роман достаточно динамичен, а характеры главных персонажей объёмны и узнаваемы. Хотя, приступив к чтению, я споткнулся уже на втором предложении, где слово дивный показалось мне слегка фальшивым и слащавым (появилась новая дивная сенсация), а через несколько страниц кто-то там фотографировал «изблизи»,  плюс ещё несколько спорных моментов, теперь, закрыв книгу, могу сказать, что переводчик справился со своей работой, потому что, насколько могу судить по конечному результату, исходный текст для перевода был непростым. Других вариантов перевода для сравнения у меня нет, поэтому выражаю свою благодарность переводчице Анастасии Грызуновой. До этого никогда не указывал в своих отзывах  фамилии переводчиков, но на этот раз не удержался, потому что встретил в Интернете неоднозначное, мягко говоря, отношение к её предыдущим работам (особенно досталось за книгу Джейн Остин). Решил приободрить.  Вот и всё, дело за вами – читайте!

========= chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий