Поиск

Как Коп, Барыга и Дезертир Гитлера победили (о военной драме «Битва в Арденнах», США, 1965 год)


Нетривиальной задачей было выбрать название обзора для этого шедевра военно-драматического кинематографа по реальным событиям.
Их у меня сложилось в голове три и я до сих пор не уверен, что в заголовок выбрал лучший. Первым вариантом сразу после первого просмотра было "Арденнская комедия".
Вторым — "Как Трус, Балбес и Бывалый в Арденнах Гитлера победили."  Ну, а третье, самое позднее, стало-таки заголовком обзора.
Фильм меня сильно захватил, потому обзор получился о двух частях. Как ни сокращал, все равно в один пост не влезает.

Речь пойдет о масштабном военно-историческом фильме "Битва в Арденнах"/"Battle of the Bulge", производства США, 1965 года выпуска.
https://www.kinopoisk.ru/film/bitva-v-ardennakh-1965-9970/

режиссер Кен Эннакин
сценарий Филип Йордан, Милтон Спелинг, Джон Мелсон

В главных ролях: Генри Фонда, Роберт Шоу, Роберт Райан, Дэна Эндрюс, Джордж Монтгомери, Ти Хардин, Пьер Анджели и другие

Хронометраж 167 мин. / 02:47

Так как фильм основан на реальных событиях завершающего периода Второй Мировой войны, напомним их общий смысл (по Википедии):
Наступле́ние в Арде́ннах (кодовое наименование нем. Wacht am Rhein — «Вахта на Рейне») — операция немецких войск на Западном фронте в ходе Второй мировой войны. Проведена 16 декабря 1944 — 29 января 1945 в Арденнах (юго-запад Бельгии) с целью изменить обстановку на Западном фронте, разгромив англо-американские вооруженные силы в Бельгии и Нидерландах, по возможности склонить США и Англию к сепаратным переговорам о мире и прекращении боевых действий на Западе, тем самым высвободить силы для Восточного фронта.

Хотя немцам и удалось вставить мощный фитиль нашим тогдашним союзникам по антигитлеровской коалиции, но это был уже самый конец 1944 года, Вермахт к тому времени был уже совсем не торт, а скорее его объедки (несмотря на поступление новейшей техники и вооружения, главное в армии все же квалифицированные солдаты и офицеры, обеспеченные всеми видами снабжения, а с этим на момент событий у немцев все было сильно плохо, плюс понятно кто в массе у них был на Западном фронте). Как только немецкая машина поглотила все выделенные для наступления ресурсы, она тут же выдохлась и после стремительного натиска началось унылое отступление. Вот про героическое отражение немецкого натиска на Западном фронте и пытается рассказать фильм "Битва в Арденнах".

Начинается фильм таким давно забытым ностальническим приемом как музыкальная увертюра с рисованными заставками на пять с лишним минут хронометража фильма.

В кратком вступлении "от автора" рассказывается, что уже половина Европы освобождена от Гитлера доблестными войсками союзников и предстоит последний бросок в логово нацизма для достижения полной Victory. Уточняется, что хотя события, о которых пойдет речь — реальны, но все герои фильма — персонажи собирательные, чтобы никого не обделять неточным и неполным пересказом их заслуг и подвигов.
Над бельгийскими, вероятно, пейзажами безбоязненно летает одинокий американский самолет разведчик. Сидящий позади пилота наблюдатель с напряженным лицом вглядывается в безлюдные просторы. Это Коп — призванный в Армию США по мобилизации инспектор полиции по фамилии Лейси, человек с большим опытом борьбы с преступным миром у себя дома.

Заметив на грунтовке внизу одинокий военный легковой автомобиль, Коп приказывает летчику сделать на него несколько заходов, чтобы сфотографировать лицо немецкого офицера на заднем сидении.

После нескольких заходов, когда разведчик вылетает из-за пригорка в лоб, машина идет юзом, а потерявший самообладание водитель бежит прятаться в развалинах дома.
За что получает легкую взбучку от своего пассажира, настоящего арийского офицера, который за все время не дрогнул и мускулом на лице.

Если лицо фашистского офицера разведчики с бреющего запечатлели так, будто тот позировал на парадный плакат Вермахта в профессиональном фотоателье, то самого главного, скрытого в заснеженном лесу, они так и не увидели.

Ариец, оказавшийся по установлении личности неким полковником Панцерваффе Хеслером, ветераном всех победных кампаний Вермахта, начиная с Франции, со своим уставшим от войны водителем Конрадом добирается до цели путешествия — вдрызг разбомбленного города N, в подземельях которого находится секретный бункер Верховного Командования.


Здесь Хеслера встречает генерал Мюллер (раз уж персонажи фильма выдуманы, то и я буду оперировать своими оперативными псевдонимами, тем более в некоторых ракурсах очень похож) и распрашивает о готовности полковника к новым подвигам. Хеслер только прибыл с Восточного фронта и потому, в отличие от Мюллера, очень мрачен и пессиместичен. Не думаю, что стоит останавливаться на причинах (в конце 1944-го состояние даже матерых немецких вояк можно понять без лишних слов).

Однако, Мюллер обещает тут же переменить настроение лучшего танкового командира Германии и тащит его в соседнее помещение,

где демонстрирует выставку поделок секретного кружка моделистов-гитлерюгендцев. Секретные кузницы Рейха куют вот такое новое оружие. Реактивные истребители уничтожат всю авиацию противников, ракеты Фау-1 и Фау-2 сравняют с землей города и села Англии…

.. а новейшие танки… "Тигр" раскатают своими гусеницами войска союзников в Европе и сбросят их обратно в Ла-Манш. И Хеслеру предложено отбросить печаль-хандру и возглавить новое танковое соединение, чтобы повести Германию к новым победам. При виде словно отлитого из жидкого металла, как Т-1000, посланца из будущего — уменьшеной копии американского танка Паттон М48 (производился с 1952 по 1959 годы), Хеслер преображается и тут же принимает предложение.

"Но и это ещё не все!"(с)  Мюллер предлагает продолжить эксурсию по своим подземным владениям, в ходе которой их неожиданно берут в плен ворвавшиеся в подземелье американские солдаты. Если Мюллер вздрагивает от неожиданности, то Хеслера и это пронять не может — руки он демонстративно складывает за спиной.

Без особого одобрения он отдает должное маскараду — ворвавшиеся бойцы — это переодетые в американцев солдаты специально созданной т.н. 150-й танковой бригады, владеющие английским языком, которые должны будут выполнить весьма важную задачу в ходе готовящейся операции. Одеты они, правда, в странные косоворотки, которых я нигде более не видел, отчего получилось смешение советского и американского стиля в одном предмете одежды.  Диверсанты настолько раскованно должны ощущать себя в роли американцев, что на предложение высказать мнение о Гитлере командир группы выдает такое, отчего меняются в лице даже его подчиненные диверсанты. Мюллер его в ярости прерывает и дав отбой учениям, уводит Хеслера к конечной цели экскурсии.

"Мозг" подземелья — бункер управления операцией, предназначенный для управления операцией. В нем по последнему слову штабной техники оформлены планшеты для показа оперативной обстановки  и даже установлены специальные часы с циферблатом на 50 часов — ровно столько отведено на наступление, которое должно придерживаться строго графика.
Синоптики дают эти 50 часов сильной облачности, во время которых многочисленная и доминирующая в воздухе американская и английская авиация будет прикована к земле.


От красивых макетов Хеслер переходит к знакомству с самой тяжелой танковой бригадой, которой ему предстоит командовать.Вид нескольких десятков М48 "Паттон" настолько заводит его сердце танкиста, что он уже без обычного скепсиса с удовольствием отдает нацистское приветствие и докладывает, что в командование вступил. 


Тем временем в стане американцев царит предрождественский расслабон. Когда Коп возвращается с рекогносцировки, он застает весь штаб наряжающим елки и обсуждающим подарки и поздравления.


Коп пытается внушить серьезность своих опасений командующему и начальнику штаба, говорит о странном затишье на линии фронта, о перехваченном приказе немцев по сбору англоговорящих солдат, о том, что он буквально носом чует приближение грозы.

Но — непробиваемо. Особенно усердствует начальник штаба: "Вы, мол, полицейский, призванный на службу Родине на время войны, и лезете в огород военных профессионалов с советами!" Даже показывает секретный приказ, что в ближайшие дни соседняя американская армия перейдет в наступление и немцы, очевидно, готовят оборону на том участке. У нас здесь тишина, оперативная пауза и вообще Рождество. Идите и ужо расслабьтесь. Чтя субординацию, Коп воздерживается от оценок деловых способностей вышестоящих офицеров и вместо празднования испрашивает разрешения убыть на линию фронта для проведения операции по взятию "языка".

Ему это дозволяют.

По другую сторону фронта разыгрывается один из лучших драматических моментов фильма. Хеслер квасит со своим водителем и просит, чтобы тот выдал ему мнение "из народа", без чинов и погон.

Конрад долго упирается, а после выдает все, что думает о себе, о Хеслере, о войне в целом. Мы заигрались в войну, у меня дети, которых я не видел, за нами много побед, мы с вами брали Польшу, Францию, Крым брали — но это время прошло. Мы выдохлись, вымотались, надломились, из старых солдат мало кто остался в строю и даже мы с вавми уже не те, что были раньше. Пора думать о том, как сворачивать войну, в которой победа более чем призрачна.


Откровения водителя выбивают из головы Хеслера хмельное благодушие и он приказывает построить ему командиров танковых экипажей бригады.

Неизвестно, что он думал до разговора с Конрадом, но оспаривать его мнение глупо — все командиры боевых машин — юнцы, только что окончившие танковые школы (при этом, возможно, не успевшие окончить школы общеобразовательные). В-общем, как у нас говорили про ускоренные курсы летчиков в 1941-42 годах — "взлет-посадка", да на один-два боя хватит.
Хеслер изрекает, что "я их не знаю, они не знают меня, мы все бесславно умрем" и поворачивается, чтобы уйти

Однако, уловив мрачнейший настрой командира, самый сообразительный парень (второй справа) затягивает строевую песню, сопровождаемую притоптыванием и к нему моментально присоединяются все остальные. Исполняют, надо сказать, душевно, сцена снята здорово. Не так много немецких песен слышал, чтобы по ритму и тексту "заходило". Очевидно, что-то из немецкой классики.


Хеслер проникается порывом юношей, меняется в лице и заставляет Конрада включиться в хоровое исполнение песни.

А потом и сам присоединяется. Сцена заканчивается всеобщим возвышенным патриотическим "спиванием". Мне очень понравилось. У нашего кинематографа с показом достойного и крепкого именно духом врага всегда были проблемы. Мы прошли большой путь от показа придуркообразности гитлеровцев, через бездушные шеренги цвета фельдграу, непонятно зачем припершихся к нам домой с мечом и огнем и закончили форменным "заклепочничеством", когда внешне достигнута полная копийность, а понятий о внутренней мотивации ноль целых хрен десятых. Хотя, как говорится — самое страшное во враге — что он тоже такой же человек.


На пути к "передку" Коп теснит с дороги танк М24 "Чаффи". Тут момент интересный — в отличие от М48 "Паттон", которые без каких-либо довдок в фильме изображают немецкие "Тигры II", этот танк аутентичен времени, в производстве с 1944 года. Однако в описываемое время они только-только начали поступать из США в Европу и первые 2, а после ещё 18 таких танков действительно оказались в районе Арденнской битвы в декабре 1944 года в составе 740-го и 744-го танковых батальонов, причем две машины 740-го батальона попали туда либо по ошибке, либо были самовольно захвачены в тылу солдатами этого подразделения, когда немцы проломили линую фронта и пошли в наступление. В значительном же количестве на фронте эти танки появились только в феврале 1945 года, уже после событий фильма.
В фильме эти любопытные моменты обыгрывать не стали, джип Копа бибиканьем сгоняет с дороги невиданное на фронте чудо (которое к тому же часто принималось американскими солдатами за немецкие "Пантеры" со всеми вытекающими), и легкий танк "Чаффи", пробивавшийся всем современным противотанковым оружием немцев, тут — основной танк американских войск, на равных противостоящий "Тиграм II" в обличье средних "Паттонов". Такой вот военно-исторический абсурд.

Как бы то ни было, от резкого маневра с "Чаффи" сыпятся коробки с алкоголем, и в лице отчаянно ругающегося штаб-сержанта мы знакомимся со вторым победителем Панцерваффе — Барыгой Гуффи.

Барыга делает на войне бизнес — его танк везет на передовую все виды солдатских удовольствий сразу — алкоголь, сигареты, наркотики (нет, это позже пойдет потоками и на войну и с войны домой), женские чулки (рассчитываться с многочисленными "немецкими шлюхами" (с.) — так по фильму). Все это он продает солдатам и офицерам на "передке".  Танкист-салага спрашивает, планирует ли штаб-сержант продавать за деньги и солдатскую почту из дома, которую они тоже везут в сумках и пораженный Барыга приказывает незамедлительно докладывать ему обо всех креативных идеях, которые можно обратить в звонкую монету. А вопрос: — когда же мы будем воевать с немцами?, ставит его в искреннее недоумение: — Ты что, псих? Откуда вас таких присылают?

 "Я больше не вернусь домой бедным!" (с.)

По прибытии на передовую, Коп с удивлением обнаруживает ту же картину, что увидел старший лейтенант Артемьев в "Моонзунде" по прибытии на вверенную ему батарею на мысе Церель. Личный состав подразделений соврешенно наплевал на службу, укрылся в тепле оставшихся от немцев укреплений и даже не выставил снаружи часовых и охранение.

Командует этой пехотной частью небезызвестный Чарльз Бронсон, здесь он в звании майора. Не могу сказать, насколько он был популярен и именит на момент съемок данного фильма, но честь победить  гитлеровцев ему не доверили.  Мало того — он тут сам наплевал на войну, и солдат своих даже не пытается держать в тонусе.

Единственный из всего личного состава, кто рвется в бой — сержант со снайперской винтовкой.

Но его попытку затеять перестрелку с немцами пресекает третий Победитель нацистов — Дезертир. Его звание лейтенант, он командир взвода этого доблестного батальона.
— "Хочешь стрелять — иди отсюда на улицу!" — резко одергивает он своего не в меру ретивого сержанта.

Поглядев на обстановочку, Коп с горя распивает спиртное с Бронсоном, после чего своей властью приказывает выделить ему бойцов для проведения разведывательного поиска, чтобы  приволочь пленных немцев для проверки своих подозрений.

До Часа Х — ровно два часа. В штабном бункере Мюллера на картах втыкают последние флажки и расставляют игрушечные танки, обозначающие наличные силы и их расположение.

Пленные взяты без шума и пыли, но ничего нового поведать не могут.  Коп объясняет это тем, что немцы ради скрытности убрали с передовой опытных солдат и заменили их новобранцами, чтобы те не могли ничего рассказать в случае пленения, а приехавший на позиции Начальник Штаба смеется над маниакальной подозрительностью Копа и уезжает восвояси.

— Неужели я все-таки ошибся? — тяжко вздыхает Коп.

А в это время в тылу американцев высаживаются парашютисты-диверсанты в форме Военной полиции армии США.

Диверсанты в белых маскировочных халатах режут связь.

А "Тигро-Паттоны" прогревают двигатели на исходных позициях в ожидании команды "Вперед".


Часы в штабе Мюллера выставляются "по нулям" и наступление начинается…

Как было уже указано, амриканцы забили крепкий болт на все виды несения службы, в  том числе на наблюдение, боевое охранение, секреты и дозоры. Потому майор Бронсон после возлияний накануне просыпается не от криков часовых, докладов младших офицеров или стрельбы боевого охранения, а от странной дрожи бетонного пола бункера.

Некоторое время требуется, чтобы совместно с Копом выгнать личный состав наружу и направить их в сторону позиций. Которые, кстати, тоже никто загодя не оборудовал.

Покусывая от возбуждения губы, Мюллер наблюдает на картах реал-тайм стратегию образца 1944 года — клиянья игрушечных танчиков разрезают пространство и время, долгое время не встречая на пути не то что сопротивление, но вообще никого из противников.

Пока, наконец, бригада Хеслера… Ах, да! Что стало одной из самых странных сторон фильма — это масштаб событий с точки зрения военной организации сторон.
В реальности конкретно в Арденнах сошлись:
Со стороны Союзников:

21-я группа армий (Б. Монтгомери) — располагалась в Арденнах(Бельгия)
1-я американская армия (К. Ходжес) — временно подчинялась 21-й группе армий
30-й британский корпус (Б. Хоррокс) из 2-й британской армии (М. Демпси)
12-я группа армий (О. Брэдли) — располагалась в Арденнах(Бельгия и Люксембург)

Со стороны немцев:

Группа армий «B» (В. Модель) — непосредственно напротив Арденн:
7-я армия (Э. Бранденбергер)
5-я танковая армия (Х. Мантойфель)
6-я танковая армия СС (Й. Дитрих)

В общем, это десятки дивизий, бригад, отдельных полков и батальонов.
В фильме же, претендующем на некую историчность в плане показа событий вся битва идет между одной дивизией армии США (про англичан не сказано ни одного слова) и одной бригадой тяжелых танков Вермахта, причем первые весь фильм бегают как тараканы по кухне при внезапно включенном свете, вторые — едут и едут вперед, пока у них.. впрочем, об этом позже.

Итак, батальон Бронсона выдвигается вперед, до завала из стволов деревьев, где вступают в визуальный контакт с мерно и пока мирно катящимися через лес "Тигро-Паттонами" немцев. Увидев оных, бойцы тут же открывают огонь по танкам винтовочными гранатами (одна винтовка для их отстрела у бравого Сержанта) и пулемета Браунинг М1919 (одна штука).

Дезертир…  Да, второе любопытное по организации — в батальоне Бронсона из комсостава есть сам Бронсон (майор), есть Дезертир (лейтенант, командир взвода) и есть Сержант (заместитель Дезертира). Все остальные — рядовые. Потому никто никому никаких команд не отдает. Толпа прибежала, постреляла, видит, что враг не испугался — толпа вскочила и убежала. Смотрится забавно.

Сержант продолжает осыпать танки немцев винтовочными гранатами (замечают ли это немцы — вопрос, свою пехоту они на марше куда-то потеряли)

Немцы наконец начинают отвечать пушечно-пулеметным огнем и американцы сразу несут потери множественные потери.

Становится ясно, что пулями танки не остановить, нужно нести Базуку. Она в батальоне тоже единственная.

Бой сужается то рыцарского поединка — ТигроПаттон против расчета Базуки. Причем, стрелок — сам комбат Бронсон, заряжающий — штабной аналитик Коп. Со второго выстрела танк подбивают и он сползает под откос.

Коп бросается осматривать новинку немецкого танкопрома. В спину убивает высунувшегося из люка командира машины, потом гранату внутрь…

Что там так рвался увидеть бывший инспектор полиции — черт знает, но уходит он с глубокомысленным лицом.

Тем временем на поле боя выскакивают два "Чаффи" и с ходу вступают в бой с "ТигроПаттонами". Возможно, создатели фильма тоже знали о приведенном ранее факте наличия всего двух "Чаффи" на этом участке фронта и именно это и отразили в фильме?

Впрочем, несмотря на несколько попаданий по противнику, бой для "Чаффи" заканчивается плачевно — одна машина сгорела, второй танк (Барыги) еле уползает с поля боя  с развороченной башней.



Наконец, Бронсон командует отход и американцы сматываются.

Сержант ловит Дезертира, брсившегося было бежать вслед за своими подчиненными и силой оставляет его с собой.

Танковый таран бригады Хеслера устремляется дальше.

Мюллер доволен: — "Сделали американских нубов как детей!"

Нельзя не отметить, что "живые" батальные сцены смотрятся интереснее, чем компьютерная графика. Переправа немцев через реку, на которой ещё раз попытались закрепиться американские пехотинцы, шикарно смотрелась бы на большом экране.

А вот идиотское торчание немецких командиров танков из люков даже в условиях ближнего боя с пехотой смотрится с большим недоумением. Тем более,  что их время от времени "гасят".

В-общем, "оборона" американцев была взломана практически без всякого напряжения, оставшиеся ударяются в панику и бегут кто куда и кто как может.

Немецкая стальная лавина ушла на запад и Дезертир с Сержантом уныло осматривают поле боя. Дезертир предлагает идти в плен, потому что "я слышал, что с американцами там хорошо обращаются". Сержант резко против, но остается непонятным, почему они как лица командного состава, остались в тылу немцев, не сделав никаких попыток удержать при себе или как-то организовать хотя бы часть своего личного состава.

Еще раз к эпичности натурных "живых" съемок — глупо смотрится, конечно, но очень эффектно. Ни пехоты, ни артиллерии, ни колонн снабжения — только хардкорные "ТигроПаттоны" и одинокий М3, волокущий штабной фургон Хеслера. Через несколько секунд он, правда, подорвется на мине и все собранные на совещание старшие офицеры бригады погибнут, но это не беда — там все уберзольдаты и обойдутся без них.

Коп на попутках добирается до штаба и посвящяет командующего в подрбности драматических событий — оборона рухнула, немцы идут сюда, у них "ударные войска, новая техника, я видел танк изнутри, ОНИ ВСЕ СЛИЗАЛИ У НАС (!!!)". Не могу сказать, наш ли это "литературно обработанный" перевод или эта шедевральная фраза звучит в оригинале. Чуть не упал на этом моменте. Слизали что и как? Немцы у американцев — "Королевский тигр"?

Окончание — в второй части обзора.

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий