Поиск

Велопробег динамовцев-пограничниковв 1936—1937 гг. вдоль границы СССР (часть 2)


68421bae6f590f864565744a8785431b.jpg

Недели две провели в Москве герои велопробега, отдыхая после года тяжелейших испытаний, купаясь в лучах славы, посещая театры, а также официальные и неофициальные приёмы у членов правительства, получая в Кремле ордена "Красной Звезды" из рук самого М. И. Калинина. Побывали они и на приёме у наркома Н. И. Ежова, там их, как водится, сфотографировали с руководством НКВД.

Впоследствии отцу пришлось из 11-ти персон 6, в том числе и самого Ежова, вырезать. Осталась только пятёрка динамовцев. Аналогичная судьба постигла и другую фотографию, на которой изображена встреча пятёрки на вокзале в Киеве после возвращения из Москвы. Надо заметить, что в те времена человек, носивший звание "орденоносец", был в огромном почёте, прохожие на улице, завидев такого человека, всегда обращали на него внимание своих попутчиков. Однажды, гуляя с отцом и его приятелем, только что вернувшимся с финской войны молодым лётчиком-капитаном, Героем Советского Союза Сергеем Мироновым, я наблюдал просто-таки счастье встречных прохожих, увидевших ордена на груди у двоих мужчин сразу, тем более, что на груди Миронова красовалась только что полученная Золотая Звезда Героя. В послевоенные годы мне довелось встретить в газете упоминание о генерал-полковнике авиации Сергее Ивановиче Миронове.

После завершения периода Московского триумфа участники велопробега разъехались по своим городам, и я с моим братом-близнецом мог не только наблюдать славу, почёт и блага, доставшиеся нашему отцу, ставшему одним из популярных людей Киева и Украины, но и на себе ощутить эти блага. Правительство Украины наградило отца большой квартирой в центре Киева в доме напротив Владимирского собора и университетского ботанического сада. До этого наша семья своей квартиры не имела. (Дом был построен для сотрудников НКВД; в середине 30-х г.г. в нём жил знаменитый тогда педагог и писатель Антон Семёнович Макаренко). А в двухэтажном доме рядом во время гражданской войны жил Константин Георгиевич Паустовский. О периоде своей жизни в этом доме он ярко рассказал в автобиографической "Повести о жизни". Кроме того, став работать в военно-физкультурном отделе ЦК Комсомола Украины, отец с семьёй получил прикрепление к ЦЛК — центральной лечебной клинике (то, что потом попало под эгиду 4-го Главного Управления) и к другим спецучреждениям.

Свою карьеру спортсмена он закончил летом 1937 года участием в первом Украинском велотуре, который оказался вообще первым в СССР велотуром (примечательно, что в первом послевоенном Украинском велотуре летом 1953 года, который теперь уже именовался многодневной велогонкой, принимали участие и мы с братом). В газетной заметке тогда сообщалось, что победитель 7-го этапа, выдающийся гонщик, одессит Рыбальченко прошёл 190км от Николаева до Кривого Рога за 8ч. 24м. 31с. По моим подсчётам его средняя скорость составила 22,5км в час. Какими же были тогдашние дороги (точнее — каким же было их отсутствие), если я, будучи посредственным гонщиком, прошёл последний этап республиканской гонки 1953 года Лубны — Киев длиной 200км со средней скоростью 42,5км в час! Тем же летом 1937 года состоялся и первый Всесоюзный велотур, в котором Л. Людмирский принимал участие уже как главный судья и получил тогда звание судьи всесоюзной категории. Впоследствии он ещё несколько раз был главным судьёй всесоюзных многодневок, — пожалуй, больше, чем любой-другой из советских судей. Его перу принадлежит книга о судействе велосипедных соревнований.

2b946945e293e17ec903e83d4c1e70fb.jpg

ПРИМЕТЫ ВРЕМЕНИ. К началу 1-го Советского велотура популярный тогда композитор Дмитрий Покрасс сочинил песню-марш на текст известного поэта-песенника Агатова. Сохранился в архиве листок с нотами и текстом. Судить о качестве мелодии не могу, хотя она "крутится" в голове и напоминает другие популярные мелодии композитора, о тексте же могу уверенно сказать, что к поэзии он никакого отношения не имеет. Для примера приведу 1-й куплет и припев: Пусть небо свинцово и хмуро. Наш гонщик в пути не собьётся
Наш гонщик уверен в себе. На финиш в родную Москву,
Он знает, что путь велотура Победы в борьбе он добьётся
Идёт по советской земле. И песню споёт про страну.
Словом, на уровне: "Служил Гаврила хлебопёком, хлебы Гаврила испекал". Справедливости ради скажем, что текстовое содержание многих других популярных песен той эпохи не намного выше "Велотура".
После завершения велопробега имя его командора Липы Моисеевича Людмирского стало в Киеве необычайно популярным. Вот примеры. Командор с женой из правительственной ложи смотрят цирковое представление. Великий Дуров предлагает слону поклониться товарищу Людмирскому, и слон кланяется, встав на колени. Ещё пример. В Германии в русскоязычной газете за май 1996 года помещена заметка некоего И. Шаинского из Висбадена под названием "Укротители велосипедов". Речь в ней идёт о детях-подростках эмигрантов из России, живущих в общежитии. Дети при деле — они подбирают на свалке брошенные велосипеды, сами ремонтируют их и лихо ездят. Но начинается заметка так: "Когда-то, ещё в 30-е годы, знаменитый тогда велосипедист Л. Людмирский наделал много шума, спустившись на своей двухколёсной машине с Потёмкинской лестницы в Одессе". Могу сказать, что на самом деле такой трюк совершил ещё до революции легендарный одесский спортсмен и лётчик Сергей Уточкин, а теперь этот трюк приписали Л. Людмирскому.

Часто к нам в дом заглядывали корреспонденты и фотокорреспонденты разных изданий, брали у отца интервью, фотографировали. Сохранились в архиве газетные фотографии. На одной из них изображены на велосипеде Л. Людмирский и на детском тандеме его сыновья, а под другой, из "Комсомольской правды", такая подпись: "Сыновья прославленного велосипедиста-орденоносца Л. Людмирского, командора велопробега по границам Советского Союза". Забавно смотреть на изображённых здесь двух подростков в пионерских галстуках, держащихся за рули велосипедов.
Эти велосипеды "заграничной" конструкции отец сумел раздобыть для нас из трофеев, привезённых властями из Польши, когда в сентябре 1939 года, как рассказывалось в одном из анекдотов, "Советский Союз подал братскую руку помощи народу Западной Украины и взял всё, что смог". Примечательно, что снимок был помещён в газете 11 мая 1941 года — за полтора месяца до начала Отечественной войны!

Л. Людмирский еще в 20-е годы "заболел" велофигурной ездой. Надо заметить, что тогда, да и теперь, велофигурный спорт (а также велобол — футбол на велосипедах) был широко распространён и популярен на Западе. Вероятно, этот вид так же соотносится с велоспортом, как, к примеру, фигурное катание на коньках, входящее в Международный Союз Конькобежцев — с конькобежным спортом. В течение многих лет он прикладывал огромные усилия для организации групп любителей этого вида спорта на Украине и в других городах Союза. Всячески пропагандировал этот вид спорта, написал две книги по велофигурной езде, первую — ещё в 1948 году.

К сожалению, многолетние усилия не привели к успеху. Основная причина неуспеха — отсутствие в стране серийного производства фигурных велосипедов, которое заведомо было бы убыточным. Первомайскую демонстрацию трудящихся в Киеве в 1937-38г.г. открывала семья орденоносца Людмирского — отец и мать на гоночных велосипедах, а сыновья — на подростковых фигурных велосипедах, изготовленных по заказу на Харьковском велозаводе. Сохранилась фотография 1938 года, где автор этих заметок на фигурном велосипеде исполняет "ласточку" перед правительственной трибуной на Крещатике во время первомайской демонстрации.

3b8631d03e121dd90379f1a7512cd22a.jpg
1 Мая 1937г Киев. Семья орденоносца Людмирского открывает
демонстрацию трудящихся на Крещатике, Автор выполняет "ласточку".

Семья Людмирского, пополненная его сёстрами, участвовала на фигурных велосипедах также и во Всесоюзном физкультурном параде на Красной площади в Москве 21 июля 1940 года (в составе делегации Украины), при этом сам он на высоком одноколёсном велосипеде проехал по грубой брусчатке Красной площади от Исторического музея до собора Василия Блаженного. Вспоминаю, что, исполняя на Красной площади перед Мавзолеем разные фигуры на велосипеде, я сильно рисковал, так как во все глаза смотрел на обожаемых Сталина, Ворошилова и Будённого с его знаменитыми усами, забывая, смотреть вперёд.
Проехав всю Красную площадь, у собора Василия Блаженного мы оставили свои велосипеды на чьё-то заранее предусмотренное попечение и, имея соответствующие пропуска, отправились на правую трибуну досматривать большую часть праздника. Точное знание даты проведения физкультурного парада и трибуны объясняется тем, что у меня сохранился персональный пропуск под ? 2133, подписанный Комиссаром Государственной Безопасности 3-го ранга Власиком. Известно, что он много лет был начальником личной охраны Сталина. Забавный момент: недавно, взяв в руки книгу генерала Павла Судоплатова, увидел на её обложке под портретом автора изображение пропуска, очень схожего с моим, да и подписанного тем же Власиком.

Только его пропуск был на исторический военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Кроме того, в судоплатовском пропуске стояла важная приписка — "Проход всюду". И неудивительно — ведь он был одним из руководителей советской внешней разведки. Один из эпизодов физкультурного парада запомнился особенно ярко: Красная площадь вдруг опустела и со стороны Исторического музея побежала ровная цепочка физкультурников, раскатывая перед собой ярко-зелёный ковёр размером с футбольное поле. Это и было футбольное поле, на котором мгновенно установили двое ворот. Вся процедура заняла не более трёх минут, на поле выбежали две самые популярные московские команды "ДИНАМО" и "СПАРТАК" и провели 10-минутный показательный матч. Публика была в восторге!

Недавно знаменитая Лариса Герштейн в большом интервью упомянула такую стихотворную строчку: "Это память взрослая воду детства пьёт". Предвоенное детство вспоминается как цепь приятных и радостных дней и событий, память выхватывает некоторые из них.
Школа, приём в пионеры. Как привлекательно было надеть утром пионерский красный галстук, протянув его в специальный металлический зажим, прийти в школу пораньше и обмениваться пионерскими салютами с вновь приходящими! От вокзала по улице Ленина (первой в стране получившей это имя ещё при жизни вождя — какая "ленинская скромность" с его стороны!) движется вереница автомобилей с папанинцами, только что завершившими свой полярный дрейф на льдине. Безумная радость народа!

29dd638c415a2ee3e5f239802fe0015b.jpg
На вокзале в Киеве героев встречает нарком НКВД Украины

Осенним вечером иду с самой красивой девочкой класса Таней Поповой — дочкой известного тогда в Киеве гомеопата, ставшей впоследствии не менее известной специалисткой в той же области. По поручению школы мы направляемся в элитный дом писателей к Петру Панчу, чтобы пригласить его на наш пионерский сбор. К нам вышел вальяжный приветливый мужчина, недавно вернувшийся из поездки в "освобождённую" Западную Украину, обещал прийти и сделал об этом пометку "заграничным" карандашом в "заграничном" блокноте с пластмассовыми листками.

Лето 1940 года. Всесоюзный пионерский лагерь "Артек" под горой Аю-Даг. Туда мы с братом получили путёвки как "отличники учёбы", хотя понимали — не будь тогда отец известным в Киеве человеком и "ответственным работником" — видать нам "Артека". В тот год там было много испанских детей, вывезенных в Советский Союз после поражения республиканцев, а также детей коммунистов из Западной Украины. Солнце, синее море, кормёжка "на убой", лагерные костры, поездка в Гурзуф и возвращение на катере, где нам сообщили вызвавшую аплодисменты (?) новость — убит Троцкий…
Когда разразилась "дружба" с Гитлером, это воспринималось как игра на "заграницу", а нам, советским людям, любимый и родной вождь как бы подмигивал: "не тушуйтесь — так надо"! Думаю, это было не только впечатление школьника.

Предвоенные годы были, как писали газеты, годами "неуклонного роста благосостояния трудящихся". На улице Ленина в витрине хлебного магазина появился смешной картонный человечек, державший в руках румяные калачи, а над ним надпись: "Качество хал выше всяких похвал"! Во время выборов в Верховный Совет CCCР на избирательных участках впервые "давали" апельсины.

807367e5da0f0efc723b9d72a143c403.jpg

Киев довоенный дал плеяду выдающихся тяжёлоатлетов. Яков Куценко — штангист тяжёлой весовой категории — высокий, элегантный, стройный красавец. В киевском цирке устраивались соревнования на побитие всесоюзных рекордов между ним и гигантом из Армении Серго Амбарцумяном. Последний предвоенный рекорд в толчке был 170кг. Нынче, когда результаты в этом виде на центнер больше, они не кажутся мне более впечатляющими, потому что их показывают двухцентнерные мастодонты, взращённые на биохимии. Георгий Попов — лёгкий вес. Его всесоюзные рекорды намного превышали тогдашние мировые, впрочем, как и рекорды Якова Куценко, но Советский Союз не входил ни в одну международную "буржуазную" спортивную организацию, а потому эти рекорды не могли быть утверждены как мировые. Григорий Новак — средний вес, его звезда начала всходить еще перед войной. В 1946 году, когда Всесоюзная секция штанги первой среди других видов спорта вступила в международную федерацию тяжёлой атлетики, он стал первым советским чемпионом мира (а в полутяжёлом призёром стал тоже киевлянин Ефим Хотимский).

В довоенные годы юный киевлянин Гриша Новак жил напротив Дворца физкультуры в одном из ветхих домиков квартала еврейской бедноты и часто тренировался во Дворце физкультуры. Запомнилось, как он в одну руку брал меня, в другую брата и, смеясь, бежал вокруг помоста. Как и все киевские борцы, акробаты, штангисты, много времени проводил Новак на золотых песчаных пляжах Труханова острова на Днепре. Там в акробатических забавах и начиналась слава первых заслуженных мастеров спорта.

ad040747deba2430b9ec65a88be4445f.jpg

Вот помещённые в газете рядом четыре газетных фотографии лучших спортсменов Украины. Здесь орденоносец Л. Людмирский, штангисты Георгий Попов и Яков Куценко, а также лёгкоатлетка-спринтер, чемпионка СССР Екатерина Адаменко. В 1952 году она родила сына Олега, ставшего впоследствии всемирно известным футболистом Олегом Блохиным.

Моё впечатление о первом дне войны. 22 июня 1941 года в Киеве должен был состояться футбольный матч между Киевским "Динамо и ЦДКА. Мы с братом — тогдашние пионеры — в течение нескольких вечеров перед предстоящим событием допоздна сидели в рабочем кабинете нашего отца, тогда — заместителя директора спортивного комплекса, включавшего в себя только что перестроенный Красный стадион (ныне — Центральный стадион-стотысячник) и Дворец физкультуры с гимнастическим и тяжёлоатлетическим залами, а также с единственным тогда в Киеве, а, может быть, и на всей Украине закрытым 25-метровым плавательным бассейном; сидели и надписывали многочисленные пригласительные билеты для "ответственных работников" на торжественное открытие стадиона и предстоящий футбольный матч. Утром этого воскресного дня отец и мать говорили о шумной ночной учебной воздушной тревоге (во всех воспоминаниях о первом дне войны присутствуют разговоры об этих "манёврах", но ведь именно так все и объясняли ночную канонаду), а потом отец оделся в традиционный летний праздничный наряд — белый костюм и начищенные зубным порошком парусиновые туфли — и отправился на стадион, где только накануне еще завершались строительные работы. В полдень мы слушали по радио выступление Молотова, а затем отец позвонил домой (до сих пор помню номер домашнего телефона — 4 64 35) и сообщил, что матч отменяется. Через много лет, кажется, в 1981 году 22 июня состоялся-таки матч "Динамо" и ЦДСА и "Вечерний Киев" объявил, что все, кто сохранил билеты на "тот самый" матч, могут бесплатно обменять их на новые. Поразительно, но такие люди нашлись!

Спустя 35 лет после завершения велопробега "Правда Украины писала в номере от 06.02.1972.: "6 февраля 1936 года Москва чествовала пятёрку отважных спортсменов как национальных героев. Как теперь мы чествуем космонавтов. На фронтах Великой отечественной войны эти несгибаемые люди умножили свои подвиги. Все они и сейчас с нами: Л. М. Людмирский — известнейший на Украине тренер и спортивный организатор, В. Т. Тимофеев работает на одном из киевских заводов, И. А. Радевич, В. Т. Шубин и В. Х. Морев — офицеры в отставке". В послевоенное время к юбилейным, в основном, датам в газетах и журналах, особенно — спортивных, появлялись статьи о велопробеге длиною в год, о его участниках. Первая большая публикация под названием "Вдоль границ Родины" появилась в спортивном журнале "Старт" в 1957 году в связи с 20-летием окончания пробега. Затем пошли серии газетных и журнальных публикаций 1966-67г.г. и 1971-72г.г. в связи с 30-ти и 35-тилетними юбилеями соответственно со времени начала и окончания велопробега. В 1977году, когда в живых остались лишь двое из пятёрки, появилась одна большая публикация, связанная с 40-летием финиша, о которой стоит рассказать отдельно.

6208a8762df6cfcdf3babcdee9151f1b.jpg

708e0033081e8d734422b3a35867e282.jpg
35 лет спустя. На месте старта.

Будучи в очередной раз в командировке в Москве, я решил посетить широко рекламировавшуюся выставку истории БАМа, экспозиция которой была развёрнута в Историческом музее, что на Красной площади. Бродя по малолюдным залам, познакомился и разговорился с черноглазым невысоким мужчиной, проявившим хорошее знание предмета, и рассказал ему о том, что обладаю некоторыми архивными материалами 1936 года по Дальнему Востоку, а также фотоальбомом с интересными снимками, в том числе — с фотографиями руководителей ГУЛАГа.

Он даже испугался, когда я упомянул Френкеля, посоветовав мне для моей же пользы не произносить на публике эту фамилию. Выяснилось, что мой собеседник — Роберт Минасов — сотрудник редакции газеты "Гудок", печатного органа Министерства железнодорожного транспорта, а БАМ — его тема. Словом, при ближайшей командировке в Москву я привез по его просьбе в редакцию "Гудка" на улице Герцена заинтересовавшие его материалы, связанные с велопробегом, и рассказал всё, что сам знал об этом событии. Когда я в следующий раз приехал в редакцию, Минасов вручил мне "Гудок" от 17 июля 1977 года (случайное совпадение — это мой день рождения) со статьёй под названием "Великолепная пятёрка" и иллюстрацией к ней. Мне было велено идти в бухгалтерию за получением денег, так как под статьёй стояла моя фамилия в таком варианте: "М. Людмирский — сын командора" (ниже стояла фамилия — Р. Минасов). Я немедленно выполнил это указание и через "гастроном на углу" вернулся в комнату Минасова. Мною владело и желание узнать, где в редакции та комната, в которой ещё в 20-е годы, как нынче говорят, " тусовались" такие люди как Ильф, Петров, Катаев, Платонов, Булгаков, Кольцов, Ефимов, Бабель, Пильняк, Зощенко, а многие из них в этой комнате работали, писали очерки и фельетоны. Выяснилось, что мы с Минасовым находимся в "той самой" комнате.

cc243aa50e28f5c8e02d8687c613b9e5.jpg
Из альбома, подаренного Бамлагом

В 1972 году отмечался очередной юбилей, и вся пятёрка собралась в Киеве. Сохранились относительно качественные цветные диапозитивы их встречи, на которых представлены все участники легендарного пробега — Василий Тихонович Шубин, Виктор Харитонович Морев, Владимир Тимофеевич Тимофеев, Иван Алексеевич Радевич и командор Липа Моисеевич Людмирский — все обременённые грузом прожитых лет, но, могу поручиться, молодые душою. Увы, уже через два года их осталось только двое — Шубин и Морев. К 50-летию окончания велопробега связь с ними была потеряна.

Всё же 11 февраля 1987 года "Вечерний Киев" отметил 50-летие окончания знаменитого велопробега юбилейной статьёй под названием "Беспримерный подвиг". Автор — многолетний спортивный обозреватель газеты К. Михайленко (настоящее имя Михаил Аронович Каганович — родной племянник Лазаря Моисеевича Кагановича).
Хочу особо отметить, что этот рассказ-воспоминание, отмечающий 70-ю годовщину (9 февраля 2006 года) со времени старта легендарного велопробега, посвящается памяти руководителя пробега. Поэтому приведу последний абзац из упомянутой юбилейной статьи в "Вечернем Киеве".

553d643e614ef5bf2636e0a8e9607f47.jpg
Василий Шубин

5c15cde479cd4f24d9541601385b6a9f.jpg
Владимир Тимофеев

8b3a918a3c0e8ec07a124806dc4aa931.jpg
Иван Радевич

cc24fdd2d0e4a5817a3a97754f1d31ba.jpg
Виктор Морев

"Коренной киевлянин, инициатор и командор велопробега Липа Моисеевич Людмирский, один из основателей велоспорта на Украине, на протяжении четверти столетия возглавлял республиканскую федерацию. Почётный судья всесоюзной категории, он много раз был главным арбитром всесоюзных многодневных велогонок. Заслуженный тренер Украины, Л. М. Людмирский воспитал немало выдающихся спортсменов — чемпионов и рекордсменов СССР".

Л. Людмирский был беспредельно увлечён делом своей жизни — развитием велосипедного спорта. Ещё в 1951-м году он инициировал ежегодное, ставшее традиционным, проведение 8-го ноября заключительного соревнования сезона — велогонки по улицам Киева "КИЕВСКОЕ КОЛЬЦО" на призы газеты "Вечерний Киев", в которой регулярно принимал участие как главный судья. В 1974-м году был тяжело болен и впервые не мог участвовать в ней. Настоял, чтобы его тепло одели и вывели на балкон — хотел увидеть, как разноцветная кавалькада гонщиков промчится по бульвару мимо его дома. Увидел сквозь слёзы. На другой день бригада "скорой" в последний раз увезла его в ненавистную больницу. Фатальное совпадение — все члены бригады хорошо его знали, так как нередко сотрудничали с ним, обслуживая велосоревнования, Утром 12-го ноября после бессонной из-за сильных болей ночи попросил: "Сбегай на угол к киоску — купи газету со статьёй-отчётом о прошедшей гонке". Сбегал, принёс, показал фотографии о гонке, прочитал вслух статью. Через 20 минут отца не стало…

(С.)Марк Людмирский. 2001-й год.


picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий