Поиск

Небоскребы, небоскребы, а я большенький такой! (о боевике «Небоскреб»/»Skyscraper», США, 2018 г.)


Оригинал поста:  https://lewhobotov.livejournal.com/892225.html

В детстве каждого человека остаются такие вещи, которые  с высоты прожитых после лет и накопленного опыта потом кажутся смешными, нелепыми, наивными и даже глупыми.
Это книги и игрушки, это художественные фильмы, героям которых мы в чем-то подражали, копировали их фразы или жесты, пытались разучивать "крутые приемчики" или способы обращения с оружием. Думаю, что равно как и для меня, для многих других одним из таких фильмов был боевик (тогда в ходу было определение "супербоевик") "Крепкий орешек" 1988 года (он же "Неистребимый", "Умри тяжело, но достойно", а в оригинале — "Die Hard" ) с  Брюсом Уиллесом в главной роли.

С позиции уже взрослого переосмысления фильм этот замечателен тем, что из всей когорты "супербоевиков" 1980 — 1990-х самый первый "Крепкий орешек" оказался самым гипотетически возможным и самым человечным. Герой фильма, простой нью-йоркский офицер полиции Джон МакКлейн, прилетевший на Рождество к своей жене, с которой находился в сложных семейных отношениях, вполне мог бы при значительной доле везения противостоять группе вооруженных захватчиков в таком огромном здании как пустой небоскреб. Перегибы относительно реальности там касались не нелепости ситуаций, а чисто физики полетов по лифтовой шахте, на пожарном рукаве за бортом здания и т.п. Но даже там при отличной физической подготовке и опять же при большой доле везения это в принципе возможно. Эти моменты "Удача!"(с.) с лихвой компенсировались хотя бы сценами беготни Джона босыми ногами по битым стеклам и впослествии — душераздирающего вытаскивания из порезанных стоп осколков, когда от ощущений и эмоций героя даже передергивало.
"Супергерой" Джон МакКлейн-1 не был супергероем, он был профессиональным полицейским с отличной физической и огневой подготовкой, которому очень сильно повезло.
И таким он в памяти и остался.

Если вспоминать — было ли что-то отдаленно похожее в реальности, когда внутри захваченного террористами или преступниками объекта оказался профессионал, который смог помочь разрешить ситуацию?  На память приходит трагедия "Норд-Оста" — есть основания утверждать,  что успешная операция по уничтожению всей группы опаснейших террористов, среди которых было большое число смертниц с поясами шахидов на себе,  была проведена в том числе с помощью оказавшегося в зале среди заложников офицера одной из спецслужб (ПВ или ФСБ), который пришел на мюзикл в выходной день. Сам офицер в итоге погиб, но продолжал передавать информацию о ситуации в здании до самого конца.

Но оставим достояние нашего детства и перейдем к "киношедевру" современности — "супербоевику" "Небоскреб" (оригинал — "Skyscraper" (англ.), выпущенному в США в 2018 году.
https://www.kinopoisk.ru/film/neboskreb-2018-1041734/

режиссер Роусон Маршалл Тёрбер
сценарий Роусон Маршалл Тёрбер

В главных ролях: Дуэйн Джонсон, Нив Кэмпбелл, Чинь Хань, Роланд Мюллер, Ноа Тейлор

бюджет $125 000 000  сборы в США $67 796 355
сборы в мире + $236 307 258 = $304 103 613 сборы
сборы в России $7 651 746

Зачем американская кинопромышленность занимается плагиатом или самоплагиатом? На мой скромный взгляд — в основном, по двум причинам. Первая — это копирование иностранных фильмов, которые гораздо более скромны по бюджету, зрелищности, известности, но содержат идею, которую можно выгодно переиздать ярко, красочно, куда более привлекательно.
Вторая — это освежение собственных достижений, которые за давностью лет и моральной устарелости едва ли пользуются популярностью у публики, но позволят снова собрать кассу у молодых поколений, если будут выглядеть соответсвенно моде.
Ну, примерно, как популярное когда-то перешивание старых бабушкиных и маминых пальто или платьев в что-то более радующее взгляд современников.

Иначе сложно объяснить появление подобных откровенно вторичных по замыслу и реализации, но набитых деньгами и именитыми актерами проектов, как рассматриваемый сегодня "Небоскреб".
Так как фильм на мой взгляд грубо копирует один из любимых фильмов юности, в эдакую отместку буду называть некоторых героев так, как они значились в "исходнике" 1988 года, тем более, что запомнить новых по именам и фамилиям по какой-то причине невозможно — нужно пересматривать с блокнотом и записывать. Как это было когда-то с "Прометеем" и "Заветом" — нет харизмы и индивидуальности героя, нет и запоминания его ФИО и фотокарточки. Так оно будет легче и мне и тем, кто читает и хорошо помнит первый "Орешек".

При  просмотре нового фильма возникло ощущение, что единственный "творческий метод", использованный при создании блокбастера был сформулирован фразой "просто всыпем в старый сценарий дрожжей, да побольше". Ну, и высыпали. Оно и поперло. При этом, правда, улетучилась всякая человечность, ранимость, тревожность. Если в 1988 году в принципе было понятно, что все кончится хорошо, но сердце-то замирало, то спустя ровно 30 лет ("Совпадение? Не думаю." (с.)) с первых минут понимаешь, что волноваться не за что — в "Ну, погоди!" у Волка было было больше шансов натуралистично задушить и  сожрать Зайца перед многомиллионой детской аудиторией, вызвав истерики и психологический шок у юных зрителей и инфаркты у их родителей и бабушек-дедушек. Если Джон МакКлейн (справа) — жилистый неунывающий мужик, сомневающийся, рассчитывающий, допускающий тактические промахи, то Джон МакКлейн-2 — это машина для убийства, перед которой визуально пасует даже первый Терминатор. Даже штатский костюм и отсутствие половины ноги (потеряна в схватке с самоубийцей, захватившим свою семью в заложники и взорвавшимся вместе в группой спецназа, ворвавшейся в дом) не дает форы оппонентам.

Если МакКлейн-1988 в приступе победной эйфории написал кровью на свитере первого убитого (по факту тот в драке скатился с лестницы и сломал себе шею) террора-очкарика "Теперь у меня есть автомат! Хо-хо-хо!" (дескать — теперь просто так не возьмете, гады!), то МакКлейн-2018 мог бы без эмоций вывесить напротив Небоскреба биллборд со своим фото на паспорт и с надписью "У меня протез вместо ноги и я с ним иду к вам". И террористы сразу поняли бы, что  в их же интересах пойти на верхотуру, взяться за руки и сигануть вниз, пока ЭТО до них не добралось и не сделало больно. Потому что каждому понятно, что стреляй-не стреляй, но пули тут не помогут, а в рукопашной шансов нет вообще, даже если он один против всех их.

Вопреки своей обычной манере, подробно рассматривать фильм не стану, остановлюсь лишь на особо раздражающих эпизодах, представляющих либо прямые заимствования, либо откровенные нелепости.

Итак, "строили мы, строили и наконец, построили". Небоскреб Накатоми в фильме 2018 года расположился где-то в Китае и получил наименование "Жемчужина". Из-за грандиозной зеркальной хрени в виде сверкающей сферы, венчающей мега-здание.

Мистер Такаги помолодел и сменил пол национальность. Впрочем, подавляющее большинство зрителей в таких тонкостях все равно не разбирается.
Субъективно, конечно, но Тип-88 при своем непродолжительном пребывании в кадре куда более походил на богатого человека, которому было что терять. Тип-2018 в фильме просто по.уист, которого ничуть не расстроило разрушение адски дорогого объекта недвижимости, который даже не был застрахован. В самом деле — чего расстраиваться, он себе ещё один в графическом редакторе нарисует.

Обсуждать, кто симпатичнее из двух "Холли МакКлейн" считаю нецелесообразным — вкусы у всех разные и оба варианта по своему симпатичны. Отношение же двух "Холли" к мужьям  разнится. "Холли-88" со своим Джоном пребывает в несколько натянутых отношениях, обусловленных постоянным проживанием мужа и супруги в разных городах, причем Холли-88 прет по служебной лестнице  аки танк (первый зам мистера Такаги), в результате чего возникла пропасть и в доходах и в социальном положении с мужем, который все эти годы ловит мелких жюликов. В варианте же 2018 года имеет место семейная идиллия, которой можно позавидовать. "Холли-18" — бывший военный врач, "Джон-18" бывший спецназовец, ныне — мелкий бизнесмен в сфере услуг охраны и безопасности — классика, не порождающая классовой вражды между супругами. И пусть нет половины ноги, зато в остальном полный порядок.

Киндеры четы "МакКлейнов" также остались числом двое, мальчик и девочка, но в варианте 2018 года потемнели кожей, буйно закучерявились и переместились в статус действующих лиц второго плана, оказавшись в пустом незаселенном небоскребе по трагическому стечению обстоятельств.

Фильм 1988 года был буквально набит запоминающимися персонажами и первого и второго и даже третьего плана. За всеми чувствовалась их собственная жизнь, эмоции, отношение к ситуации, характеры. У них была мимика, жесты, запоминающиеся фразы, какие-то мелкие поступки, западающие в память. По крошечным оттенкам их поведения было понятно, кто есть кто — кто в экстремальной ситуации быстро соображает и действует, кто стремится перекинуть ответственность  куда подальше, кто осторожен, а кто идет вперед как таран.
Я уж не говорю о том, что даже имена и лица этих персонажей прочно входят в память зрителя. Чего стоит водитель Оргайл?

А тщательный подбор команды якобы террористов?


Среди которых даже беглый из СССР балерун Александр Годунов.

А этот азиатистый кадр из боевого охранения на первом этаже, который  в засаде на спецназ, думал-думал, а потом решил на халяву подкрепиться шоколадным батончиком?

А продавец в магазине? "Любишь ты пончики, я смотрю…" (с.)

А этот "Репортер без границ морали и этики", который любой ценой стремится сделать горячий материал и прославиться, пока ещё сравнительно молодой и которому за эти потуги заслуженно прилетит от Холли и в первом и во втором фильме?

Агенты ФБР Джонсон и Джонсон — негр и белый с фразой "Мы не родственники",  которые как досадное недоразумение игнорируют шефа полиции. А белый Джонсон потом ликует в вертолете со снайперской винтовкой в руках, вспоминая свои ощущения от боевых вылетов на вертолете во Вьетнаме.

Да даже этот электрик в колодце, переводящий взгляд с агента ФБР, требующего вырубить свет в небоскребе на решительно сопротивляющегося этому своего начальника — даже он формирует крошечную, но жизненную сцену фильма.

И это ведь были только фигуры второго-третьего плана.

В "Небоскребе" же есть фигура (да что там фигура — глыба!)  ГГ, немножко жены с киндерами для создания мотивации — на кой он туда полез вообще, а все остальные персонажи — плоские картонки, за которыми нет жизненного наполнения.

А что же другие действующие лица?
Начинаем с главного Злодея — главаря террористов. Ганс Грубер 1988 года, на мой взгляд — эталонная безжалостная мразь с честным университетским дипломом на лбу.
Человек, который не смог, а скорее не захотел реализоваться в нормальной человеческой жизни. В матерые преступники он едва ли пришел из-за нужды, ему скорее было скучно жить по правилам. И в небоскребе Накатоми он не столько ждет результата, сколько смакует момент своей власти над захваченными в заложники людьми и беспомощностью полиции и спецслужб перед его "хитрым планом" всех вдвойне наипать и скрыться с большим кушем.  Мотивация Грубера — двухуровневая. Он берет заложников с политическими требованиями, под которыми скрывается крупное ограбление.
Что же главарь терроров в "Накатоми" 2018 года?  Судя по всему — манерам, поведению, лексике — его потолок карьеры — успешный сбор дани в ларьках, да стрелки с конкруентами во главе "бригады" таких же собратьев по уровню умстенного развития. Если банда Грубера споткнулась о непредвиденный фактор в лице Джона МакКлейна, то банда (тоже абсолютно незапоминающееся имя)  Koresа Botha изначально была обречена, сунувшись явно не по адресу. Они там, собственно, ничего и не делали толком — просто подпалили здание (тоже привет фильму 1988 года) и пока горело, собирались проникнуть в аппартаменты "Мистера Такаги", взять нужное и скрыться в-принципе достаточно оригинальным способом (хотя, может, и такое уже было, я не сильно большой киноман).
Мотивация его? Собственно — на лице написано. Хочу денег, но изначально понимаю, что  не видать их, как своих оттопыренных ушей. Будто ввязался в заведомо неподъемное дело, потому что иначе остригут эти уши, вместе с головкой. То ли в карты проигрался, то ли долг какой отработать надо…

Видимо, понимая слабость и нежизнеспособность "Грубера мод.2018", авторы вставили в "Небоскреб" дублирующего Злодея — командира группы обеспечения и эвакуации, которая работает вне здания и впоследствии должна способствовать быстрой эвакуации основной группы. Это женщина, она гламурная и она азаитка. Значит — будет дрыгать ногами и эффектно позировать перед камерой со злым лицом. Текст этого персонажа не важен, шаблонен и в памяти не откладывается.

Предатель. Тут такая же ситуация. Если Эллис в "Крепком орешке" полностью проявил свою гнилую сущность вообще во второй половине фильма (в первой его застукали за употреблением какаина и легким волочением за Холли) и, как деловой человек, пошел заключать сделку с деловым человеком Грубером, то первый предатель в "Небоскребе"-2018   "спалился" едва ли не с первых минут повествования. Причем, в отличие от Эллиса, он очень близкий друг Главного Героя — вместе и служили, и преступников валили, и подорвались вместе. И  теперь на гражданке все так же дружат и вместе работают в сфере обеспечения технической безопасности. Наверное, потому и стал Предателем — слишком надоело так близко и долго идти по жизни. В его оправдание заметим, что он не желал чтобы семья ГГ попала в злосчастное здание — он даже билеты им купил на какое-то представление, чтобы отправить восвояси. Но тем не менее. Нехорошо получилось. Как-то не по-товарищески, и даже без веской причины, объясняющей такую логику.

Так как количество намеков (странно посмотрел, странно отреагировал) перешло в качество, то на 26-й минуте Предателя пустили в расход и потребовалось внедрять ещё одного.

Второй выступал под личиной страхового агента, который прибыл оценивать здание на предмет страховки.

Будучи ещё более "не рыбее, ни мясистее" первого, он соединенными усилиями супругов отправляется во всех смыслах в Геенну огненную ровно через полчаса после Предателя №1.

Программист. В конце 20-го века террористы Грубера держали своего негра-очкарика за равного и погиб он в фильме 1988 года одним из последних. На нем было все по части сигнализации, наблюдения за окрестностями небоскреба, взлома сейфовой комнаты "Накатоми". В 2018 году, захватывая здание, которое для контроля за собой требует раз в несколько больше мозгов, своего хакера терроры убивают в первой трети фильма. Разве что-то может пойти не так в охваченном пламенем небоскребе, набитом дистанционно управляемыми системами, которые там контролируют всё, и в котором сидят их подельники, даже не приблизившиеся в выполнению основной задачи?

Полиция.
Каждое масштабное преступление, тем более захват заложников привлекает громадное количество сил и средств полиции и спецслужб для локализации и разрешения ситуации. От оцепления территории  и опроса свидетелей до специалистов по ведению переговоров и бойцов групп спецназа на случай штурма.
В фильме 1988 года показали практически всю последовательность — принятие заявки по телефону 911, прибытие патрульного экипажа для проверки, потом блокирование и оцепление объекта, прибытие и развертывание штаба,технических сил, работа со связью и энергообеспечением объекта, работа с прессой, ведение переговоров, неудачный штурм, прибытие агентов ФБР, зачатки спецоперации по освобождению заложников уже под их командованием. Сильно на этих вещах не сосредотачивались, но все это так или иначе, штрихами, схематично, но показали.
Пока МакКлейн в одиночку воевал террористов внутри, снаружи по инструкции раскладывался положенный механизм реагирования правоохранительных органов. И так как наличия МакКлейнов в жизни практически не встречается, то спасают заложников и нейтрализуют террористов как раз вот через такие процедуры — не всегда быстрые, не всегда складные, не всегда эффектные, не всегда дающие строго положительный результат.



А что же в "Небоскребе"?
А ничего подобного. Руководство операцией представлено двумя разнополыми офицерами в непонятных чинах, с умным видом сидящих в трейлере-штабе и куче безликих одинаковых рядовых полисменов. Об уровне отражения реальности достаточно сказать одно — даже оцепления никто не выставлял. Когда из пылающего небоскреба посыпались вниз во множестве стекла, обломки и прочие предметы интерьеров, толпа вокруг гигантского здания продолжала восторженно все это дело снимать на камеры телефонов, стримить, лайкать и репостить очередные кадры с подвигами кувыркающегося снаружи здания ГГ.



А что спецназ? А спецназ, как и 1988-м году славы не сыскал. Правда, в этот раз отряд местных "СВАТов" отправили не здание штурмовать, а ловить ГГ, который показывал чудеса силовой акробатики на башенном кране, пытаясь  с него перепрыгнуть в здание. На том они выдохлись и далее взяли отгулы.

Ещё нельзя не отметить тактические замыслы террористов по проникновению на объект и отход после выполнения своего плана.
В "Крепком орешке" вторжение происходит по-человечески, то есть прямо и нагло. Очень часто так действительно проще, нежели сценарии мега-проникновений в стиле Джеймса Бонда или там всяких "Миссия невыполнима".  Двое споконо заходят в дание и нейтрализуют пост охраны,  берут под контроль комнату, куда выведено наблюдение и управление защитными решетками. После чего в подземном гараже разгружается обычный транспортный фургон, доставивший основную часть банды, оружие и снаряжение. После терроры выставляют охранение под видом местного ЧОПа и на лифте поднимаются на этаж, где их ждут будущие заложники. Буднично и без фантазии. То есть, очень реалистично.

В "Небоскребе" легких путей терроры не ищут. Вторжение обставлено в духе, близком к кадрам из фантастических фильмов о "Чужом". Дежурный техник в хм… "насосной" или  "элеваторной" тупо пялится на стену, которая идет трещинами, потом частично обваливается, образуя круглую дыру, из который идет то ли дым, то ли пар. Достает фонарик и идет, чтобы поближе рассмотреть странное во всех деталях.



И если дальше было бы так или так, то фильм стал намного более интересен.

Но нет, это всего лишь рука командира терроров. Впрочем, все равно лучший кадр в фильме с его участием.

Юношу даже не жалко, ибо столько времени стоять и тупить при виде крайне странного явления… Ну, не могло это хорошо кончится.

План отхода и там и там выглядит достаточно странно. Груберовская группа должна была скрыться в суматохе на спецмашине оперативных служб, когда взорвется крыша здания вместе с прибывшими вертолетами и согнанными туда заложниками, и все кинутся оказывать помощь, тушить огонь, разгребать завалы.
В "Небоскребе" избрали более чудной способ — спрыгнуть с верхотуры на парашютах, перелететь над акваторией и приземлиться на открытой площадке в порту, где их встретила бы  группа обеспечения. Вариант сомнительный — понятно, что на причале не будет полиции, но полицейские вертолеты-то со стрелками спецназа в наличии! Перефигачат прямо в воздухе или при посадке. Хотя, с другой стороны — при наличии тяжелой стрелковки, а то и ПЗРК (гулять так гулять) — вертолеты можно отогнать и получить по крайней мере фору по времени и либо рассыпаться, либо организованно скрыться на незасвеченном транспорте.
В-общем, отход, вероятно, единственный логичный момент, в котором "Небоскреб" отличается и не тупит относительно "Крепкого орешка".

Обязательный момент любого крутого боевика — попадание ГГ в экстремальнейшие ситуации, требующие превозмогание ранений и травм и проявления сверхчеловеческих физических способностей. Сложно сказать, зачем именно Джонсону отняли ногу, но МакКлейн Уиллеса с порезанными стеклами ступнями до сих пор вызывает куда больше переживаний — реалистично сделано. Из протеза же его коллеги в "Небоскребе" сделали по сути атрибут ниндзя — слава сценаристу, что хотя бы не стреляющее и не плюющееся отравленными стрелами.  Если чисто по физике смотреть, то МакКлейн намного более естественно воспринимается в ситуациях зависаний на руках, спусках по отвесной стене на ремне от автомата, переползания по узким тоннелям вентиляции. Для аналогичных трюков его коллега из 2018 года как-то слишком габаритен и тяжел даже визуально.
Что до эффектов — то, конечно же, в 2018 году масштаб и размах прибавил в разы, но… так компьютеры вышли на такой уровень, что рисовать могут что угодно. Это уже перестало удивлять и заставлять бежать в кино, нужно чем-то другим брать зрителя за душу (неужели сценарием и актерской игрой?)



Не менее традиционная часть — Хэппи-энд, обязательный для "супербоевика". Злодеи повержены, жены и дети, прочие угнетаемые злодеями граждане освобождены, публика восторженно рукоплещет, красивые барышни бросают в воздух лиф.. точнее, чепчики. Объятия, скупые слезы, хорошая музыкальная тема сопровождает отбытие героев в закат.
И в "Орешке" это все сделали шикарно. Негр-полицейский валит советского балеруна-перебежчика Годунова с AUGом, Оргайл подает супругам МакКлейнам лимузин, Холли бьет физиономию репортеру, который ради сенсации раскрыл террористам то, Джон — её супруг и поставил жизнь женщины в смертельную опасность. А уж песня Let It Snow запала в память с самого первого просмотра фильма.

Чтобы вспомнить, чем закончился "Небоскреб" 2018 года, потребовалось его снова скачивать и пересматривать, потому что и это тоже снято настолько безлико и серо, что совершенно не остается в памяти (и слава богу, конечно). Пересмотрел — пришить это можно к любому аналогичному фильму второй-третьей категории. Я ждал, что здесь тоже будет что-то скопировано с "Орешка", вроде последнего выжившего после падения с полусотого этажа террора, но авторы решили обойтись без этого. И жаль, при стольких повторениях ещё и это "вырезать-вставить" каши бы не испортило.

И, в заключение два совершенно идиотских момента, которыми решили выделиться создатели "Небоскреба". Да, в целом замысел футуристичного здания интересен. Гигантские сады, турбины, управляемая прозрачность панелей, из которых состоит обшивка изюминки здания — "жемчужины".



Но что за дичь вот эти растворяющиеся в полу элементы, все назначение которых — создавать эффект множества зеркал? Какой функциональным смысл они в себе несут,  кроме как дают ясное понимание, что именно здесь будет разворачиваться финальное эпическое побоище, в котором ГГ будет своими отражениями обманывать палящих во все стороны терроров?
Кстати, сцена получилась так себе. Если память не изменяет, такое уже было в другом "супербоевике" 1990-х. "Вспомнить всё", если не путаю.

Ну, и уж совсем не в какие ворота — это торжественное вручение именного планшета, на который замкнуто все управление системами безопасности здания. А если его обладатель по нужде засядет, уснет, гирю на него уронит?

Впрочем, шаткость такого подхода к управлению безопасностью Герою была продемонстрирована тут же после выхода из здания — когда сумку с планшетом лихо подрезали в толпе.

Что по итогам  имеем?
За 125 млн. долларов снят посредственный и вторичный по сюжету фильм с признаками  близких заимствований из боевика 30-летней давности, одноразового просмотра, который не обогащает ничем новым и интересным ни жанр боевика, ни кинематограф в целом.
Конечно, нет оснований разводить теории о близости к российскому кино, которое снимается "на отвяжись" с подозрительными целями вроде списания крупных сумм денег.
Просто налицо кризис кинематографа как искусства, когда даже большие деньги и техническая безупречность съемок не способны заставить произведение жить.
Даже удивительны относительно этого суммы сборов, перекрывших бюджет более чем вдвое — неужели такая сценарная и режиссерская халтура настолько заходит у зрителей по всему миру?

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий