Поиск

Зимняя шапка и другие зимние истории.


По случаю первого дня зимы и наконец-то перетряхнула частично шкафы.
Летние сандалии убрала подальше. Тёплые ботинки поближе.
А заодно случайно нашла тёплую шапку, о существовании которой совершенно забыла.

Эти шапки нам давали в качестве подарков от спонсоров — смешные с помпонами. На полюс мы в них не ходили, оставили на Шпицбергене.
Но перед вылетом на лёд, демонстрируя свои сани и прочую экипировку, я фоталась в ней и получила кучу комментариев в стиле «шапка огонь!»

Шапка действительно прикольная. А главное тёплая. С Плюшей гулять — самое оно.

Вообще сегодня день севернополюсный какой-то получился.

Залезла в инстаграм, увидела выступление Ламис на кувейтском TEDx форуме. Она сегодня там выступала и рассказывала про то, из чего состоит путь к мечте. Спойлер — из холода и замёрзших конечностей.
Рассказывала классно, не знаю почему, но на английском языке. Так что я смогла тоже послушать, впечатлиться и вспомнить.
И в момент, когда она рассказывала историю про то, как замёрзла в первый день и не могла пошевелиться, мы спрашивали, всё ли с ней ОК, а Стеф говорила «не трогайте Ламис, она молится», тут меня вообще такая ностальгия накрыла.

Вот как раз этот момент, когда Ламис «молится».
Один из самых смешных моментов. Ну, из тех моментов, когда уже потом, когда всё хорошо закончилось, вспоминаешь о нём и не можешь сдержать улыбки. а
Кстати, кто не помнит или не читал о самом забавном дне нашей экспедиции — самом первом — тынц и можно почитать.

DSCF1209

Ламис — она вообще клёвая.
Вот если всех других я обычно характеризую словом «крутые», то к Ламис хочется добавить ещё и этот.
Самая молодая участница экспедиции, до первых исландских тренировок снега никогда не видавшая, каждый вечер с очень серьёзным лицом наговаривавшая послания своим фолловерам, при этом всё остальное время была совсем несерьёзной. Ну разве что только ещё когда молилась по вечерам в палатке, перед этим узнавая, не помешает ли она нам.

Мне кажется, у нас с ней больше всего было общего при внешних глобальных различиях.

Она, как и я бегает. И в этом году пробежала свой первый марафон.
Она при возможности любила уйти куда-нибудь подальше, чтобы побыть одной.

Кроме той смешной истории с тем как Ламис «молилась» на ум приходит ещё одна история. Тоже связанная с ней и со Стеф. Только уже не такая весёлая.

Перед вылетом на лёд к нам в комнату пришла Фелисити. Ламис не было и тем неожиданне для нас стала тема разговора.
Фелисити сказала, что опасается за Ламис. Что она такая несобранная, вечно в своих мыслях, бродит где-то.
Всё это было как-то странно и неожиданно. И главное непонятно с чего это.

Потом мы уже собрались всей нашей палаткой вместе: Ламис, Сьюзен, Стеф и я. И Фелисити уже обращаясь к Ламис повторила сказанное.
И добавила, что она не уверена в ней. Что она не сможет следить за ней 24 часа, и мы не сможем. А без этого сама Ламис может потерять контроль и, например, отморозить пальцы.

Беседа была какой-то мутной, продолжительной, оставила какой-то странный осадок. Закончилась уверениями Ламис, что всё будет хорошо.

Потом все ушли, остались мы с Ламис. Она была жутко расстроена.
Честно говоря, я бы на её месте была тоже расстроена.

— Ты поняла, что произошло? — спросила она — Это Стеф ей про меня наговорила. Ей не нравится то, как я себя веду.

И тут я поняла, что меня особенно напрягало во время всех этих бесед. Не знаю почему, но как-то сразу я была уверена, что ветер дует с той стороны и что Ламис, сказав про Стеф, абсолютно права.

— Да, я может веду себя не как другие. Да, у меня свой путь. Но это мой путь.

Я очень хорошо понимала Ламис. А главное понимала, что на её месте могла бы оказаться и я. У меня тоже часто в коллективе какой-то «свой путь». Но благодаря опыту и ещё по ряду причин, меня не трогали. Не обращали внимание, когда я куда-то смывалась бродить. Не проверяли экипировку. И конечно не высказывали сомнений в моих навыках и умениях.
Хотя в принципе мы в данной ситуации с ней ни чем не отличались.
Наверное поэтому мне так и запомнилась эта история.
Ну и ещё тем, что стало понятно, что Стеф докладывает всё про нас Фелисити. Нам особо скрывать было нечего. Но в любом случае неприятно.

Не, ну я как могла утешила Ламис, сказав что я-то в ней не сомневаюсь, и путь у неё нормальный, и если что, я ей помогу.

А я действительно в ней не сомневалась ни разу с той минуты, когда во время шторма в Исландии мы сидели и держали палатку. На улице творилось чёрте что. Туда даже выглядывать не хотелось. Но надо было вылезать на улицу и откапываться, чтобы палатку не поломало.
И когда я в очередной раз собралась на подвиг, Ламис сказала:
— Подожди, я с тобой пойду.

И мы с ней спасали палатку, ползая на коленях среди снежной бури. Ползая — потому что в полный рост встать не было никакой возможности.

Вот. Что-то я прям развспоминалась. А потому что вытащив шапку и посмотрев выступление Ламис, поняла как скучаю. И по северу. И по нашей экспедиции. И по девчонкам. При чём по всем.

Прям грусть печаль.
К счастью грусть-печаль эта не такая что — оуоооо, всё самое лучшее уже было, никогда не вернуть нам дни экспедиции…
Дни экспедиции конечно не вернуть. Но ощущения, что всё самое лучшее уже было тоже нет.
Хотя иногда есть 🙂
Но тогда я вспоминаю, что прямо перед отлётом на лёд, во время нашего прощального ужина на Шпицбергене, устроенного спонсорами, внезапно родилась идея нового проекта.
Из одного вопроса, из одной фотографии, из моего ответа и тут же накиданных вариантов реализации идеи. И вариантов возможных идей.
Из фразы «Окей, давай когда вы с полюса вернётесь, всё подробно обсудим.»

И потом были разговоры, встречи, обсуждения, бесконечный поток писем.
И через полгода что-то начало вырисовываться…
Но эта уже совсем другая история.

Аааа, про шапку-то я забыла.
Вот она — та фотография и та шапка.

IMG_1586 olly-ru.livejournal.com

Добавить комментарий