Поиск

Сексуальные девиации как двигатель «Серебряного века». Часть 11 и последняя.


                                                                                                                                                               «Пришла —

                                                                                                                                                                  деловито,

                                                                                                                                                                  за рыком,

                                                                                                                                                                  за ростом,

                                                                                                                                                                  взглянув,

                                                                                                                                                                  разглядела просто мальчика.

                                                                                                                                                                  Взяла,

                                                                                                                                                                 отобрала сердце

                                                                                                                                                                 и просто

                                                                                                                                                                 пошла играть —

                                                                                                                                                                 как девочка мячиком»
                                                                                                                                                                В. Маяковский О Лиле Брик.

Здравствуйте уважаемые.
Как и обещал в прошлый раз, сегодня я закрываю нашу несколько затянувшуюся и ооочень многих раздражающую здесь серию постов про литераторов Серебряного Века. Честно скажу, закончит тему я хотел ярким и фееричным постом, благо фигурантов выбрал чуть ли не с самого начала, но…думаю мне это не удастся. И пост будем скомкан и маловразумителен. И на то есть 2 причины. Во-первых,тема уже себя исчерпала и нет никакого вдохновения. А во-вторых…. Поразительно, то несмотря на возраст,я понимаю, что я до сих пор меняюсь…меняются мои воззрения, взгляды и даже вкусы. И уж точно меняется отношение к людям. Как Вы уже поняли, я сегодня мы поговорим о Владимире Маяковском и Лиле Брик.

Знаете, не в каком виде с детства не любивший Маяковского, в юности я буквально возненавидел Лилю Брик (в девичестве Лили Уриевна Каган). Она бесила меня всем. И я искренне считал, что заигравшись в "роковую женщину" она погубила не только противоречивого, но яркого поэта Владимира Маяковского, но также и своего мужа Осю, а еще второго супруга — отважного Виталия Примакова. И это как минимум.
Читая об ее огромном количестве романов с различными мужчинами я не мог понять главного — КАК вот эта вот дамочка могла вообще кого то привлечь, не говоря уже о том, чтобы удержать. Ну посмотрите:


И уж тем более, я удивлялся, когда Николай Пунин, называл её «самой обаятельной женщиной, которая много знает о человеческой любви и любви чувственной». Писатель Вениамин Каверин, увидевший Брик в 1920 году в доме Виктора Шкловского, рассказывал о ней как о «прелестной, необыкновенно красивой, милой женщине». А сам Шкловский говорил, что Лиля могла позволить себе быть какой угодно — «женственной, капризной, гордой, пустой, непостоянной, влюбленной, умной».
Окончательно меня добили люди, которые видели ее и общались хотя бы мельком — когда ей было уже за 80. Все отмечали ее стильность, вкус, дикую энергетику и….красоту. Да-да, красоту 80 летней женщины, которая и в молодости была, мягко говоря, не очень внешне интересная.

И тут мне пришло в голову посмотреть на нее с другой стороны, не через призму неприятия и отвращения. И я увидел, что все могло быть несколько не так как принято думать. И что Маяковского она не отбивала у младшей сестры, и что жизнь ему не отравляла, и даже спокойно относилась к его романам. Более того, постельные вещи постепенно отходили на второй план. И скажу даже крамолу, не издай Осип Брик "Облако в штанах" на свои деньги, быть может бы и не состоялся бы Маяковский до конца — так бы и проходил в футуристах-бунтарях, коих было пачки. Может и покончил бы с собой гораздо-гораздо раньше (если его не убили, ибо там в деле немло неувязок), а Брик не только не была причиной этого, а наоборот ее явление дало Маяковскому многие годы жизни…. Кто знает.

Знаменитый образ для рекламы.

Просто Брик очень умная и расчетливая дама, которая смогла извлечь из своих не очень больших шансов на яркую жизнь максимум даже не на 100, а на 500 %. Она умела быть в центре внимания и заставляла весь мир кружится вокруг нее. Ну что же, за это не стоит ненавидеть — за это стоит аплодировать.

Жила под одной крышей с 2 не самыми серыми мужчинами страны (хотя сексом втроем они никогда не занимались — ибо грязь и мещанство), была замужем 3 раза, имела кучу любовников, из которых каждый любил ее, пусть по-своему, но любил. Снималась в кино, играла роль в культуре, моде, жизни. Постоянно эпатировала публику. Причем делала это интересно, ярко. Правда меняла показания в зависимости от времени :-))) В молодости писала сама: «Мы с Осей больше никогда не были близки физически, так что все сплетни о «треугольнике», «любви втроем» и т. д. – совершенно не похожи на то, что было. Я любила, люблю и буду любить Осю больше, чем брата, больше, чем мужа, больше, чем сына. Про такую любовь я не читала ни в каких стихах, ни в какой литературе». А уже в старости потрясла Андрея Вознесенского таким признанием: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал…» «Она казалась мне монстром, – признавался Вознесенский. – Но Маяковский любил такую. С хлыстом…». И вот фиг его знает — где она говорила правду, а где сознательно врала. Быть может и там и там….

Володя, Ося и Лиля

Ее можно любить или ненавидеть, но трудно к ней относится спокойно. Одно можно сказать точно — она была умной. Не только образованной и эрудированной, но именно умной. А рецепты ее власти над людьми довольно просты. Она сама о них говорила не раз: «Я всегда любила одного. Одного Осю… одного Володю… одного Примакова… одного Ваську…». А еще: "Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешать ему то, что не разрешают ему дома. Например, курить или ездить куда вздумается. Остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье". Просто, но иногда работает :-)))

Ей не хватало детей, ибо неудачно сделанный аборт в юности поставил крест на материнстве. Она очень привязана была к своей сестре французской писательнице Элизе Триоле, и после смерти последней ощутила физически пустоту мира. Ушел последний человек, который удерживал ее интерес на этом свете. Именно этим и обусловлено ее самоубийство, а вовсе не пресловутым переломом шейки бедра. Она устала жить и решила уйти сама. Как и всегда.
Настоящая, а не бутафорская фам фаталь. Без дураков.

Элиза Триоле.

Вот так вот и получилось, что даму, которую я на дух не переносил в сем посте я чуть ли не возвысил. Уж не знаю как 🙂
Хочу поблагодарить Вас за то, что вы читали всю мою долгую на 11 постов серию, и очень хочется надеяться, что Вам понравилось и вообще было интересно.
Спасибо Вам за внимание.
Приятного времени суток. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий