Поиск

Кое-что о мутантах


Для проекта День симпатичных мутантов в Заповеднике Сказок

— Я Джеймс. И я мутант.
— Привет, Джеймс! — Всем своим видом координатор Стив излучал дружелюбие.

Последовала смущённая пауза. Видя это, координатор Стив подбадривающе подмигнул Джеймсу.

— Чего? — Ещё больше растерялся тот.
— Может быть, расскажешь свою историю, Джеймс?
— Какую историю? — насторожился Джеймс.

Роста в нём было немного, но взгляд… Стиву от встречного взгляда раскачивающихся на жилистых жгутах телескопических глаз стало не по себе. Но только на миг. Он профессионально подавил в себе гипнотическое оцепенение и сказал обычным уверенным голосом:
— Как ты стал мутантом, Джеймс?
— Кто стал мутантом?
— Ты сам сказал, что ты мутант.
— Да я не стал мутантом.
— Только что ты сам сказал. Мы все слышали.
— Я всегда был мутантом. С рождения. И братья у меня мутанты, и родители. И бабка с дедом.
— Это очень интересно, Джеймс. Значит, ты мутант в третьем поколении.
— Нет же! В седьмом, кажется. Или в девятом. Не знаю я точно. А сюда с каким стажем можно?
— Стаж? Нет, Джеймс, стаж здесь не главное. Однако было бы интересно узнать, каким образом твои предки приобрели мутацию. Ты знаешь об этом что-нибудь? Дело давнее, но, возможно, есть какое-то семейное предание?
— Предание? Есть, да. Мой прапрадед жил в Рашше. Была такая страна. Цесарство. Или царство? Не помню, в общем. Давно. Очень давно. Деда звали Айван. Он был королевич. Младший. Он стрелял из лука. И женился на лягушке.
— Невероятно! — просиял Стив. — Это что же, выходит в незапамятные, можно сказать, примитивные времена, задолго до эры толерантности в Рашше уже были столь прогрессивные взгляды? Потрясающая страна! Как мало мы о ней знаем. Спасибо, Джеймс!

— А я тоже потомственный мутант! — послышалось со стороны стула, которое Стив посчитал вакантным, поскольку видел на нём лишь брошенный кем-то затейливый аксессуар неясного предназначения. Аксессуар энергично зашевелился и оказал живым.
— Кто говорит? — Стив, не скрывая удивления, привстал со своего места.
— Меня зовут Дейми, — бодро и пискляво ответил миниатюрный «аксессуар», в котором озадаченный Стив распознал человекоподобное существо, невозмутимо машущее ему крохотной ручонкой.
— Привет, Дейми! Рад видеть тебя! — воскликнул Стив, и это был тот случай, когда он сказал не дежурную фразу, а чистую правду.
— Не беспокойся, я знаю, как поступать в таких случаях, — звонким колокольчиком рассмеялся малыш Дейми, непонятно зачем показав в своей руке нечто искрящееся; по виду, крохотный предмет походил на электрошокер.

Это озадачило Стива.

— Ты о чём, Дейми? О каком случае ты говоришь? Что ты имеешь в виду?
— Ну, ты же самом деле не просто подумал: «Рад тебя видеть», а «Рад видеть тебя до того, как сюда плюхнулся какой-нибудь мутант-толстяк с трёхфунтовым пакетом поп-корна». Ведь так? Я могу читать мысли, Стив.
— Вот это круто! — вырвалось у Стива, ошалевшего от такого поворота разговора. — Это правда? Ты читаешь мысли?
— В этом и есть моя мутация.
— Я думал…
— Я знаю, ты думал, что мутация заключается в моём росте.
— Точно! Я действительно так думал. Поверить не могу! Ты вот так, запросто, читаешь мысли?
— На самом деле, это и впрямь просто. Гораздо проще, чем не читать их. Чтобы закрыться от окружающих мыслей, приходится тратить много сил. Поэтому…
— Постой, дай я догадаюсь! Поэтому ты такой маленький?
— Верно. Вся энергия организма уходит на защиту сознания от шквала инородных мыслей.
— Бесподобно! — искренне восхитился Стив, азартно вцепившись в подлокотники.
— Да ничего особенного, — хмыкнул малыш Дейми. — Я не один такой. Говорю же, я тоже потомственный мутант.
— И ты знаешь, откуда это пошло?
— Знаю. Это случилось в Холланде. Или в Копенгагене. Где-то там, короче. Там жил человек, однажды он скрестил цветок с гомункулусом. Полагаю, он был алхимик или что-то в этом роде. Он хотел скрестить девочку-гомункулуса с лягушкой тоже… — малыш Дейми энергично помахал ручкой Джеймсу, — …но что-то пошло не так… И с кротом тоже не вышло… Ну, короче, мы из Холланда, в нашем роду гены людей, цветов и эльфов.
— Спасибо, Дейми! Ну и алхимик, надо же!
— Да. Тот алхимик из Холланда, Андерсон, ещё много всего скрещивал, — продолжил малыш Дейми. — Лебедей — с людьми… И вроде бы женщину — с рыбой. Эй, тут есть кто с рыбьим хвостом?

— Предчувствие вас не обмануло, — отозвался приятный электронный голос из инвалидного кресла. — Я с рыбьим хвостом.
Стив повернулся к сидевшей в кресле миловидной блондинке с портативным генератором речи на коленях поверх клетчатого пледа. За креслом стоял импозантный мужчина. И тут только Стив сообразил, что йодистый запах водорослей, распространившийся в помещении, это не причуда системы кондиционирования — стойкий запах моря источали эти двое.
— Икти, дорогой, — обратилась дама к мужчине, — лучше ты расскажи.
— Я Икти, — представился тот. — А это Мейда. Всем привет!
— Привет, Икти. Привет, Мейда! — дружно откликнулись присутствующие.
— Здесь мы ненадолго. Мы привыкли жить уединённо. Большей частью живём в море. Но иногда хочется побыть в компании. Узнали про собрание и решили, почему бы не зайти сюда по такому случаю. Да, дорогая? — Икти нежно погладил плечо спутницы.
— Абсолютно правильное решение, Икти. Добро пожаловать. — Стив заёрзал на стуле от нетерпения, спеша задать вопрос. — А ваша жизнь в море с чем-то связана? Это хобби или работа?
— Это из-за мутаций, — пояснил Икти. — У меня жабры, у Мейды хвост. Строго говоря, не совсем рыбий. Но со стороны похож, да. Я из Зурбагана, а Мейда из Копенгагена… — Икти повернулся в сторону малютки Дейми, сдержанно улыбнулся ему. — Море наша судьба, оно обручило нас с Мейдой. Не встреть друг друга, мы были бы обречены на одиночество в безбрежных морях.
— Это так романтично! — Стив расчувствовался.

А Икти снова бросил короткий взгляд на Дейми и продолжил:
— Думаю, здесь кое-кому будет интересно. Как-то раз мы с Мейдой обследовали фрегат на дне моря. Парусный, разумеется. Железные не притягивают нас так, как затонувшие парусники…
— Это было у северных берегов Скотии, — добавила электронным голосом Мейда. — Там штормовой район, рифы и коварные течения. Много затонувших кораблей.
— В сундуке капитана наше внимание привлёк запечатанный сургучом резной ларец из индийского палисандра. — В голосе Икти появилась нарастающая хрипотца. Теперь он смотрел на малыша Дейми твёрдым взглядом, не отрываясь. — Должно быть, вам известно, приятель, что ваши предки изрядно потрудились на тайную канцелярию Аниквата. Неприметный рост, способность проникать в мысли… Эти таланты оказались весьма востребованы. А ваша прабабушка, как ни печально, сыграла весьма неприглядную роль в судьбе Ариэль, прабабушки Мейды…
— Так что же было в ларце? — не удержавшись от вопроса, вмешался Стив.
— Документы и письма, — коротко ответила Мейда.
— Весьма ценные, — многозначительно добавил Икти. — Они повернули бы ход истории, попади они по назначению.

— Полагаю, во избежание подозрений, я должен признаться, — деловито заявил Дейми, — что я тоже в каком-то смысле связан с работой секретной службы. Но только я не шпион Аниквата. Я всего лишь рядовой сотрудник службы мониторинга лояльности среднего звена руководства одной из транснациональных корпораций.
— Потрясающе! — выдохнул Стив. — Интересно, среди нас есть представители среднего звена какой-нибудь корпорации?
— Не стоит так грубо фантазировать, здесь я не на службе. — Ещё раз попытался отмести подозрения Дейми.

— Врёт он всё! Не верьте ему, — выкрикнул Джеймс, заставив всех вздрогнуть.
— Прекрати! — раздражённо предупредил малыш Дейми и для убедительности топнул ногой по стулу.
— А то что? — Джеймс был настроен агрессивно. — Ты мне за этот час все мозги пробуравил! Шарится по голове, шарится! Будто у себя дома. Может, скажешь, что ты там забыл?
— Я не нарочно, — сказал Дейми. — Так получается. Оно само.
— Друзья, прошу, не ссорьтесь, — вмешался Стив и, чтобы разрядить ситуацию, предложил. — Кто ещё хотел бы рассказать о себе?

— Можно?

Стив повернулся к поднявшему руку существу в красном кардигане и ободряюще кивнул.

— Привет! Я Сюзи. У меня вопрос.
— Привет, Сюзи! Да, конечно, спрашивай.
— Или, наверное, сначала надо сказать о себе, да?
— Верно. Думаю, так будет легче ответить на твой вопрос, — подтвердил Стив.
— Ага, ладно. Тогда обо мне. Слушайте. Значит, я делала пластические операции. Много раз. У доктора Моро. В клинике косметической медицины «Урсула». Есть такая. Её знают не только женщины… Начала с носа — он мне не нравился. Потом стали модными полные губы. Затем мне выровняли ноги, и после я ещё их удлинила. Ну и разное там — грудь, бёдра, уши… татушки, морщины, рубцы от шрамов… Всего тридцать три косметических коррекции. И теперь у меня вопрос. Кто-нибудь может мне сказать: я теперь мутант или кто?

© VVL, 16.11.2018
mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий