Поиск

Главная проблема российской урбанистики


Российские города деградируют не из-за плохих ГОСТов, особого климата или жадных чиновников. Всё проще – всем всё равно. Жители ждут, что кто-то придёт и сделает хорошо за них, а владение имуществом воспринимается только правом без сопутствующей ответственности. Подружить людей с городом, создать запрос на качественные проекты и вернуть в город красоту – основные задачи каждого, кто называет себя урбанистом в этой стране.

Ждать, что люди начнут любить свой город и появится «культура» на фоне повсеместной разрухи довольно сложно. Окружающая грязь, полуразрушенные старые памятники, уродливые фасады из рекламы и убитые улицы имеют лавинный эффект на любое проявление чего-то хорошего – разруха съедает комфортную среду.

Поэтому особенно важно создавать знаковые качественные пространства, которые бы в комплексе работали на изменение облика города и психологию людей. Не просто поменять асфальт во дворе, а создать хорошее озеленение с общественными пространствами, безопасной средой и правильными подъездами. Не банально убрать уродливые вывески с одного дома, а очистить всю улицу, отремонтировать тротуары и сделать правильные переходы.

Прождать правильных проектов от чиновников без прямого и массового запроса снизу можно всю жизнь. Есть надежда на федеральную программу Комфортной среды, но очень часто проекты спускают вниз, и она превращается в «турник в каждый двор». Основная надежда на частный бизнес. Например, это благоустройство сделал бизнес у своей клиники:

Варламов подробно описывал все трудности владельцев, но в итоге – это оазис среди разрухи. Жители часто своими руками разрушают эту красоту, но психология не может поменяться быстро – после десятилетий говна под ногами нужно перестроиться. Волгоградцы видят красоту и хотят иметь такое же у себя дома или на даче, должно пройти время для осознания, что это и так их, но общественное.

было


сейчас

Это можно называть по-разному: социальная ответственность, желание спасти город, практика малых дел и так далее – всё будет подходить. Также это реклама и якорь для клиентов – оставлять деньги приятнее в красивом окружении, а фотографии из инстаграма сейчас хорошо привлекают покупателей.

Другой пример: бывший Жигулёвский пивной склад с ледником. В городе осталось мало дореволюционных зданий, ещё меньше в хорошем состоянии. Здесь же была проведена масштабная реконструкция с реставрацией и приспособлением под новые нужды.

Денис Шелихин, владелец здания, не скрывал, что прежде всего всё это было сделано для души. Фасад дома был очищен с восстановлением деталей и приспособлением под кафе. Нижний ярус до войны был на уровне улицы, но при восстановлении города здесь всё засыпали строительным мусором и первый этаж оказался подвалом. Территорию вокруг тоже привели в порядок, чтобы подружиться с жителями и не быть оазисом среди пыли и разрухи.

Снаружи сложно оценить масштаб работ и исторические детали, зато внутри была сохранена советская кладка времён восстановления после войны (она корявая) и не тронуты следы пожара от попадания снаряда (тёмные следы).

Многие детали были восстановлены по сохранившимся крупицам. Например, я даже не знал, что в России сейчас делают плитку под старину:

Практически каждая деталь в лофте – подлинный или восстановленный кусочек истории. Например, для перегородок закупали старый кирпич, некоторые двери были спасены от бытового варварства из других городов. Даже новая лестница на второй этаж имеет квадратные гайки – шестиугольные появились лишь в 1920-1930-х годах.

Сверху была сделана мансарда с офисами, сейчас это в прямом смысле креативный кластер города – там сидят художники, айтишники и так далее. Лофт польностью окупает своё содержание.

Пока это единичные примеры, а ведь Волгоград — довольно крупный город, где деньги водятся. Нужно сделать так, чтобы богатые люди мерились не крутизной машин, а созданными проектами и их качеством. Примеры из Волгограда или парк Галицкого в Краснодаре должны перестать быть исключениями – примерно так было до революции, когда состоятельные жители мерились высотой храмов, архитектурой доходных домов или изяществом деталей своих домов. Желание делать хорошо не должно быть принудительным – это как заставить любить кого-то силой. Но как сформировать понимание соперничества с благом для города, я не знаю. Возможно, со временем оно появится само, но сколько придётся ждать – вопрос открытый.

Поделиться записью:

добавить меня в друзья
А ещё можно подписаться в…

gre4ark.livejournal.com

Добавить комментарий