Поиск

Сексуальные девиации как двигатель «Серебряного века». Часть 8


                                                                                                                                    Неудачи мои и пороки
                                                                                                                                    И немытый, в расчёсах, живот,
                                                                                                                                    И бездарных стихов моих строки,
                                                                                                                                    И одежды заношенной пот –
                                                                                                                                    Я люблю бесконечно, безмерно,
                                                                                                                                    Больше всяких чудес бытия,
                                                                                                                                    Потому что я знаю наверно,
                                                                                                                                    Что я – это – Я!

                                                                                                                                    А. Тиняков

Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с Вами нашу небольшую серию постов. В прошлый раз мы с Вами разбирали странного персонажа действующего под псевдонимом Рюрик Ивнев,а сегодня поговорим о  еще более странном человеке — Александре Ивановиче Тинякове.
Я впервые услышал о нем, когда в 10 классе был на экскурсии в Орловской области. У нас была очень своеобразный преподаватель литературы, которая при всех своих спорных экзерсисах обладала и многими выдающимися качествами. Она посчитала, к примеру, что для того, чтобы нам лучше узнать Тургенева, его творчество лучше читать у него в имении Спасское-Лутовиново. Поэтому, мы собрались и поехали :-))
А Орловщина дюже богата на литературные таланты — видимо воздух там какой-то, особый. Поэтому мельком мы зацепили и всех наших орловских гениев-начиная от Тютчева, и заканчивая Апухтиным. Тогда то я узнал и о Александре Ивановиче Тинякове. Позже,будучи чуть старше я добрался до части его дневников, и был несколько фраппирован 🙂
Странный был дяденька.

Вот после упоминания я решил освежить в памяти информацию, полученную раннее, но к сожалению, нашел лишь часть оной.
И Вы знаете, я, если честно, не совсем теперь уверен в том, что являлось правдой, а что вымыслом и дезинформацией. Однако того, что Тиняков был человеком странным, а зачастую и вовсе не в себе, сие не отменяет :-))
Родился будущий поэт 13 ноября 1886 года в селе Богородицкое Орловской губернии в простой крестьянской семье. С детства отличался тягой к знаниям и постоянно учился. Причем обладал прямо-таки выдающейся даже на уровне тех хорошо образованных людей, знаниями. Так скажем, впоследствии на встречах на квартире Гиппиус и Мережковского мог наизусть по памяти излагать целые главы из Канта и уж тем более, что удивительно- из Талмуда. Однако его немного сторонились…не такой он какой-то.

Долго искал себя, пока не стал приверженцем, буквально апостолом Валерия Брюсова. Взял псевдоним "Одинокий". И кое в чем превзошел своего учителя…. Мы говорили с Вами, что Брюсов считал себя сосредоточением зла и особо себя не сдерживал в проявлении подобных злых вещей. У Тинякова же вообще никаких тормозов не было — он декаденствовал по полной во всяком случае по его собственным словам и по воспоминаниям некоторых очевидцев тех событий)- наркотики, алкоголь, всевозможные сексуальные извращения шли прямо потоком. Сначала Тиняков стал певцом онанизма. Затем педофилом, и наконец, любителем геронтофилии. Стихи у него в те времена…..Приведу лишь самый пристойный:
Со старой нищенкой, осипшей, полупьяной,
Мы не нашли угла. Вошли в чужой подъезд.
Остались за дверьми вечерние туманы
Да слабые огни далеких, грустных звезд.

И вдруг почуял я, как зверь добычу в чаще,
Что тело женщины вот здесь, передо мной,
И показалась мне любовь старухи слаще,
Чем песня ангела, чем блеск луны святой.

И ноги пухлые покорно обнажая,
Мегера старая прижалася к стене,
И я ласкал ее, дрожа и замирая,
В тяжелой, как кошмар, полночной тишине.

Засасывал меня разврат больной и грязный,
Как брошенную кость засасывает ил, —
И отдавались мы безумному соблазну,
А на свирели нам играл пастух Сифил!

Причем, если делал что-то- то без тормозов. Если развратничал- то до потери сил, если пил -до белой горячки.
Несколько раз лежал в лечебнице для умалишенных. Но при всем при этом, многие именно его считют чуть ли не самым талантливым поэтом эпохи. И местами он, действительно, очень даже хорош:
Дождик хлещет. Сквозь опорки
Слякоть ноги холодит.
Ветер треплет на пригорке
Ветки голые ракит.

Жмется ласково котомка
К истомленному горбу,
И пою, как птица, громко,
Славя путь мой и судьбу.

Может быть, я ночью вьюжной
Упаду, и вплоть до дня
Снег холодный, снег жемчужный
Будет падать на меня.

И тебе, метель родная,
Не страшась и не грустя,
Сном последним засыпая,
Улыбнусь я, как дитя.

Печатаясь в либеральных газетах, он одновременно сотрудничал и с с черносотенцами, за что получил имидж чуть-ли не главного юдофоба среди всех литераторов Серебрянного Века. Был ли он таким- большой вопрос…
Революцию встретил индифферентно, но вскоре перешел…в ЧК. И пару лет работал чекистом в Орле и в Казани, вроде бы как ликвидируя людей. Опять-таки, кто точно знает.
Его же стихи:
Нынче — левый, завтра — правый,
Послезавтра — никакой,
Но всегда слегка лукавый
И навеки — только свой!

В 1926 году бросил все и вернулся в Петроград, чтобы стать…профессиональным нищим. У него была своя точка на углу Невского и Литейного. Грязный и полусумасшедший Т с табличкой "подайте бывшему поэту" из книги Зощенко — это именно Тиняков.

В августе 1930 года арестован и приговорён к трём годам лагерей. Срок отбывал на Соловках, позже был сослан в Саратов. Бло за что, видимо. Ибо трудно представить, что власть могла снести что-то типа вот такого:
Чичерин растерян и Сталин печален,
Осталась от партии кучка развалин.
Стеклова убрали, Зиновьев похерен,
И Троцкий, мерзавец, молчит, лицемерен.
И Крупская смотрит, нахохлившись, чортом,
И заняты все комсомолки абортом.
И Ленин недвижно лежит в мавзолее,
И чувствует Рыков веревку на шее.

После ссылки снова вернулся в Ленинград, где и умер 17 августа 1934 года в Ленинграде в больнице Памяти жертв революции.
Вот такая вот судьба.
Что было правдой, а что ложью, лично мне очень трудно вычленить.
Продолжение следует…
Приятного времени суток. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий