Поиск

Военно-полевая кухня


«Операция прикрытия» после текста «Новой» «объяснила» присутствие ресторатора Пригожина на закрытой встрече военного руководства России и Ливии. Что с ней не так?


Кадр с отчетного видео ливийского военного командования. На часах — 13:55

Информация о том, что в переговорах министра обороны России Сергея Шойгу с ливийским маршалом Халифом Хафтаром принял участие Евгений Пригожин, которого президент России позиционирует как обычного ресторатора, кого-то серьезно встревожила.

В пятницу 9 ноября на сайте «Новой» был опубликован материал «На этой кухне что-то готовится», в котором мы рассказали о видеозаписи, распространенной информбюро Главного командования Ливийских вооруженных сил. Видеокамера зафиксировала, что за столом переговоров вместе с высокопоставленными военными сидит и «кремлевский повар» Евгений Пригожин.

Мы напомнили, что Россия активно поддерживает Хафтара, которому удалось установить контроль над значительной частью восточных районов Ливии. Сообщили и о том, что в Ливии замечены российские специалисты-контрактники. И предположили, что участие Пригожина во встрече может быть связано именно с появлением в Ливии подразделений ЧВК, которые, как считается, он и контролирует.

Публикация была размещена на нашем сайте в 17.41, а в 21.30 «РИА Новости» объяснило присутствие Пригожина на переговорах тем, что «он организовывал официальный обед и принял участие в обсуждении культурной программы визита ливийской делегации». При этом информационное агентство сослалось не на министерство обороны, а на некий «военно-дипломатический источник».

У нас есть основания полагать, что «военно-дипломатический источник» лукавит.

И не только потому, что ни в одной стране мира не принято сажать обслуживающий персонал за стол официальных переговоров глав военных ведомств. Куда более серьезные сомнения в достоверности сообщения агентства возникают после внимательного просмотра видеозаписи, распространенной ливийцами. На ней зафиксировано, как ливийская делегация подъезжает к зданию министерства обороны и как уезжает.

Можно установить и точное время начала переговоров.

На 23-й секунде записи маршал Хафтар проходит по коридору, в кадр попадают настенные часы, на них — 13 часов 55 минут.

Уезжала ливийская делегация в светлое время суток — то есть до 16 часов,потому что 7 ноября около четырех начало уже смеркаться (закат солнца в этот день был в 16.37).

Как-то трудно уложить в эти временные рамки и серьезные переговоры, и пусть даже шведский стол.

Маршал Хафтар покинул встречу с Шойгу еще в светлое время суток. Кадр с отчетного видео ливийского военного командования

К тому же после встречи с ливийским маршалом у Сергея Шойгу просто не было времени на «официальный обед».

Он сразу выехал в аэропорт и вылетел в Астану.

В 20.50 7 ноября «Интерфакс» распространил сообщение о том, что министр обороны России прибыл в столицу Казахстана для участия в назначенной на 8 ноября сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ.

Чуть позже, в 22.00, эта информация появилась и на сайте Минобороны.

Расстояние между Москвой и Астаной 2270 км. Это не менее трех с половиной часов лета. А еще надо было доехать до аэропорта. То есть,

Шойгу должен был выехать из здания министерства обороны не позже 15.30 и никак не мог принять участие в «официальном обеде» с ливийским маршалом.

«Операция прикрытия», начавшаяся с сообщения «РИА Новости» об «официальном обеде» и тут же подхваченная десятками интернет-изданий, лишь убеждает, что господина Пригожина на переговорах в военном ведомстве занимали отнюдь не вопросы сервировки стола и культурной программы.

Ирек Муртазин
спецкор

P.S.

Сразу после публикации на сайте видеоматериала о переговорах глав военных ведомств, то есть 9 ноября,  редакция направила в министерство обороны запрос с просьбой пояснить, в каком качестве бизнесмен Евгений Пригожин принимал участие во встрече. Ответ пока не получен.

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий