Поиск

О родах в Стенфорде


В Lucile Packard Children’s Hospital я попала не сразу, мой путь по кривым дорожкам системы ведения беременности в США привел меня туда только на 8-м месяце.

Изначально я была твердо настроена рожать в El Camino Mountain View. Мне там понравилось в прошлый раз, когда мне делали там операцию, и причин не доверить им роды у меня не было. Поэтому на втором триместре я неторопясь перевелась туда из PAMF Fremont.

На 23-й неделе врач огорошила меня тем, что настойчиво предложила рассмотреть вариант с кесаревым. До того момента беременность моя протекала безоблачно, и я порхала, как бабочка (поправка, как бабочка с похмельем). Это был первый удар обухом по голове, запустивший мои треволнения по поводу этой беременности.

Следующие два месяца я носилась, как в зад ужаленная, по всей Bay Area, собирая вторые мнения. О сложностях уже писала ранее. Когда решение минимизировать риски для себя и ребенка и согласиться на кесарево перевесили все доводы за традиционные роды, я, было, подумала: «Ну, уж кесарево и в El Camino нормально сделают». Но дальнейшая разведка показала, что, хоть неонатологи в Эль Камино и Стенфорде одни и те же, само NICU (отделение интенсивной терапии для новорожденных) в Стенфорде лучшее в Bay Area — у них у единственных оно 4-го класса, и в случае каких-то проблем все равно детей везут к ним. И вообще, все говорят, что с беременностями / родами с высоким риском они работают лучше других.

Несмотря на то, что я уже наслушалась про то, насколько хуже сами условия в Стенфорде, чем в Эль Камино, решила, что 3 дня можно потерпеть и в двухместной палате, зато мне будет спокойней. Ценой нехилого морального напряжения и многих часов, проведенных на телефоне в рабочее время, в конце сентября я перевелась в Стенфорд.

Изначально операцию мне назначили на 23 октября. Уговорила врача на 25-е: нам был важен каждый день. Волею судеб 22 октября, когда утром я вошла в здание госпиталя для последнего non-stress testing, вышла я из него только 26-го, уже с ребенком. 🙂 Так вышло, что все треволнения, бурные обсуждения и дебаты были ни к чему: ребенок взял и утер всем нос, родившись на день раньше изначальной назначенной даты.

Диагностическое отделение:
Тут никаких нареканий, правда, мне и сравнивать не с чем. Разве что тесновато.

Пред/постродовое отделение:
Снова тесновато, койки просто разделены занавесками, но до родов это не так принципиально, а после там проводишь не так много времени, чтобы это начало раздражать.

Отношение ко времени там вполне медико-американское. Когда около 2 часов дня уже и ежу стало понятно, что домой уехать мне не судьба, потому что схватки только усиливаются, и что надо настроиться, что рожать я буду сегодня, мне сказали: «Мы бы хотели вас прооперировать часиков в 5». Я заявила, что пока муж не приедет, никакой операции. Сошлись на том, что он приедет около 17.30, и тогда сразу поедем кесариться. Муж приехал в 16 с чем-то. Прооперировали меня в 8 вечера.

Операция:
Интересный опыт, потому что в прошлый раз общую анестезию мне вкатили еще в предоперационной комнате, и только меня успели ввезти в операционную и сгрузить на стол, как меня выключило. Тут же остаешься в сознании все время, знакомишься со всей командой и всю операцию ведешь small talk с анестезиологом, перемежая это замечаниями, что тебе холодно / жарко / тошно. Помимо того, что меня очень позабавило прислушиваться к small talk, который вели врачи, непосредственно оперировавшие, пока резали и зашивали, больше и сказать-то нечего, все было на высоте.

NICU и прочее:
К счастью, ничего из этого нам не понадобилось.

Палаты:
Тут мы огребли по полной.

Раньше палаты были все одноместные. Потом Bay Area стала слишком перенаселенной любящими плодиться людьми, и те комнаты, планировка которых позволяла, разделили занавесками на две части, причем, та часть, что у окна, сильно больше той, что у двери. Учитывая, что вокруг кровати стоят капельница, тележка для ребенка, молокоотсос, стол и кресло для посетителей, в меньшей «палате» площадью примерно 5 кв.м. просто не развернуться и приходится постоянно переставлять вещи местами, да еще что-нибудь заденут постоянно открываемой-закрываемой дверью. Более того, вентиляционные выходы расположены неравномерно по комнате, потому те, кто у окна, постоянно мерзнут, а другим жутко жарко.

В меньшей части палаты мы провели две ночи. Нашу соседку все никак не выписывали, поэтому на ее половину мы переселились только к концу третьего дня. Третья ночь прошла чудно, потому что к нам еще никого не подселили. Только все никак не могли настроить термостат так, чтобы не сдохнуть от жары или чтобы нас всех не сдуло.

На следующее утро привезли новую семью на нашу старую половину. И вот тут начинается минутка ненависти. Во-первых, их было шестеро. На 5 кв.м. Во-вторых, они слушали музыку. В-третьих, они не говорили по-английски.
Сначала я пошла к ним и с улыбкой протянула им свои наушники. Слов моих они не поняли, намека тоже. Дальше пошел разбираться муж. Ему дали понять, что он верблюд, а музыку они не выключат и убавлять тоже не станут. Я пошла нажаловалась медсестрам. Потом сходил нажаловался муж. Вечером нам дали одноместную палату, аллилуйя, и последнюю ночь мы провели по-человечески. Насколько было бы лучше общее впечатление, и насколько бы меньше мы вымотались, попади мы в нее сразу…

При этом, надо сказать, само качество ремонта вполне достойное. Но ужасно, ужасно тесно, и страдают от этого все, включая медперсонал. Говорят, что в связи с открытием нового корпуса детского госпиталя в старом проводят перераспределение помещений, и скоро палат станет больше. Очень на это надеюсь.

Ништяки:
Сумку с вещами муж привез мне еще к операции, но ничего из нее толком нам не пригодилось, более того, из госпиталя мы уехали с большой сумкой памперсов, салфеток, бутылочек для хранения молока, госпитальных принадлежностей (да здравствуют госпитальные труселя и прорезиненные носки!) и полезных штук типа cold / hot patches. Сумку, и ту дали.

Семейная комната с чаем / кофе / крекерами оказалась очень полезна, плюс у меня был стимул совершать до нее прогулки.

Медсестры:
Про стенфордских медсестер идет молва, что они супер-добрые и милые. Наверное, соглашусь, большинство действительно такие.

В целом, медсестры были на высоте. Была одна гипер-активная, которая меня довела до слез и вообще покоя не давала, но остальные были ласковы и полезны. Особенно отличилась медсестра, которая и к палате нашей не была приписана: в последнюю перед выпиской ночь у меня ну никак не получалось пристроить ребенка к груди (хотя до этого все было отлично), а она, ласково приговаривая, за 1 минуту это дело исправила, что называется, мимо проходя.

Из минусов, меня немного колбасило от того, насколько разные подходы у каждой смены/медсестры, и от того, что не все доносили нужную информацию в срок, а как-то подразумевалось, что я должна была знать это все. Некоторые протоколы соблюдались разными сменами по-разному, и иногда это работало нам на пользу, а иногда нет.

Многие жалуются, что медсестры в госпиталях не дают отдохнуть и поспать, вечно ходят и чего-то от тебя хотят. В целом, это так, и разницы особой между Эль Камино и Стенфордом я не увидела. Просто протокол везде примерно одинаковый, и медсестры обязаны заходить так часто, как это установлено. Но даже понимая это, все равно иногда устаешь от этого.

Еда:
Отвратная, больше ничего сказать не могу. В Эль Камино кормили по-королевски по сравнению с этим.

Выписка:
Все понятно, быстро, много проверок безопасности и помощи от персонала.

Стоимость:
Из кармана за все это удовольствие я заплатила 210 долларов и 79 центов. Да здравствуют роды на HMO-подобных страховках. А так госпиталь выставил счет на $141,204.20 (плюс около пяти тысяч за анестезию и прочие мелочи), а страховая в ответ заплатила $26,666.00. Чудесатая медицинская математика снова в действии.

P.S. Ввожу тэг «детский вопрос». Много писать про ребенка не собираюсь, скорее, буду делиться впечатлениями от особенностей родительства в США / Калифорнии.
lin-j.livejournal.com

Добавить комментарий