Поиск

О диалогах в операционной — 187…


Терпеть не могу маленьких операций. Потому что к ним полагаются маленькие наркозы. А это не монотонный вылет на бомбежку глубокого тыла, это — штурмовка переднего края. Это не периодическое поднимание глаз на цыферки, это — крути головой, да еще ей же и думай. Горят, кстати, чаще всего именно на этом.
Коктейль «джой» тоже разбивается покомпонетно. Вторым шел известный широкой музыкальной общественности пропофол.
— О! Майкл Джексон примерно также квакнул… — сказал Алексей Романович и запустил свои локомоторный и тактильный стереотипы. Локомоторный — это когда правая рука, не глядя, назад через три оборота крайней правой ручки против часовой к резервному мешку наркозного аппарата, а левая вперед, зажав лежащую на пути лицевую маску между большим и указательным пальцами, на вышепоименованное лицо и… Маску на лицо-сжать мешок-вдох, отпустить мешок-убрать маску с лица-выдох. Тактильный стереотип подтверждает безопасность манипуляции, потому что зубцы на кислородной ручке отличаются от зубцов на ручке сжатого воздуха. Кстати, начал он мастурбировать этими стереотипами, не дожидаясь деликатного шепота от своей анестезистки Ангелины, потому что хотя монитор и за спиной, но звук тревоги он не отключает. Да и глаза есть, а по синеве губ насыщение крови кислородом определяется с точностью до 3%. Если это не отравление угарным газом.
— А с чего он квакнул? — подала голос операционная сестра Клавдя.
— Дышать перестал. — Алексей Романович уже не так сильно как раньше, но еще любит проводить санитарно-просветительскую работу среди широких народных масс. — Бывает такое с пропофола. И не только с него. И чаще, чем хотелось бы. Там цена вопроса и была-то пять-семь вдохов…
— Где же доктор был?
— Мюррей? Он посикать пошел. — Алексей Романович наклоняет голову вперед-вправо, что характерно для левосторонней стойки, ибо он, хотя и, извините за выражение, амбидекстер, но, все-таки, правша и любуется порозовевшей и задышавшей клиентессой, одновременно запуская обратные локомоторный и тактильный стереотипы. Кстати (я считаю, ровно три), главное — кислород закрыть, потому что ему же его же и менять… — Между прочим, кругооборот кофе в моем организме достиг своего пика и мне тоже очень хочется выйти .
— Не надо выходить! — это подала голос тоже любимая, но все-таки меньше Ангелины, гинеколог Светлана Петровна (между прочим, считающаяся номером первым в нашем герцогстве) — Мы вам в мочевой пузырь катетер поставим. Сама подержу…
— Я потерплю еще три минуты. — это Светлане Петровне. А потом Клавде. — Вот так и был убит американским империализмом с помощью врачебной халатности, повлекшей за собой смерть потерпевшего, прогрессивный негритянский певец песен рабочего класса США Майкл Джексон…
— Алексей Романович, он же уже белый был! — возмутилась борющаяся за справедливость операционная сестра Клавдя.
— Это его политика расовой сегрегации вынудила, — закончил, продолжая переминаться, беседу Алексей Романович, когда сдавший спецкурс по партийно-политической работе в войсках с оценкой «хорошо».

Вместо морали: А конец (в хорошем смысле этого слова) тоже с оценкой «хорошо». А может и «отлично». Потому что во время искусствоведческой дискуссии девонька проснулась и перелезла сначала на каталку, а потом и с каталки. А (я считаю, ровно три в одном абзаце) Алексей Романович таки не обсикался. В отличие от Конрада Мюррея… nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий