Поиск

О диалогах в операционной — 186…


Безнадежно, в ожидании песни «Дым сигарет с ментолом», Алексей Романович иногда начинает подпевать транслируемым песням его детства, отрочества, юности и половой зрелости. Вот и в этот раз, прослушав песню то ли веселых, то ли голубых, то ли ребят, то ли гитар он, несмотря на отсутствие слуха и голоса, а также присутствие энтузиазма, затянул «Не надо печалиться, вся жи-изнь по пиз… э-э-э… звезде» и вдруг споткнулся на рифме. Имеет право, кстати. Даже талантливые поэты испытывают творческий кризис, чо уж говорить о гениальных. Потом повторил:
— Вся-я жи-изнь по пиз… э-э-э… звезде… Клавдя (он, вообще-то, вчера, будучи не по годам игрив, переименовал вверенный личный состав — операционную сестру в Клотильду, свою анестезистку в Стеллу, а главную сестру клиники, т.е. мамку, в Жозефину, но прижилась, почему-то, только Жозефина), знаешь рифму к слову… э-э-э… звезде? — Алексей Романович, как настоящий мущчина, постоянен в своих привычках, и ожидает, что привыкшая к нему Клавдя, отягощенная филологическим образованием и, поэтому, познавшая секрет полета его творческой мысли, добавит к любому рифмуемому слову приставку «ху-«, в результате чего и получаются гениальные, хотя нигде не публикуемые стихи Алексея Романовича, но Клавдя, внезапно произносит слово «везде». И следует дальнейший напев:
— Не надо печа-алиться, вся жи-изнь по пиз… э-э-э… звезде,
Вся жи-изнь по пиз… э-э-э… звезде, нет счастья нигде!».
Кстати, а ведь это круче, чем «На свете счастья нет, а есть покой и воля…»? nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий