Поиск

Кавказ многоликий


Если сказать, что Кавказ – это закостенелость, неспособность смотреть вперед и «застревание» в прошлом, то это будет правдой. И если сказать, что Кавказ – это творческая энергия, молодость и образованность, это тоже будет правдой. Кавказ многолик и неоднороден, характеров и образов у него не меньше, чем языков. И нет единой кавказской ментальности, как нет какого-то усредненного «лица кавказской национальности».

Примерно об этом книга молодого осетинского автора Азамата Габуева «Холодный день на солнце», вышедшая в 2018 году в издательстве «Эксмо». Здесь представлены три произведения – заглавная повесть «Холодный день на солнце» и два рассказа «Реваз» и «Аделина», сюжетно связанные между собой. Достаточно комплиментарное предисловие к книге, названное «Осетинские маски», написала критик Валерия Пустовая. Это детальный анализ той литературной новизны, которой обладает «Холодный день на солнце», и тех тенденций в обществе, которые стоят за появлением таких книг.

Так что же представляет собой издание, на обложке которого большими буквами написано: «Таких книг о Кавказе еще не было»? Так ли хорош автор и его труд, читателю и предстоит выяснить, отправившись вслед за первой героиней Зариной во Владикавказ. Вообще есть ощущение, что ты приезжаешь в город вместе с ней, но с ней не уезжаешь, а остаешься среди этих людей и улиц, увлекаемый все дальше и дальше в гущу их страстей, амбиций и интересов. Нельзя сказать, что Азамат Габуев не любит тех, о ком он пишет, скорее, он не позволяет эфемерному чувству этнической сопричастности затуманить его ясный ироничный взгляд. Смотря на все с читательской стороны, не понимаешь, как этих героев можно любить, каждый из четырех –  Зарина, Майя, Реваз и Аделина по-своему отталкивающий. И все же авторский взгляд не столь категоричен. Хотя и кажется, что положительных героев здесь вообще нет (Габуев вообще не берет на себя обязательств цензора), но те, к кому автор испытывает уважение, есть. Просто он их словно бы немного прячет на втором плане.

Молодая Осетия Азамата Габуева словно мечется между прошлым и настоящим: традиции и бунт, карьеризм и обывательство – кажется, что социум постоянно колеблется между двумя сверхнапряженными полюсами. Но в действительности это не совсем так, и автору это прекрасно известно. Эта напряженность иного рода – она разрывает на части не общество, а человека, бегущего от одной крайности к другой. Через текст, эта бесприютность ощущается и читателем, не погруженным в наш региональный контекст: «…за что ни возьмутся герои Габуева, все делают как-то наобум, будто в попытке бегства. Бунт или традиция – безразлично, что выбрать, если не пришел к согласию с собой» (В. Пустовая).

В описании характеров, вернее типов, схем, моделей жизни и поведения автор так же точен, как и в диалогах. Кажется, что он их не просто подслушал где-то, но и записал на диктофон, чтобы скрупулезно расшифровать и перенести на бумагу. В этих диалогах проявляется ироничность писателя по максимуму, он рисует речевые портреты своих героев, и за словами слышится даже голос и акцент. Чего стоит даже одна только фраза: «Славик, Ирки Каллаговой сын, недавно на министерскую свадьбу заявился. Стал там обниматься со всеми. А жених у него спрашивает: «Ты кто такой?». Вообще отдельные отрывки из книги хочется перечитывать время от времени – от них становится смешно и грустно одновременно. Будь то рассуждения и тайных знаках национального платья, пересказ слухов о родившемся волосатым ребенке или демонстрация знания нартского эпоса – все это, конечно, блестяще исполнено с литературной точки зрения, но слишком уж узнаваемо – в реальности все это слушать просто трудно.

Какая Осетия настоящая? Такая, какой ее видит сбежавшая в Москву Зарина, или ханжа Майя? Такая, какую мы видим в образе ограниченного карьериста Реваза или недалекой Аделины? Нет какой-то одной «самой настоящей Осетии», как и Кавказа в целом. И, более того, эта микромодель, собранная воедино Азаматом Габуевым, не настолько уж и национальна – в ней найдут знакомые четы многие общества, даже если они находятся не так уж близко к Владикавказу. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий