Поиск

Дэйв Эггерс – «Сфера»


«Сфера» — это очень любопытный роман-антиутопия про общество, в котором всех поработил интернет-гигант Circle. Я читала в оригинале на английском, и меня сильно удивило русское название. Очевидно, что речь про Круг, а не про какую-то сферу. Идея в том, что корпорация Круг имеет целью «замкнуть круг», т.е. стать глобально единым средством сбора, распространения и обработки информации (любой – от школьных оценок и ДНК вирусов до подсчета голосов на выборах любого уровня). Текст многослойный, затрагиваются различные проблемы, которые вызывают отклик у современного читателя, который и так уже наверняка является пользователем соцсеточки, а еще, так же, как и главная героиня, работает офисным сидельцем за компом.

Так или иначе, многие узнают себя. Причем отношение к технологиям может быть у читателей разным. В романе рассматривают и ультра-позитивное преклонение перед возможностью «дристать смайлами» в адрес незнакомых людей с другого континента (таким образом подтверждая свою значимость и отмечая сам факт своего существования), и – как антидот – идею сопротивления всеобщей добровольной сдаче себя с потрохами разного рода онлайн сервисам. Также важная идея – это становление тоталитарного общества. Еще можно рассматривать, как на примере Мэй, главной героини, автор показал, как неуверенный в себе человек без твердых моральных принципов способен не просто преуспеть при тоталитаризме, но и пробиться в лидеры. Это иллюзия слабых, когда, надев условную коричневую рубашку, они могут почувствовать силу и тут уж попрут всячески доказывать свою приверженность режиму. В благодарность за то, что в Кругу ее приняли, Мэй готова отказаться от очень многого и важного, чтобы доказать свою правоверность. Мэй отказывается от семьи, дружбы, уединения, секса – получая взамен одобрение партии и карьерный рост.

В общем, «Сфера» — это, с одной стороны, стоящая книга, которая заставляет задуматься, но, с другой стороны, она столь плохо написана, что всерьез рекомендовать ее я не могу. Я читала оригинал, и, если так скучно и серо на английском, то в переводе это точно испанский стыд. Причем, имейте в виду, переводчик не виноват! Если вы готовы ради интересных идей и параллелей преодолеть негодный текст, то я вас поддерживаю. Но тем, кому важна форма, «Сферу» читать не советую.

На поверхности в книге лежит критика тех, кто добровольно выбрать казаться, а не быть; комментировать, а не делать; копошиться в девайсах, пренебрегая живым общением. Словом, критика соцсетей. Соцсети отнимают время, ослабляют в людях навыки коммуникации, поскольку их пользователи упрощают, заменяют смайлами, репостят и лайкают комментарии и фото в т.ч. незнакомцев, вместо того, чтобы проживать свои эмоции и проговаривать их словесные выражениям среди тех, кто рядом. Да что там говорить! Активным пользователям соцсетей просто некогда остановиться и подумать, потому что еще Достоевского не всего перечитали инстаграмм не весь пролистали. В «Сфере» едкая критика массового помешательства на соцсетях звучит от Мёрсера, бывшего бойфренда Мэй, которого та считает никчемным ретроградом. Мёрсер обличает то, как люди его поколения «обжираются соцсетями», радостно-придурковато воспринимая тот факт, что перешли преимущественно на обмен мнениями в виде смайлов, становясь в социальном плане настоящими аутистами. Вы сами видели это множество раз. Школьники выходят во двор или заходят друг к другу в гости – и каждый утыкается в свой смартфон. За романтическим ужином парочки берут паузы, чтобы просмотреть ленты и ответить на «важные» сообщения.

Написано плохо и слишком затянуто, но все же доходчиво изложена сатира на этикет в интернете. Пусть негласные, но понятные пользователям правила и последствия, если эти правила нарушишь. Пример: кто-то делиться новостью и просит прислать поддержку и одобрение – тут же все шлют смайлы, пальцы вверх и комментария, которыми выражают любовь и поддержку. Если не пошлешь – на тебя обидятся, потом больше времени потратишь на заглаживание вины, чем если бы просто подристал смайлами вовремя. При этом многие, почти все в мире Круга придерживаются этого этикета общения в сети, но во время реального общения с семьей и друзьями не предпринимают попыток быть заинтересованными, искренними и вежливыми. Какого-то ноунейма в сети все пытаются ублажить одобрением и принятием, а ближайшего друга, не задумываясь, пошлют на три буквы, если друг предостерегает тебя от того, что, увязнув в соцсети, ты становишься социальным аутистом.

Молодым, да и не только читателям будет интересно проследить, как в «Сфере» раскрывается тема работы (карьеры). Circle – это работа мечты для многих студентов и выпускников, идеальная рабочая среда, кампус для сотрудников, где можно даже бесплатно заночевать, перекусить, послушать живую музыку и т.д. Компания настолько заботится о кадрах, что, в идеале, когда Круг замкнется, рабочей силе вообще не придется покидать кампус, в нем будет все для работы и досуга. Аналогия с рабством очевидна. Самое поразительное, что Круг как работодатель вовсе не столь утопичен, как может показаться на первый взгляд. У меня лично есть опыт удаленной работы в российской крупной интернет-компании и, читая Эггерса, я узнала все эти бесконечные внутренние рассылки, голосовалки, поиски волонтеров для участия в проектах, напоминалки от отдела кадров, приглашения и проч. Могу сказать со всей достоверностью: если сотрудник принимает входящие сообщения всерьез и каждому уделяет хоть немного внимания, можно вообще не отходить от рабочего стола и на всякий случай надеть подгузник (потому что основную работу тоже надо сделать, ее никто не отменял). Плюс, еще корпоративная соцсеточка, различные сообщества и все такое.

Система рассчитана на одиноких молодых людей, даже не рассматривающих вариант создать семью и иметь какую-то жизнь вне работы. Читая «Сферу», я вспомнила рассказ Михаила Веллера про дурнушку, которой помог преобразиться майор Звягин. Звягин нагружал девушку различными заданиями по самосовершенствованию. Когда подопытная жаловалась на большую нагрузку, Звягин отчитал ее так: а ты представь, что ты точно так же за собой следишь, но еще у тебя работа, муж, двое детей, готовка, стирка и уроки. Речь не о том, что стирка важнее карьеры. Я имею в виду, что главная героиня и подобные ей молодые карьеристы из всех в мире забот имеют только себя и работу, и то не справляются. Перестают следить за здоровьем, быстро теряют друзей, контакт с родителями, хобби, лишаются книг, отдыха, да и вообще – возможности с удовольствием тратить заработанные деньги. Тем более парадоксально, что, как отметил в книге Мёрсер, этот голос разума, работа Мэй отражается в цифрах, рейтингах и лайках, которые, конечно, навсегда останутся в архивах, но в действительности уже через неделю ничего не значат. Я и сама не собираюсь так работать и не хочу, допустим, видеть своего сына частью такой системы.

В «Сфере» разные герои неоднократно подчеркивают, что в цифровую эру никакая информация не исчезнет. Все ваши смайлы и комменты останутся навсегда частью истории. Тут я вспомнила смерть своей 34-летней подруги. Спустя какое-то время после похорон я – уж не знаю на самом деле, зачем – искала ее страницу в соцсети. И не нашла. Она знала, что тяжело больна. Либо она сама, либо ее семья удалили ее профиль. Я считаю, правильно. Да, люди сами постят фото, оставляют комментарии под своим настоящим именем. Они как будто добровольно делятся частью себя, но совокупность этих разбросанных по интернету частей никогда не равняется целой личности. Мне тоже не хотелось бы, чтобы меня оценивали по моим фото и комментариям, по списку моих групп и интересов, представляя – ошибочно – что понимают меня. Цифровые следы человека не дают всей картины, а цифровая слежка и оценка через то, как любой из нас отражает себя в интернете, оскорбляют понятие гуманности. Человека нельзя делить и умножать на «1» и «0».

Если копнуть «Сферу» глубже, то в романе очень отчетливо звучит предостережение против добровольного подчинения обществу тотального контроля. Самое странное и страшное – как раз то, что многие не осознают опасность и с восторгом настаивают, чтобы было больше камер, датчиков, учетных записей, анализа в сети и уведомлений. Строго говоря, ничего нового со времен Оруэлла, но к услугам современных авторов, таких, как Бен Элтон (антиутопия «Слепая вера») и Дэйв Эггерс уже готовые технологии слежения, анализа и контроля, которые писатели лишь немного модернизируют в своей фантазии, чтобы передать, насколько все мы под колпаком. Само собой, если Круг замкнется, то частная жизнь уйдет в прошлое. Роман предлагает необычный угол для рассмотрения этой проблемы: когда люди знают, что на них смотрят, они ведут себя прилично. Осознание того, что рядом камеры, мобилизует. Грубо говоря, зная, что везде камеры, человек не станет ковырять в носу. Это значит, что тот, кто планировал совершить кражу, воздержится от преступления, потому что не получится уйти безнаказанным. Кто решил замахнуться на ребенка, опустит руку, — потому что смотрят.

Мне, как родителю, особенно интересно представить, насколько сократились бы преступления против детей, если бы поведение каждого взрослого отслеживали бы камеры и сенсоры. Разве дети не имеют право на безопасное детство? Или представьте, что женщина, переживающая постродовую депрессию, знала бы, что ее действия записываются на камеру и доступны для просмотра онлайн в режиме реального времени (и доступен подбадривающий фидбек и советы)? Мне, например, кажется, что многие захотели бы, чтобы об их времени с маленьким ребенком остались бы позитивные видео, которые можно пересматривать, а не мутные воспоминания о неорганизованной суете первых дней. Это я говорю, как человек, переживший постродовую депрессию. Я могу представить себе, что в некоторых случаях наблюдение могло бы иметь положительный эффект. Но, как говорится, благими намерениями…Если бы государство или частная компания-монополист имели доступ к постоянному наблюдению за всеми гражданами, совокупно это было бы катастрофой. В книге отношение автора к тотальной слежке иллюстрирует эпизод, в котором основатели Круга наблюдают за гигантским аквариумом, в котором акула безжалостно истребляет все прочие формы жизни. Круг – это ненасытная акула, которой постоянно мало контроля, она сожрет и переварит всех вокруг.

«Сфера» — это очень актуальный роман. Пока я его читала, я постоянно сталкивалась с ситуациями, которые коррелируют с сюжетом книги. Например, выборы 9 сентября. Придя на избирательный участок уже вечером, я увидела по цифрам про количество голосов на участке, что почти никто и не голосовал. А на следующий день кругом вой про вбросы и победу неугодного народу кандидата. А где был народ в воскресенье? Торчал кверху задом на даче, убирая картошку, вместо того, чтобы проголосовать рядом с домом? Почему люди даже не голосуют, но потом ноют? Понятно же, что, если все сидят дома, преступникам ну очень просто подтасовать результаты. При полной явке был бы, по крайней мере, второй тур. В «Сфере» обсуждают идею всеобщего обязательного участия в выборах через аккаунт в Круге (ставший по закону обязательным для всех избирателей). Причем голосование открытое. Понятно, что это не прозрачная демократия нового уровня, а нововведение для контроля и подавления. Но книга хороша тем, что заставляет задуматься. Таких примеров про связь текста и наших будней в «Сфере» много. Если коротко, то напрашивается вывод, что технология – это хорошо, во многом она облегчает жизнь, но замена реальной жизни и живого общения на участие в наполнении соцсеточки контентом – это зло. Человек не должен стать рабом технологии. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий