Поиск

Сентябрьская речь Императрицы Екатерины Великой перед Синодом в 1763 года.


Преосвященные архипастыри и гг. сенаторы!

В Русской Империи, Промыслом нашему управлению вверенной, издавна продолжается раздор и раскол между архипастырями и народом. Я, насколько могла, старалась понять суть раздора и, надеюсь, поняла удовлетворительно. Эта суть знакома их преосвященствам, а вам, гг. сенаторы, мы постараемся ее объяснить. Не сейчас и не вчера, а как только я, по внушению неба, почувствовала себя родною великому русскому народу и его скорби, и его радости, до глубины души огорчилась раздором между архипастырями и народом…

Целиком читать- http://soborjane.ru/2016/11/27/rech-imperatricy-ekateriny-velikoj-o-staroobryadchestveskazannaya-na-obshhej-konferencii-sinoda-i-senata-15-sentyabrya-1763-goda/

Еще отрывок-

" Телесныя озлобления и смертельныя казнения, кнут, плети, резания языков, дыбы, виски, встряски, виселицы, топоры, костры, срубы — и все это против кого? Против людей, которые желают одного: остаться верными вере и обряду отцов! Преосвященные отцы! За что вам на них так звериться и сатаниться? Есть ли у вас хотя искра, хотя призрак человеческаго чувства, совести, смысла, страха Божия и страха людского? Святителей ли я вижу? Христиане ли предо мной зверятся и беснуются? Человеки или звери устремляются пред моими глазами на растерзание Христова стада и на колебание основ Провидением нам вверенной матери?!……

— Великая Государыня, — послышался голос со стороны синода, — истязания нисколько не в наших руках, это не мы, а прежде бывшия правительства.

— Как? — возражает Императрица. — А акт 15 мая 1722 г., разве, не ваше дело? А телесныя озлобления и гражданския казнения, разве, не вы освящали соборными определениями, и государи, разве, не по вашим внушениям и не по вашим усиленнейшим настояниям ополчались против своего народа истязаниями и казнями? ..
Может ли быть Христос там, где свирепствуют толикия злодейства? Остановимся на минуту. И “зазирания и осуждения” и запрещения, и проклятия, все это было — и немыслимо, и безразсудно, и преступно; но все же еще борьба не выходила из пределов церковных. Но когда власти, и церковная и светская, взялись за истязания и казни, тогда, очевидно, борьба вышла из пределов церковных, тогда власти стали вне церкви. Правда, за властями и собором волей-неволей пошло и большинство народа, все же прочь от церкви пошли; и это большинство — архипастыри и государи. Но куда мы денем протест, который не трогался с места и по этому одному заслуживает внимание и уважение. Истязаний и казней нет у Христа, не должно быть их и в Его Церкви. Христос на это не уполномочил апостолов и их. преемников. Стало быть, за истязаниями и казнями архипастыри обратились не ко Христу, а к Царю Алексею, приглашая его охранять впредь, на место Христа, неодолимость российской церкви, а Алексей имел слабость и безразсудство согласиться на это. И куда, куда уйдем мы от вопроса: где же, на которой из этих двух сторон остался Христос? На обеих он, разумеется, быть не может. Очевидно, на стороне протеста; как и зачем остался бы он в государственной церкви, когда и Царь, и архипастыри с безчестием вон из нея его выпроводили! "

Вот так почитаешь и не понятно- кто больший русский, немка или енти упыри?

п.с. справедливости ради, нельзя отрицать влияние Потемкина. Не зря же его дед у нас в святых, да и только  при его жизни, были построены главные центры староверия- Рогожское и Преображенское в Москве. Потом уж только в 1905 году разрешили. foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий