Поиск

расскажи мне о себе


Как и любой человек, работающий с бумажками, я нервно вздрагиваю от фразы «pursuant to the Paperwork Reduction Act.» Потому что как все глупости на земле совершаются с умным выражением лица, так и усложнение документооборота происходит под песню об упрощении какой-нибудь бюрократической процедуры.

Вот, например, простая и незатейливая форма запроса разрешения на работу. Я еще помню те временa, когда она состояла из одной страницы. Потом она стала двухстраничной. С 17 сентября будут принимать только последнюю, обновленную редакцию этой формы — из СЕМИ страниц. Разумеется, обновление сделано со ссылкой на усилия по упрощению документооборота. И это все меня даже не удивляет. Такие изменения происходят с завидной периодичностью. Но интересно же, какие-такие вопросы можно запихнуть в стандартный формуляр для процедуры, не требующей никакого сложного рассмотрения обстоятельств дела.

Вопросы, на самом деле, простые. Но не случайные. Скажем, после поля в первой же секции, предлагающее вписать имя, есть предложение вписать до трех других имен, которыми заявитель раньше пользовался. Обычно, в это поле вписывают девичью фамилию и раньше этот раздел формы состоял из одной строчки. А теперь можно вписать аж три разных имени в дополнение к основному. Может, это для тех, кто сочетался браком больше одного раза. А может для выявления тех, кто работал под чужим именем или без разрешения на работу. Вписали свое «придуманное» имя — расписались в содеянном. Не вписали — имеете шанс попасться на вранье в официальных документах.

Или вот вопрос про имена родителей. Казалось бы, какая разница, как звали маменьку какого-нибудь студента на ОРТ или беженца, продлевающего документ. Но вопрос тоже с «двойным дном.» Данные родителей часто используют для более четкой идентификации потенциального иммигранта. Скажем, мало ли людей с именем какой-нибудь «Александр Петров.» Но шансов наличия второго Александра Петрова, у которого тоже есть маменька Maria Ivanovna Sidorova и папенька Petr Fyodorovich Petrov гораздо меньше. Тот, кто раз заполнил такую форму, навсегда идентифицируется в пересекающихся файлах, и ему становится сложнее затеряться в системе.

А вот, например, новинка — поля, в которые предлагается вписать все страны гражданства. Раньше разрешение на работу привязывалось к идентифицирующему документу той страны, по паспорту которой заявитель въехал (либо, в случае нелегального въезда, копию которого он приложил к иммиграционной петиции). Какое значение для разрешения на работу имеет наличие у заявителя второго гражданства? Суть этого вопроса опять же в том, что теперь все иммиграционные ведомства становятся связаны единой системой. Раньше тот офис, который выдавал разрешения на работу, даже не имел нужды заглядывать в файл, который находится на рассмотрении беженского офиса. А то подразделение, которое заведует беженскими петициями, не интересовалось документами разрешения на работу — к сути беженского заявления они же не относятся. Теперь же база данных универсальная: расписавшись в наличии второго гражданства в заявлении на разрешение на работу, беженец должен быть готов отвечать на вопрос, почему бы ему не побежать именно в эту страну, спасаясь от преследования. Или еще интересней: тот, кто подал беженскую петицию, указав лишь одно гражданство, потом вдруг поменял планы и в результате хочет получить гринкард по браку. В процессе возникает желание оформить разрешение на работу, расслабившись, заявитель вываливает всю биографию.

А в середине формы еще есть хитрый абзац, примерно такого содержания: «подписывая эту форму, я соглашаюсь на то, что иммиграционные службы могут делиться информацией, содержащейся в этом документе или в сопроводительных материалах, с другими организациями или лицами.» Типа, предупрежден — значит вооружен.

spider

Вообще, каждое такое изменение рутинных процедур и документов зачаровывает меня тем, что у нас на глазах плетется сеть, способная вылавливать такие вещи, которые всего несколько лет назад зафикцировать было практически невозможно. Заполняя любую, самую пустяковую, бумажку, уже нельзя надеяться на то, что она сгинет в бюрократических завалах. При этом с большой долей вероятности можно предположить, что то, чему не стоило бы теряться, в этих массивах часто будет бесследно потеряно. logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий