Поиск

КРЕСТЫ, СХОЖИЕ СО СВАСТИКАМИ В ГРОТЕ НА ПАСТБИЩАХ АУРСЕНТХ


   О пещере в районе Аурсентха, на стенах которой выдолблены кресты, схожие со свастикой, я слышал еще в середине семидесятых годов прошлого века, когда, будучи сотрудником газеты «Советская молодежь», ездил в командировку освещать нелегкие будни животноводов, находящихся на летних выпасах практически пять месяцев – с середины мая по начало октября. Это особая страница в истории Кабардино-Балкарии – деятельность отгонных пастбищ, когда в горных местностях Аурсентх и Хаймаши одновременно находились десятки ферм со всей республики. Всю работу координировали специальные штабы, которые организовывали как социалистическое соревнование тружеников, так и моральное поощрение тех, кто добился лучших результатов.

  Республиканские газеты рассказывали о трудовых буднях животноводов из номера в номер; в «молодежке» долго время эта обязанность была возложена на меня, как на самого молодого сотрудника. Поэтому на пастбищах пришлось побывать великое множество раз, в том числе и оставаться с ночевкой – руководство было категорически против выделения редакционной «Волги» на такие дальние расстояния. Еще бы: штаб пастбищ «Аурсентх» находился практически в 100 км от Нальчика – по федеральной трассе до Малки, далее в Сармаково, через Каменномостское, Кичмалку и еще 25 км по грунтовке.

  До штаба ходил автобус «Нальчик-Аурсентх», имелись (да и сегодня сохранились) остановочные комплексы, под которыми можно было спрятаться от ветра и дождя. И случалось, я просиживал в этом домике из четырех бетонных панелей (три стены и крыша) долгие часы в ожидании автобуса, который ходил хоть и по расписанию, но только раз в сутки. И если не дожидался (а такое случалось раза три-четыре), то приходилось брести на ферму и проситься на ночлег. Никто не отказывал, более того – принимали как самого дорого гостя: усаживали за стол, обязательно резали барана, без устали подливали водку в граненые стаканы.
  И все это под хабары, многие из которых, естественно, были об этих удивительных местах. О снежном человеке, которого в те годы видели многие; о могильных склепах, которых в этих местах встречапются повсеместно; о гротах, на стенах которых выбиты таинственные знаки и символы. Помнится, именно тогда кто-то из пастухов рассказывал о пещере, буквально исписанной свастиками. Контекст разговора был таким: вот, мол, фашисты, и здесь свои следы оставили. В ходе разговора выяснилось, что такие «фашистские» знаки имелись во многих местах. Как-то их показали парторгу пастбищ (была и такая должность в те годы, на которую назначался обычно инструктор обкома КПСС) и тот, возмущенный «сохранившимися остатками вражеской агитацией», приказал соскабливать свастики везде, где они встречаются. И это не выдумка, а сущая правда. Фашисты испоганили этот один из самых древних графических символов, который известен с 8 тысячелетия до н. э., являясь отображением Солнца, жизни, света, движения.
   Поэтому, с одной стороны, объяснимо негодование и распоряжение пастбищного парторга, с другой – нестерпимо больно и обидно (если эта история имела место) – как много исторических артефактов оказалось безвозвратно утеряно благодаря такой идеологии.

  На следующее утро я уехал из Аурсентха и к пещере со свастиками так и не сходил. И вот на днях, через десятилетия, этот разговор нашел продолжение. Позвонил Казбек Шибзухов, с которым нас связывают тесные дружеские отношения; известный альпинист, говящийся к своему сороковому восхождению на Эльбрус, и сказал, что недалеко от штаба бывших пастибищ Аурсентх он нашел пещеру, вернее сказать, небольшой грот, на стене которого выбито несколько крестов, схожих со свастиками. Готов показать ее, как и другую, находящуюся поблизости. Будет ждать меня в отеле «Долина Кавказа», что прямо на трассе Кисловодск–Джилысу, на спуске в Долину нарзанов.
  Выехал рано утром. Более сорока лет прошло с момента моей первой поездки в эти места, а дороги, право, не стали лучше: «гармошка» плюс асфальтовые зашлепки между Сармаково и Каменномостским, целые километры снятого асфальта перед Кичмалкой и вся таже грунтовка до штаба. Нет, грешу против истины – где-то с километр надо ехать по современной трассе, ведущей в Джилысу. (Кстати, до Джилысу в эти дни было не добраться – дорога в ряде мест занесена снегом, преодолеть ее по силам только вездеходам).
«Поляна Кавказа» – современный отель, который построил предприниматель Аслан Хужоков. Только увидев его, я понял, что мы знакомы –    Аслан выступил спонсором подготовленной нашим издательством к печати фамильной энциклопедии рода Хужоковых. Отель предоставляет своим посетителям не только жилье и пищу, но и развлечения, в частности, поездки на лошадях, которые содержатся на примыкающей к «Долине Кавказа» ферме.
  Но лошади нам не понадобились – Казбек повел отстановившихся в отеле (а это оказались нальчане из группы «10 000 шагов к здоровью») в пешую экскурсию. Сразу скажу – шаги эти оказались не такими простыми. Пещера как-будто близко – где-то в четырех тысячах шагов, но когда все время надо идти в гору, то это число следует практически не удвоить. Постепенно группа распадалась и уменьшалась, на последнем этапе, где надо было в прямом смысле ползти вверх, цепляясь за траву, осталось всего несколько человек. Казбек натягивает альпинистскую веревку, что гарантирует не покатиться вниз по склону с крутизной куда как больше 50 градусов.
  Грот совсем небольшой. Одна из стен закопчена и понятно, что этой саже многие столетия. Она проникла в каменную стену, прямо-таки въелась в нее. Понятно, что здесь разжигали костер – грелись у него, готовили пищу, возможно, прятались, пережидая какую-то опасность или беду, но вряд ли долго обитали – места для жилья совершенно недостаточно.
  На передней стене, начинаясь от самого «потолка» грота, выбито несколько удлиненных крестов – один рядом с другим. Вероятно от того, что они так расположены, возникают ассоциации со свастикой. А может это и на самом деле символ, которому поклонялись жившие некогда в этих местах люди? Только вот когда? Находящиеся практически на поверхности земли каменные ящики, встречающиеся и на пути к гроту, и в стороне от него (многие из них уже вскрыты черными копателями), по внешнему виду относятся к началу первого тысячелетия. Это же и подтверждают разбросанные около вскрытых могил железные наконечники стрел. По их внешнему виду, даже несмотря на то, что они сильно корродированны и повреждены, можно, опираясь на классификацию А. Ф. Медведева, сделать вывод: они относятся к тем, что бытовали с I по IX век. Но все это только предположения дилетанта, так как научные исследования данных захоронений, как и находящихся поблизости, еще не проводились. И неизвестно, будут ли когда-либо проведены.
  Что касается крестов, то сделать однозначный вывод об их датировке весьма затруднительно. Это касается и их предназначения. Допустимо предположить, что здесь совершались какие-то обряды, а, возможно, обитал монах-отшельник.
  О том, что это «намоленное место» косвенно свидетельствует то, что большинство фотографий не получились. Так произошло у Казбека, так случилось и у меня, хотя я выбирал довольно тщательно ракурс и освещение. Тем не менее, кресты оказались более-менее различимы на трех-четырех фотографиях, хотя их было сделано в разы больше.
  …Пришло время спускаться вниз, чтобы успеть осмотреть еще одну пещеру, лежащую в урочище, расположенном параллельно автомобильной трассе «Кисловодск-Джилысу», Но об этом завтра…

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий