Поиск

Константин Бабкин: «Подход власти — жадность, ведущая к бедности»


Ещё недавно казалось, что Правительство делает всё более решительные шаги в поддержке агропрома. Но на днях выяснилось, что кабмин намерен отменить антикризисную помощь ключевым отраслям машиностроения. О том, чем это чревато, в преддверии Российского агротехнического форума «Накануне. RU» рассказал лидер ПАРТИИ ДЕЛА, президент Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин.

— 8 октября пройдет юбилейный Российский агротехнический форум (РАФ). На чём в этом году будет сфокусировано внимание участников дискуссий? Какие проблемы наиболее остро стоят перед производителями?

— Традиционно будем обсуждать политику Правительства, говорить о необходимости продолжать меры поддержки, которые были запущены ранее, в частности, программу 1432. Мы до сих пор не знаем, как она будет работать в следующем году, на данный момент достаточного финансирования на эти цели не выделено.

Будем говорить про металл, электричество, повышение налогов и цен на бензин, аграрную политику. Ключевые разговоры будут идти про экономическую политику Правительства, которая должна стать гораздо более комфортной для производства внутри страны, чем сегодня.

Кроме того, обсудим и перспективы отрасли — технические и технологические. Будет отдельная секция про развитие производства комплектующих в России, которое создаёт рабочие места. В проектировании комплектующих сосредоточена очень большая часть компетенций и научных достижений. Эта тема очень важна с точки зрения машиностроения и в целом сельского хозяйства и промышленности. Важным является вопрос о том, что нужно сделать потребителям, государству и производителям комплектующих, чтобы в эту отрасль шли инвестиции. Отдельно обсудим интеллектуализацию систем машиностроения, будем говорить про развитие электронных систем, цифровизацию сельского хозяйства, разработку ПО, совместимость производимых систем, а также привлечение науки в отрасль. Думаю, будет интересный диалог.

— Вы уже упомянули, что в бюджете на будущий год пока заложено недостаточно средств на поддержку промышленников. Более того, прошла информация, что кабмин собирается убрать антикризисные меры поддержки для отрасли, которая якобы вышла из кризиса и способна самостоятельно развиваться. Согласны ли вы с этим?

— Считаю, что страна до сих пор не вышла из кризиса, мы в нём находимся 25 лет: старую советскую систему разрушили, построили капиталистическую, но в темпах развития, денежном выражении, технологическом уровне мы заметно отстаём от тех темпов, которыми развивается мировая промышленность и экономика. В этом смысле мы до сих пор находимся в кризисе.

У нас есть всё, чтобы подтянуть свой технологический уровень и развиваться быстрее. Но прекращение тех робких, неустойчивых, ограниченных мер поддержки машиностроения, которые появились последние 3–4 года, отбросит нас назад, поможет нашим зарубежным конкурентам, затормозит многие инвестиционные и интеллектуальные процессы в отрасли, в целом негативно скажется на уровне жизни в стране.

Если говорить о программе 1432, то здесь в последние годы появились успехи. На неё государство выделяло в этом году 10 млрд руб., в прошлом — 15 млрд. Сумма серьёзная, хоть и небольшая в рамках того, что выделяется на поддержку банковской сферы. И тем не менее программа значительно ускорила темпы модернизации села. Но на следующий год на неё выделено лишь 2 млрд руб. Идет резкое сокращение средств. Это приведёт к кризису в сельском хозяйстве, нам бы хотелось этого избежать.

— Чем Правительство объясняет свои решения?

— Объяснение простое — «денег нет, но вы держитесь». Это такая жадность, которая приведёт к бедности. Экономика затормозится, государство меньше соберёт налогов, денег в казне будет меньше. Это неправильная, узколобая, недальновидная политика, при которой мы будем жить бедно и недолго.

— По данным ряда ведомств, Россия резко в первом полугодии 2018-го года нарастила экспорт сельхозтехники — на 57%. При этом поставки в страны СНГ сократились, а в ЕС — выросли. С чем связано такое распределение?

— Действительно, экспорт нас в этом году выручает. Растёт он, в первую очередь, в страны дальнего зарубежья — в несколько стран Африки мы поставляем наши комбайны, практически во всю Центральную и Восточную Европу. Даже в Западной Европе наши комбайны стабильно покупают — в частности, Германия.

Этот рост происходит, потому что технологически мы подтянули уровень нашей сельхозтехники и начали производить конкурентоспособную продукцию. Во-вторых, появились робкие меры поддержки — субсидируются стоимость доставки, участие в некоторых зарубежных выставках. Нашу технику признают и начинают активнее покупать. Речь идёт о том, что технику мы умеем производить, но не хватает устойчивой политики Правительства, нацеленной на развитие этого производства.

— Соответственно и прогнозы по объёмам экспорта на следующий период строить сложно?

— Да, сложно строить их объективно: мы не знаем, как будет развиваться сельское хозяйство в разных регионах, как будет Правительство регулировать те или иные изменения на рынке, кто включит пошлины, кто может включить технические ограничения, где наступит кризис… Особенно в странах Азии (Иране, Азербайджане) в зависимости от цен на нефть сильно меняются объёмы рынка сельхозтехники, все нестабильно в Бразилии. И главное — мы не знаем, насколько устойчивой будет поддержка отрасли нашей продукции.

— На фоне роста экспорта наблюдается некоторый спад спроса на сельхозтехнику на внутреннем рынке. Звучат цифры о 19% снижения спроса в первом полугодии. Действительно ли это так? С чем связано это падение?

— В первом полугодии упал рынок даже не на 19, а на 25%. Это связано с тем, что в прошлом году вырастили большой урожай, но государство мало занималось поддержкой экспорта пшеницы и других культур, соответственно и цены упали на нашем рынке. Это привело к тому, что рентабельность наших производителей оказалось невысокой, и они меньше инвестировали в закупку техники в первом полугодии. Но сейчас цены на пшеницу начали расти, мы видим определённый рост спроса.

Ситуация исправляется, но проблема непредсказуемости регулирования рынка остается системной: никто не знает, что сделает Правительство и что будет завтра. Живём в режиме готовности к любой ситуации.

Но потенциал в машиностроении у нас огромный. Мы в ожидании прекрасных перспектив.

Источник: «Накануне. RU»


kolybanov.livejournal.com

Добавить комментарий