Поиск

Отсвет эпохи


Ностальгия – сложная вещь, наверное, не такая уж необходимая в жизни, но возникающая стихийно и неотвязно. Становясь основным мотивом текста, она помогает переплавить ту боль, что она порой несет, в мысль, идею и мотив. «На исходе дня» — именно такой текст, наполненный ностальгией до краев.

И роман Кадзуро Исигуро 1989 года, и фильм Джеймса Айвори 1993 года – это воспоминание об ушедшей эпохе Англии, которая закончилась вместе со Второй Мировой войной. Причем, у каждого из авторов своя ностальгия, и если японский писатель тоскует по какому-то культурному коду, впитанному им, скорее всего, из книг и фильмов, то британский режиссер размышляет о той жизни, краешек которой он успел захватить. Два этих видения сюжета сливаются в единую историю, которая разворачивается на наших глазах предлагает нам стать свидетелем смены времен.

Британское самолюбование – особый вид искусства или, если угодно, художественного пафоса. Благодаря сосредоточенному взгляду внутрь своего прошлого и самих себя, авторы умеют найти какую-то идеальную интонацию, с которой нужно говорить о прошлом: вроде бы без тоски и сожалений, лишней идеализации и пафоса, а скорее воссоздавая его, причем в мельчайших деталях, даже таких, которые в нашей повседневной жизни не кажутся важными. Такими они, наверное, казались и обитателям поместий Даунтон или Госфорд Парк, но сегодня только через них и удается ощутить эпоху и стать причастным к ней.

Как сюжет строится вокруг дворецкого Стивенса и его отношений с экономкой мисс Кентон, так и фильм формируется вокруг непревзойденной работы Энтони Хопкинса и его взаимодействия со своей партнершей Эммой Томпсон. Без преувеличения можно сказать, что роль в фильме «На исходе дня» — одна из самых запоминающихся в фильмографии Хопкинса. Возможно, она не самая яркая и популярная, но от этого она становится еще интереснее для зрителя, потому что дает нам какую-то удивительную возможность отрешиться на некоторое время от личности артиста, словно бы забыть, о нем, и увидеть на экране только Стивенса. Хопкинс воплотил здесь драматический образ, его герой – это практически «последний из магикан», уцелевший свидетель эпохи, представитель целой породы людей, не оставивший наследников и последователей. Конечно, ассоциации эти не исторические – ведь английские дворецкие не ушли в небытие окончательно. Но метафора возникает именно такая

Триумфатор Нобелевской премии по литературе Кадзуро Исигуро, возможно, именно благодаря своей «постороннести» сумел нарисовать очень английский образ – хрестоматийный, но от этого не менее живой. Все проходит и меняется и ничто не защищено от исчезновения. Умирают народы и языки, даже моря высыхают и разрушаются горы, и, казалось бы, закат жизни одного человека или даже целого уклада жизни – не такая большая катастрофа для человечества. Но смерть – это всегда смерть, и принять ее неизбежность нам по-прежнему очень трудно. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий