Поиск

«Гоголь. Начало». Лабуда


 Вы там поосторожнее с Гоголем

На экраны шумно вышла картина «Гоголь. Начало» – мистический
триллер о необыкновенных приключениях молодого Николая Васильевича в
Диканьке, и это только первая часть эпопеи. Вскоре зритель увидит ещё
три части мрачного полотна, созданного «по идее Александра Цекало», –
«Гоголь. Страшная месть» и так далее. Надеюсь, что «страшная месть»
самого автора не настигнет создателей фильма. Тем более в главных ролях –
Александр Петров и Олег Меньшиков. «Их-то за шо??»

Удивляет меня отчаянная смелость кинематографистов. А ведь можно было
бы задуматься, хотя бы вспомнив, как в январе 2014 года на экраны вышла
картина О. Степченко «Вий». В январе. А в феврале на Украине… Вия
привели, как говорится. Некоторые приключения сопровождали и новую
гоголевскую эпопею – первоначально это был телесериал, созданный под
эгидой ТВ‑3. А этот канал как раз специализируется на мистике того
сорта, что представлен на бумажных обложках соответствующих романов, – с
окровавленными когтями и нехорошим оскалом девиц с гривами жёлтых или
чёрных волос. Однако сериал всё не появлялся, и вдруг обрушился на
экраны в виде кинофильма из 4 частей. То есть в откровенном треше,
рядовом телемусоре, продюсеры узрели кинематографический потенциал. С
одной стороны, это странность, а с другой – вполне старая советская
практика, когда небольшие телесериалы («Щит и меч», «Угрюм-река»)
вначале выходили как фильмы. Правда, тот «продукт» был другого качества.
Впрочем, все продукты тогда были другого качества, так что плачь – не
плачь, мир живёт, как о нём задумано.

Первый приступ тревожных предчувствий

подкатил к сердцу, когда я увидела в титрах неведомые фамилии шести
сценаристов. Это мы опять идём в хвосте мировых трендов – сейчас даже
длиннющие заморские сериалы из числа самых модных пишет один человек,
максимум два. Шесть человек для художественного произведения – чистая
катастрофа. Прав- да, все обломы и глупости замороченных сюжетных линий в
современном кино ма- скируются залихватским монтажом. Да и чёрт с ними
со всеми, с продюсерами, сценаристами и режиссёрами, мало ли дури на
свете, но Гоголь! Мимо фильма, где изображён сам Гоголь, не может
равнодушно пройти бедный читатель – и вот он становится зрителем.

Гоголь (Александр Петров) является нам приятно-нервозным молодым
человеком, загримированным под канонический образ писателя, каковой
устрашает уже не одно поколение школьников, вися на фронтонах и в
коридорах школ. Усики, пробор, длинное каре из гладких волос, тонкая
усмешка на губах. Он работает писарем в следственном отделе Третьего
отделения, выезжает на происшествия. Началось с убийства одной барыни.
Взглянув на распростёртое у камина тело, Гоголь впадает в экстаз и
успевает записать что-то из увиденного в трансе. И тут на место
происшествия прибывает знаменитый следователь Яков Петрович Гуро (Олег
Меньшиков).

Вы там поострожнее с Гоголем

Элегантный, насмешливый, преисполненный отличного настроения, Гуро, по
намёткам гоголевских прозрений, восстанавливает картину убийства. Теперь
он спешит в Диканьку – там хронически обнаруживаются трупы девушек.
Подчёркивается, что «молодых», но это, знаете, излишне – мы прекрасно
понимаем, трупы каких девушек фигурируют в триллерах. «Возьмите меня! –
просит Гоголь. – Это мои родные места!» Ну, поехали.

Злодея мы, кстати, уже видели, в самом начале, в лесу, где он

злодействовал. Это чёрный всадник на коне, очень напоминающий персонажа
«Сонной лощины» Тима Бёртона. Из него во время злодеяний вывинчиваются,
как штопор, крупные многочисленные рога, формой напоминающие
горно-козлиные. Морды не видать. Гоголь и Гуро поселяются на постоялом
дворе и начинают расследование, окружённые угрюмыми аборигенами.

То ли малороссийский колорит перестал

интересовать наших кинематографистов в принципе, то ли, как говорится,
«утрачен секрет изготовления пряников», но красочности в этой Диканьке
нет напрочь. Такая своего рода «сонная лощина», окрашенная в обычные для
мистических триллеров сине-чёрные тона. Того избытка вкусной солнечной
жизни, которая у Гоголя (писателя) граничит с ужасами тьмы, в этой
Диканьке и быть не может. Даже овощи и фрукты отсутствуют, тем более
песни и пляски. Женщины все ведьмы, кроме кроткой жены помещика
Данишевского (Таисия Вилкова). Мужчины все куркули, явно что-то
скрывают, кроме обаятельного пьяницы, доктора Бомгарта (Ян Цапник).
(Кстати, один из шести сценаристов фильма явно что-то читал, потому что
Бомгарт – фамилия из Булгакова.)

Наша парочка – Гоголь и Гуро – работает на контрастах. Гоголь каждые

пять минут валится в конвульсиях и судорогах – припадок, обморок, сон,
видения. Ему чудятся чёртова мельница, загадочная девица с полными
губами, утверждающая, что наш герой – Тёмный и ему дано узреть дела
Тьмы. Гуро, напротив, всегда свеж и бодр, великолепно себя чувствует,
шутит и насмешничает. «А не хлопнуть ли нам по рюмашке?» – цитирует
Меньшиков знаменитую реплику своего Костика из «Покровских ворот». Такое
впечатление, что артиста откровенно забавляет этот новый кинематограф, в
который он попал.

Вообще – всё не просто так с этим Гуро. В середине фильма всадник с

козлиными рогами его вроде как погубил, и Гуро сгинул в пламени. Но есть
сильные намёки, что это мираж, и наш следователь, одетый в щегольское
красное полупальто, отороченное смушками, ещё возродится. Оно бы хорошо
было бы – без Меньшикова совсем уж смотреть будет не на что. Он
избыточно хорош для этого треша. Смотрится как инопланетянин – житель
другой планеты, где существует другое искусство. Да, трудно быть богом в
мусорном бачке… Или, наоборот, легко-легко?

Мотивы из Гоголя действительно имеются.

Например, красная свитка (в фильме именуемая рубашкой). Рыло свиньи.
Злая мачеха Хавронья. Да только Хавронью зверски убивает её тихая
падчерица, и убивает хитро, устроив маскарад и подкинув мнимые улики. А
зачем? Да она не разрешила бы замуж выйти за любимого. Вот такая теперь
Диканька, с такими дивчинами. Да! Не так обстояли дела на белом свете,
когда в 1968 году я смотрела в «Стереокино» фильм «Майская ночь, или
Утопленница» именно с теми стереоскопическими эффектами, которые потом
стали называться 3D.

Фильм «Гоголь. Начало» – банальный рядовой фильм затасканного и

замызганного от частого употребления жанра. Как зрелищный «продукт», он
обычного стандартного качества. Но ведь это замешано на Гоголе. На
писателе, в котором обычного, банального, рядового, стандартного не было
ни грамма, ни капли, ни крошки. Эх! Вы бы там поосторожнее с Гоголем.
Он ведь и вправду с чем-то эдаким связан, из чего вы хотите кассу
сделать, а оно и впрямь существует. И ваше чёртово золото может вмиг
обратиться в черепки… Ну вы меня поняли.

Забыла упомянуть имя режиссёра картины «Гоголь. Начало». Егор Баранов. Вам это нужно?

Татьяна Москвина, "Аргументы недели"

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий