Поиск

Три дороги


-Скатертью тебе дорога, Иванушка, — старик обнял сына, склонившегося к нему с лошади, — мягкая чтоб под ноги стелилась травушка, моря по колено, в костёр полена, тараньки к пиву да попутного ветра Савраске в хвост и гриву. И смотри, без жены не возвращайся! Статнее ли это дело: в дому щей сварить некому.
Долго ли, коротко ли, доскакал Иван до перепутья трёх дорог, глядь, а там дракон трёхголовый сладко дрыхнет.
-Прочь с дороги, чудище! Некогда мне с тобой возиться. Отойди, ты мне камень указательный застишь.
-Что ты, Ванюша, — лениво открылся правый глаз средней головы, — разве ж я на битву вышел? А камня нету. Нету камня-то, говорю.
-А где он?
-Я за него. Камень указательный на реконструкцию забрали, а я это… замещаю, короче. По совместительству.
-Может, на реставрацию?
-Может, и на неё. Что там вначале-то на камне написано было — теперь и не разберешь, три века на перепутье простоять — представляешь, сколько посторонних надписей на нём появилось? А тут женщины иногда по грибы-ягоды забредают. Неловко как-то.
-И кто же мне теперь подскажет «налево пойдёшь — богатство найдёшь, направо пойдёшь — славу обретёшь»?
-А «прямо итить — мёд-пиво пить»? Вот мои головы на три стороны показывают, чем не указатель? Только я тебе, Ванюша, так скажу: «Куда ни пойдёшь — там приключений на свою эээ голову и наскребёшь».

 Направо пойдёшь... 

— Анна, мои восхищённые респекты, поклоны и подметания пола перьями шляпы! — зря, что ли, батюшка в Сорбонне философию изучал. Трудами научными, правда, на хлеб зарабатывать не научился, но деликатное обхождение с французскими мамзелями усвоил и Ванюшу тому обучил.
-Ах, мсье, осторожнее с полами: наша Золушка уже неделю как не может вернуться с бала, представляете: потеряла обувь, а босиком возвращаться отказывается… впрочем, вы своими перьями вполне удачно её заменили.
-Ваш лик так прекрасен, голос так нежен, а речи так куртуазны… вообщем, Анна, я прошу вашей руки.
-Слава богу, наконец-то! — пробормотала подслушивающая за дверью лесничиха. — Хоть одну крошку с рук сбыть.
-О, монсир, — расцвела Анна, — я согласна, но прежде нужно составить брачный контракт.
-Пуркуа бы и не па? И первый пункт будет гласить: «Супруга обязуется обеспечить супругу ежедневное трёхразовое питание».
-Кель пассаж! Мсье, вы ищете жену или кухарку? — нахмурилась Анна. — Муж должен покупать жене наряды, дарить ей бриллианты и выезжать с ней в свет, а не заставлять суетиться у плиты, нес па?
-Из еды она умеет готовить только лапшу на уши, — высунулась из своей комнаты Марианна и тут же юркнула обратно.
— Мадам, же не манж… ну, хотя бы щи варить умеете?
-Пшёл вон! — зашипела Анна. И машинально добавила — Сильву пле.

 Налево пойдёшь...

-Ловись, ловись, рыбка, — приговаривал оголодавший Иван, стоя на морском берегу -Ловись, большая и… куда?!!
-Рыбка клевала, клевала, да не выклевала, — засмеялась девушка, плескавшаяся неподалеку.
Увидел Иван, что хороша она собой: волосы длинные, глаза большие, зубки ровные, и дрогнуло Ванюшино сердце.
-Слушай, ты готовить умеешь? — начал он разговор издалека.
-Конечно, — улыбнулась девушка, — но только морепродукты. Зато из них — любое блюдо.
-И я люблю эти, как их, морепродукты, — слукавил он. — Значит, мы неслучайно встретились?
-Конечно, нет. В мире всё неслучайно. Колесо Сансары, закон кармы, эманация орла и прочая фигня.
-И предначертано, что ты соединишь свою судьбу с моей?
-Вообще-то, я принца жду, — смутилась девушка. — Но ты недурён собой и конь у тебя есть, хоть и не белый. Может, ты скрытый принц? Латентный, так сказать?
-Может, — гордо приосанился Иван. — Я знаешь какой! Хватит плескаться, вылезай на камушек, сядем рядком да обсудим ситуацию.
Девушка подплыла к камню и уселась рядом.
-Облом, Ваня, — подумал Иван, не в силах отвести взгляда от её русалочьего хвоста. — Полный. Так ты еще не попадал. Как бы мне с ней поделикатнее?
-Ты знаешь, милая, я тут вспомнил кое-что. Морепродукты я люблю, но у меня на них аллергия. Тебе стоит подождать другого принца, авось у него здоровье будет получше моего. Прощай, дорогая. Помяни меня в своих молитвах, нереида.

 Прямо пойдёшь...

-Избушка-избушка, повернись к лесу передом, ко мне… ой, наоборот!
Иван сидел за столом, уставленном снедью: репа пареная, блины жареные, грибочки соленые, яблочки мочёные, пирожки печёные, икорка красная и ещё всяко разное.
Вот ведь бабка какая проворная: в бане помыла, постель постелила, а уж как накормила! И хозяйственная: изба своя, в доме всего полной чашей, травка сушится, котик мурлычет. Опять же средство транспортное имеется…
-Домовитая ты баба, — одобрительно крякнул Иван. — Подсвечник старинный, из пуха перины, и сверху подушки, как заячьи ушки. Ой, вкусна курага! Так вот, кстати, Яга, на столе самовар, я — купец, ты — товар. Пойдешь за меня замуж?
-Отчего же не пойти, — Яга опять разлила по стопочкам содержимое запотевшего графинчика. — Согласная я, коль не шутишь.
-А уж запаслива! На полках-то и семки калёные, и лягушачьи лапки сушенные, и пауки с маринадом, и даже скляночка с ядом. Поди, еще чего по хозяйству умеет, а уж готовит-то как! — лениво размышлял Иван.
-Ну что ж, я обдумаю твое предложение, — важно кивнул он и потянулся за следующим блином. kolobok-forever.livejournal.com

Добавить комментарий