Поиск

ПОД ЗВУКИ МУЗЫКИ, ПЛЫВУЩЕЙ НАД ГОРОДОМ…


  Редкий снимок – в деталях видна летняя терраса над гостиницей «Нальчик», где располагался ресторан, в последствии получивший название «Крыша». Процитирую самого себя – строки из книги «Неповторимый Нальчик»:
 «Ежегодно с конца апреля, если он выдавался теплым, а чаще с середины мая на террасах, венчающих фасад гостиницы и чем-то напоминающих капитанские рубки, выставлялись столики. Посетители ресторана сидели часами на свежем воздухе, играл оркестр, танцевали пары. Звуки волшебной музыки, разносимые порывами легкого теплого ветерка, были слышны в самых отдаленных уголках города. До сих пор в памяти автора этих строк жива картина, как, стоя под невесомыми арочными перекрытиями, опираясь на белоснежную балюстраду, смотрят на родной город родители – оба во всем белом (отец в полотняных брюках, мать в платье из парашютного шелка), нарядные и совсем молодые…


   А сам трехлетний мальчик ни в какую не соглашается подойти к этим столь непрочным на его взгляд столбикам, за которыми скрывается ночная бездна. Он жмется поближе к столику, где рядом с фужерами соседствует шахматная доска, и над очередным ходом задумался «коренастый, плотный мужчина с большими карими глазами и черной шапкой волос». Заковыченные строки принадлежат перу Заура Налоева, описывающего своего друга – выдающегося кабардинского поэта Бетала Куашева (1920–1957).
   Речь в тексте идет о 1956 годе, когда автору этих строк было чуть больше трех лет. Примерно этими же годами датируется и фотография гостиницы «Нальчик». Что касается строительства гостиницы, то она приняла первых посетителей в 1934 году. И вот какой ее увидел немецкий журналист Бальдер Ольден (1882– 1949), побывавший в Советском Союзе в 1935 году как гость первого съезда советских писателей: «Потом я увидел гостиницу, белую, точно из мрамора, перед огромным парком, гостиницу на 80–100 номеров, с большим обеденным залом. Скатерти были белы, поблескивало стекло, а за нарядно накрытыми столами сидели серьезно и празднично, в горских одеждах, перепоясанные кинжалами, седобородые старейшины сел этой страны, съехавшиеся из далеких ущелий, чтобы обсудить очередные дела». И немногим далее: Нальчик «в мерцании луны и многочисленных электрических фонарей» напоминает «очаровательнейшие и изысканнейшие курорты Ривьеры или Южной Италии»; гуляя ночью «по громадному парку между серебряных голубых елей, благоуханных кустов и клумб, разделанных с большим искусством», теряешь чувство реальности, вновь и вновь ощущая себя «на каком-нибудь изысканнейшем курорте Европы».
viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий