Поиск

Слезы Логики (о фильме «Слезы Солнца» с Брюсом Уиллесом, США, 2003 год)


Решил пересмотреть фильму 2003 года "Слезы Солнца" (Tears of the Sun) с Брюссом нашим Уиллесом и Моникой Белуччи

Команда по выполнению спецопераций особой сложности послана в джунгли, в самое сердце Нигерии. Задача отважных ребят — разыскать и освободить из плена врача.
Когда они находят несчастную женщину в забытой богом деревеньке, выясняется, что характер операции надо срочно менять: врач заявляет, что покинет джунгли, только если вместе с ней спецбригада прихватит еще 70 человек беженцев.
https://www.kinopoisk.ru/film/855/

режиссер Антуан Фукуа (Тренировочный день, Стрелок)
сценарий Алекс Ласкер, Патрик Чирилло

В главных ролях:
Брюс Уиллис
Моника Беллуччи
Коул Хаузер
Имонн Уолкер
Джонни Месснер и другие

Смотрел давным-давно, ещё на кассете, с дрянным переводом и в скверном качестве, поэтому в памяти как бы ничего и не осело кроме общей канвы, что Брюс с отрядом спецов кого-то спасал в джунглях от погони каких-то боевиков.

Достал отличную копию и "насладился". За 75.000.000 долларов забабахали паршивенький агитационный фильм о высшем гуманизме Американцев, которые себя не пожалели, на прямые приказы плюнули, но спасли от гибели ценою своих жизней группу из нескольких десятков одних граждан Нигерии от других граждан Нигерии.
Из плюсов — хорошая операторская работа, интересные пейзажи, аутентичные бойцы отряда спецназа США во главе с самим Орешком.
Из минусов — провал в сюжете, мотивации, логике поступков героев фильма.
Вообще, "Слезы Солнца" — это "Белое Солнце пустыни" по-американски. Они даже названиями перекликаются и происходят в чужих и смертельно опасных для представителя европеоидной расы местах планеты. Но если в "Белом Солнце.." самоубийственное решение повести девиц из гарема местного главаря банды вдвоем через пустыню черт знает куда выглядит парадоксально логично для русского менталитета и имеет массу примеров в реальной Истории (Чемульпо, Брестская крепость, Трептов парк), то такое же поведение американцев, резко контрастирующее с их повадками и историей буквально камня на камне не оставляет от серьезности замысла и заставляет постоянно повторять про себя — во, идиоты.

Диспозиция

Начинается фильм с традиционной демонстрации оправдания американского вмешательства в дела суверенного государства — там царят насилие, отсутствие демократии, нарушение прав человека и ЛГБТ-сообществ. Причем, сняты эти, видимо, реальные кадры, могут быть где угодно.
То есть, когда зритель видит такое начало фильма, то у него как у собаки Павлова в голове сразу лампочка — Джедаи уже на низком старте на близплавающем авианесущем корыте и скоро всем мерзавцам будет ай-ай-яй.
Сразу возникает вопрос — почему Джедаи не стартовали в реале, когда в той же Нигерии боевики увели в джунгли 200 маленьких школьниц в рабство. Как ни крути, ситуация пострашнее, чем в "Слезах Солнца". И не стыдно ли потом американцам после этого на киношные слезки смотреть на экране.





Джедаи возвращаются на родной авианосец после успешного спасения американского посла в Нигерии. Кадры реально красивые.



Демонстрация мужественных непрошибаемых лиц спецназовцев во главе с Орешком.
Что характерно — непрошибаемость на них будет на протяжении всего фильма, на Уиллисе — так вообще как маска резиновая. Хотя вот на нем-то её быть и не должно, потому что зрителю нужно объяснить, отчего он решит выйти из повиновения своему командованию, наплевать на приказы, погубить при этом большую часть своих бойцов.
То есть — нужно прочувствовать мотивацию. А Орешек до финальных титров оставил её в себе, не раскрыв смысл своих решений ни словами, ни мимикой.


Постановка новой боевой задачи: Спасти Монику Белуччи. Задача похвальная, Монику мужчины всего мира любят и ценят. Попутно, при возможности, нужно вытащить ещё белых миссионеров — священника и двух сестер. Вся компашка трудится в госпитале для аборигенов в труднопроходимых местах, поэтому туда отряд будет сброшен с самолета с большой высоты.


Знакомство.
Спецназовцы (назовем все-таки их "Тюленями" по ряду признаков) всплывают в речке у церкви/госпиталя и требуют у Моники и её коллег быстро паковать чемоданы и сматывать вместе с бойцами побыстрее.
Тут первое массовое поражение логики, хотя и спорное с другой точки зрения. Трудно понять мотивацию человека, идущего на заведомое самоубийство без видимых веских оснований — но миссионеры — это труднопостижимые, но благородные и самоотверженные люди.
Обычный человек при виде спецов, приготовленных к боевым действиям, которые требуют от него быстро собрать вещи и делать ноги — собирает вещи и бежит, а чаще и про вещи забывает. Тем более дело происходит в таких местах, где люди к сантиментам не сильно привыкли и резня между племенами и религиями идет страшная и безжалостная.

Далее логика провисает и беспомощно болтается на обрывках личностной мотивации у всех участников драмы.
Священник и сестры отказываются уходить. Причем, молодая сначала уже даже с рюкзаком походила, а потом резко передумала. Священник — "молодец", даже не подумал спасти своих женщин. Уиллес — "молодец" втройне — так же наплевал на священника и двух сестер, хотя они значились в его боевой задаче как подлежащие эвакуации, зато решил потащить с собой несколько десятков аборигенов, без которых Моника отказалась уходить.
Бойцы его испытали легких шок, скрываемый за мужественным выражением лиц, понимающие зрители выразились куда сочнее.
Впрочем, я понял кое-что — то, что Уиллес в свои 35-40 лет в фильме все ещё лейтенант — говорит о том, что у него все операции проходят примерно так же и только чудо, что он не в военной тюрьме или позорной отставке, а все ещё командует личным составом на боевых выходах. Не иначе, как родной дядя заседает в на совещаниях по правую руку от Главы Пентагона.


Дальше идут тяготы и лишения походной жизни в (а в Африке — тоже джунгли? Чего-то туплю, не сообразить, как называть тамошние дебри)

Пока караван во главе с Орешком продирается к точке эвакуации, в миссию приходит карательный отряд нигерийских солдат одной из противоборствующих сторон и все кончается тем, чем это там обычно кончается — все живое умирает хреновой смертью.





Отряд Уиллеса достигает точки эвакуации и тут вполне можно выкрикнуть модное нынче: "-Вот это поворот!"
Прилетают вертолеты, Монику насильно забрасывают внутрь (а сразу так нельзя было сделать?), аборигенов оставляют на произвол судьбы, вертолеты улетают.

Вроде, кину конец, но не тут-то было. Как-то с душком, но задачу (первостепенную, по крайней мере) отработали.
Вертолеты пролетают аккуратно над миссией, где все горит и все люди убиты.
Моника в истерике, Уиллес понимает, что в чем-то он накосячил, может быть. Потому опять принимает неожиданное решение лететь назад.


Вертушки возвращаются, в них грузят детей, женщин, раненых, после чего отправляют на авианосец. Уиллес докладывает адмиралу, что он с отрядом, Моникой Белуччи и парой десятков аборигенов потопает к границе с Камеруном пешком. Почему второй раз не прислать вертолеты на точку — ну, не знаю.. Так интереснее.



Если все идет кое-как, значит скоро пойдет ещё хуже. Спец с пулеметом и тактическим компьютером обнаруживает, что за их отрядом идет другой многочисленный отряд, с которым лучше не сталкиваться. Стало быть, нужно форсировать темпы движения, сократить привалы, бросить лишнее имущество. Ну, как бы в теории так следует поступить, если бой крайне невыгоден.

Но, поскольку логика не для этого фильма, то Уиллес решает встрять в ещё одну благородную затею — обнаружив деревню, в которой заканчивается (не начинается, не в разгаре, а уже почти все кончено, добивают оставшихся) этнически-религиозная зачистка представителей одного племени солдатами другого племени, он отдает приказ своим бойцам провести контртеррористическую операцию и загасить всех уродов. Что и происходит — довольно жестко и эффектно. Но, блин, за временем никто не следит и потому драгоценные часы и минуты разрыва с преследователями тают с пугающей очевидностью. Много эмоций, попыток помочь смертельно раненым жителям деревни. Для спецназа много.








Ничто хорошее не остается безнаказанным, и становится очевидно, что преследователи идут за отрядом Брюса как ниточка за иголочкой. В попытке разобраться, что, черт побери, происходит, и кому эти такому упорному ведомые им люди нужны, он угрожает поубивать всех аборигенов по одному (а на кой черт брал с собой людей из другого мира и времени по сути, которых видел впервые в жизни?)
Быстро обнаруживается агент противника, бросающийся наутек (убит тут же метким выстрелом) и причина интереса — наследный Прынц конкурирующего с преследователями племени с телохранителем, который затесался в ряды беженцев.

Брюс собирает производственное совещание личного состава, на котором оглашает последнюю волю командования (последнюю попытку сохранить всем звезды на погонах) — "парни, бросайте Прынца, аборигенов и делайте ноги, мы все забудем и простим!", а после —  свое решение принять уже последний бой и умереть в борьбе за что-то светлое, потому как грязное ему уже надоело до печенок, видимо.
Личный состав единодушно высказывается за решение командира (изначально все были против авантюры). Причем, апефиозом звучат слова одного из бойцов: — "Я жизнь отдам за этих людей!" (кто они тебе, что ты так помереть тут решил? Больше половины спасаемых негров — молодые мужики призывного возраста, местные, не чуждые первоначальным навыкам обращения с автоматом Калашникова).
Лучше уж за Монику, что ли — хоть какой-то понятный мотив.










"Принять последний бой и умереть" я не просто так написал, потому что в ходе начавшегося боестолкновения с нигерийской пехотой элитные американские спецназовцы демонстрируют фантастическое пренебрежение к собственной жизни в виде пробежек в полный рост под плотным обстрелом, отсутствие распределенных секторов ведения огня, ведения боя парами, тройками, прикрытие друг друга — а самое главное, стабильно создают собою то, что называется "групповая цель" — чтобы дать тупым негритянским зольдатам хоть какие-то шансы попасть из по крутым "Тюленям". такое извращенное благородство, видимо.









Первым гибнет самый колоритный "Тюлень" — пулеметчик с компьютером (или наоборот), после чего дело идет быстрее и в мельтешении боя уже трудно точно определить, кто сколько раз ранен, а кого уже и нет с нами. Спецназовцы начинают демонстрировать построение плотной стрелковой цепью, пагубность которой в бою, насыщенном огнем автоматического оружия была наглядно определена ещё во времена Первой Мировой войны, около ста лет тому назад.







Нигерийцы задавливают "Тюленей" массой, те несут потери, отходят к пограничной реке, о размыкании строя никто так и не подумал за все время боя.










От полного истребления остатки отряда Уиллеса (его подопечные негры вместе с Прынцем и трофейными автоматами Калашникова уже смотались в безопасное место через границу с Камеруном) спасают все-таки посланные истребители-бомбардировщики с авианосца.




Оставшиеся в живых спецназовцы кое-как выбираются с задымленного после бомбежки поля.


Апофеоз

Лично прилетевший адмирал думает не о том, что с него снимут погоны и как бы половчее переложить всю ответственность на вечного лейтенанта Крепкого Брюса, а бросается помогать раненым бойцам.
Это похвально, хоть и верится с огромным трудом.

Для Брюса и Моники наступает персональный хэппи-энд.



Ну, а на лице Прынца написано намерение собрать свою банду и наведаться в деревни, в которых проживают обидчики его племени. С теми же целями, с которыми те приходили в гости к его людям.
И вот в этом и есть реальные Слезы Солнца.

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий