Поиск

За семь лет до Чернобыля


       «– Кажется, мы сожгли реактор».
       Главный инженер атомной электростанции повернулся к Директору, который не отрываясь смотрел на приличных размеров отверстие в корпусе реактора.

      Итак, за 7 лет до Чернобыльской катастрофы советские граждане с напряжением следили за расследованием причин разрушения технологического канала реактора РБМК,

      которое было показано в производственной драме режиссера Владимира Бортко «Комиссия по расследованию».
      Премьера фильма сосотоялась 26 февраля 1979 года.

      По сюжету фильма главный инженер АЭС предложил директору провести на свой страх и риск ни с кем не согласованный эксперимент по совершенствованию работы реактора, в результате чего должна была вырасти его мощность. Мощность-то выросла, но и дырка в борту реактора тоже появилась.

      Причину аварии расследовала специальная комиссия, в результате работы которой было установлено, что
      – и ошибки при проектировании реактора были допущены, но они, конечно, сами по себе не привели бы к его разрушению;
      – и система автоматическогоо управления в некоторых ситуациях могла срабатывать с незначительной задержкой, но и это также не могло быть причиной аварии.
      И много еще чего было по мелочам.

      Попутно некоторые члены комиссии пытались свалить на коллег свои проколы, но и это постыдное явление, которое кое-где, порой в Советском Союзе еще встречалось, с успехом было поборено.

      Все время работы комиссии руководство станции тупо отмораживалось, делая вид, что они совершенно не представляют, что же произошло на самом деле. Но в конце-концов комиссия затребовала у них данные о работе реактора. (И это через несколько месяцев после начала расследования, Карл! По роду работы мне приходилось принимать участие в расследовании пары техногенных аварий и я скажу, что архивы с записью параметров работы оборудования – это первое, что требует подобная комиссия!)

      Короче говоря, комиссия установила, что главный инженер и директор «немножко намудрили» с режимом работы реактора, в результате чего система управления не справилась с критической ситуацией, и конструкция дала слабину. Как было сказано:»комплексная причина».

      Но все закончилось хорошо, даже для виновников происшествия, и советские граждане выходили из кинотеатров с осознанием того, что советские реакторы – самые лучшие реакторы в мире, которые могут работать на благо советского человека даже с перегрузками, потому что их придумывают самые лучшие ученые и проектируют самые лучшие инженеры.

      А если что и случится, то ничего страшного не произойдет (см. предыдущий абзац), а советские ученые быстро во всем разберутся и улучшат все, что надо улучшить. И улучшенные советские реакторы с улучшенными системами управления будут работать на повышенной мощности на благо того же советского человека под чутким руководством Коммунистической партии и Советского правительства…

       Ровно через 7 лет и 2 месяца 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской атомной станции.

       Многочисленные комиссии в результате многочисленных расследований пришли к выводу, что причинами катастрофы были
       – ни с кем не согласованный эксперимент по улучшению работы атомной электростанции, который руководство станции провело на свое усмотрение, страх и риск (Ха-Ха-Ха! Карл! Да не та это контора, чтобы такие эксперименты проводить ни с кем не согласовав!);
       – ошибки в конструкции реактора;
       – ошибки в системе управления.
       Да и персонал станции «немножко намудрил» с режимом работы реактора.
       «Комплексная причина», однако.

       Только на этот раз все закончилось не так хорошо, как в кино. И в результате советский гражданин уже не испытывал глубокой веры в советских ученых, советскую технику, Коммунистическую партию и Советское правительство.

       Вот такая вот разница между социалистическим реализмом и объективной реальностью.

76-82.livejournal.com

Добавить комментарий