Поиск

без права на ошибку


Как я многократно писала раньше, в современном иммиграционном климате изменения происходят не за счет появления новых законов, а путем новых директив для сотрудников исполнительного звена относительно того, как уже давным-давно существующие законы следует применять. Очередная директива, оформленная почти как пояснительная записка для сотрудников иммиграционных служб, потенциально может повлиять на судьбы десятков, а то и сотен людей, хотя в прессе о ней, скорее всего, не напишут.

Предварительное пояснение для понимания контекста. Внутри иммиграционной структуры есть подразделения, которые выполняют административные функции (рассматривают документы и проводят интервью) — USCIS, и те, что предпринимают усилия по выдворению нежелательных иммигрантов из страны — EOIR; самой известной службой второго подразделения является ICE. Так вот, официально полномочия вручать повестку в депортационный суд есть и у той, и у другой структуры. Но совершенно логично, что для ICE эта процедура достаточно рутинна — арестовали нелегала и выдали ему повестку, а для USCIS — скорее, исключение из практики. Если человек явился на интервью по семейному делу и оказался в депортации, это случай, о котором напишут в газетах как о бездушном применении законов к человеку, который пытается следовать предписанному протоколу. Поэтому долгие годы существовала практика, если на интервью что-то пошло не так или вскрылись какие-то порочащие заявителя обстоятельства, отказывать ему по сути заявления и оставлять нахождение заявителя в стране на усмотрение ICE. USCIS как бы считал, что задача этой службы — отказать недостойному, а что с ним делать дальше — пусть решают другие службы. ICE же, со своей стороны, депортировал тех, до кого «дошли руки», часто оставляя заявителей с отказами по какому-то делу годами находиться в стране нелегально, что по умолчанию давало им шанс на повторную подачу петиции или попытку решить свои задачи другими способами.

С сегодняшнего дня мы играем по новым правилам. Офицерам USCIS предписано не просто отказать в определенных случаях, но и выпустить повестку в депортационый суд, чтобы заявитель с «неясным» статусом не болтался в стране в поисках возможности статус «починить.» Группы людей, которые будут отправляться в депортацию в случае неудачного интервью в USCIS определяются так:

1. Дела, в которых в ходе рассмотрения были обнаружены признаки иммиграционного мошенничества или умышленного предоставления недостоверной информации, а так же те, где заявитель пользовался социальными программами или государственной поддержкой, не имея на это оснований.

Кто в этом случае становится уязвимым? В первую очередь, конечно, те нечестные товарищи, которые пытались ввести иммиграционные службы в заблуждение. Но им мы сочувствовать не будем, а подумаем про тех, кто по легкомыслию или с любимой нашим народом мотивацией «все так делают» воспользовался социальными ресурсами, предназначенными для резидентов и граждан США. Роды за счёт налогоплательщиков, оформление страховки для бедных под рефрен «а меня никто не спрашивал, в каком я статусе», субсидированное жильё, талоны на питание, и дети в туристическом статусе, зачисленные в государственную школу — все это потенциальные причины для начала депортационного процесса.

2. Дела, из которых очевидно, что заявитель совершил уголовно-наказуемое деяние, или был осужден за преступление, которое может послужить основанием для депортации.

По этому критерию совершенно легко попасть тем, кто недооценил тяжести какого-то проступка или поверил на слово «паралигалу», уверяющему, что «за такой пустяк не депортируют.» У иммиграционныого права своя система оценки тяжести совершенных деяний, поэтому какая-то мелочь с точки зрения уголовного права может иметь громадные последствия для иммиграционныого процесса. А сейчас, с большой степенью вероятности, не просто осложнения процессуального характера, но и депортацию.

3. Случаи, в которых было отказано в натурализации на основании недостатка моральных качеств, очевидном из уголовной истории заявителя.

Совершенно кошмарный сценарий, который может развиться из-за незнакомства с одним юридическим нюансом. Для натурализационного процесса необходимо продемонстрировать как минимум пять лет, предшествующих натурализации, того, что называется «good moral character» — высоких моральных качеств заявителя. По смыслу закона предполагается, что люди, имеющие судимость в этом временном диапазоне, такими качествами не обладают. Причём, пять лет безупречной жизни начинают тикать в момент отбытия наказания, пусть даже и условного, а не с момента совершения преступления. Если некто был осуждён пять-с-половиной лет назад, и получил один год условно, но на натурализацию подал через пять лет после суда, он потенциально идёт в депортацию, потому что пять лет с момента окончания условной судимости ещё не прошли.

4. Дела, в которых на момент отказа в заявлении или петиции, заявитель уже находится в США нелегально.

Предвижу массу проблем с визами категорий U и Т (по ним отказов много, а заявители практически никогда не бывают в легальном статусе) и с делами тех родственников американских граждан, которые часто выпадают из статуса в процессе рассмотрения дела, потому что им по закону это прощается. То есть, муж, жена, или родитель американца по прежнему может получить документы, если даже пересидит разрешённый срок пребывания, но вот если откажут, пусть даже по технической причине или из-за ошибок в формах, путь теперь лежит в депортацию. Переделать документы или просто продолжать жить без статуса теперь будет затруднительно.

Интервью в офисе иммиграционных служб, которое долгие годы считалось чуть ли не пустяковой формальностью, превращается в прогулку по минному полю. В большинстве случаев, при новой политике, у заявителя с «сомнительными» фактами есть одна-единственная попытка все сделать правильно, потому что любой просчет может закончится передачей дела в депортационный суд. logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий