Поиск

Иван Ефремов — один из величайших ученых и лучших писателей фантастики в мире. Часть первая.


Давно хотел написать  о Иване Ефремове…Но зачем что — то  писать, если он уже сам сжато рассказал о себе в своей автобиографии и интервью. Можно лишь чуть раскрыть и немного дополнить…

Автобиография:

Родился 22 апреля 1907 года в деревне Вырица, Троицкого района Ле­нинградской области, в семье купца II гильдии, (известного промышленника.)


Мальчик постарше Иван, младший Василий и их отец Антип Харитонович Ефремов.

(Утверждают, что согласно метрическим книгам он приписал себе год , на самом деле родился в 1908 году)

Детство провел в городе Бердянске /ныне Осипенко/и Мариуполь /ныне Жданов/, учился в 1-й Бердянской мужской гимназии до 1919 го­да.

(Научился читать в 4 года и с тех пор не расставался с книгами: Жюль Верн, Хаггард, Джек Лондон, Грин — были для него окном в большой мир.
В 1914 родители сняли дом в Бердянске, младший брат Вася был болезненным мальчиком, вот доктора и посоветовали семье сменить климат и отвезти ребенка на лечение грязями. Здесь осталась мать с тремя детьми, а отец вернулся в Вырицу, управлять своими предприятиями)


Варвара Александровна с  Васей, Ваней и  Надей.

С 1919 г. жил отдельно от семьи в г. Херсоне; в 1920-21г.г. был воспитанником 2-й автомотороты автобазы 6-й Красной Армии.

(Во время гражданской войны мать увлеклась красным командиром и когда подходили деникинцы к городу была вынуждена бежать, оставив детей у родственницы. Город переходил из рук в руки, кого тут только не было: красные, белые, немцы, англо — французская эскадра, различные атаманы — каждый устраивал резню истребляя своих противников и подвернувшихся под горячую руку заложников.
Случайный снаряд попавший в очередь за хлебом контузил ребенка, и с тех пор Иван немного заикался…
Родственница матери вскоре умерла от тифа и дети остались одни…

Город отбили  и в Херсоне расположилась 6 армия красных. Как раз в это время здесь появился Луначарский занимаясь ликвидацией беспризорщины.
Дети получили талоны на продукты…
Неподалеку на соседней улочке разместился автобат и Иван быстро освоил устройство различных автомобилей, помогал их чинить, вплоть до вытачивания необходимых деталей. В итоге по личному одобрению командарма его  приняли как "сына полка".
После участвовал вместе с армией в штурме Перекопа и переправе через Сиваш.)

В конце 1921 года (в 13 лет) вернулся на родину, в Петроград,

( сюда детей забрал отец, но теперь он работал простым служащим на своей бывшей  лесопилке и Иван не хотел обременять семью еще одним голодным ртом)

где в 1922-; 23 годах окончил экстерном 23-ю сов.школу I и II ступени.

(При этом по ночам он разгружал вагоны на станции…)

«Я начал с разгрузки дров из вагонов на товарных станциях Петрограда. В одиночку удобнее всего выгружать «швырок» — короткие поленья по пол-аршина в длину. «Шестёрку»  один далеко не отбросишь, завалишь колёса вагона, и придётся перебрасывать её дважды. За разгрузку вагона в 16–20 тонн швырковых дров платили три рубля. Если втянуться в работу, то за вечер можно было заработать шесть рублей — примерно треть месячной студенческой стипендии. Но после такой работы домой приходил далеко за полночь, в беспокойном сне виделись бесконечные дрова, а на следующий день я почти ни на что не годился. Кроме того, такая работа требовала усиленного питания, потому что надо было жить и питаться не как студенту, а как грузчику, расходуя гораздо больше денег, чем зарабатывал.
Когда я сообразил, что не могу учиться в таких условиях, то перешёл на выгрузку дров с баржей. Отапливающийся дровами Петроград снабжался ими не только по железной дороге, но и по реке. Деревянные баржи подходили прямо к домам по многочисленным протокам-речкам, пронизывавшим весь город. Снимали решётку набережной, прокладывали доски, и дрова катали прямо на тачках во дворы. Тут можно было заработать в день рубля четыре и не уставать так сильно, как на выгрузке дров в одиночку. Катала дрова артель, поэтому работа шла с роздыхом и при ловком обращении с тачкой не была слишком тяжела.
И всё же при том напряжении, какого требовало учение за два класса сразу, так работать можно было только летом, и то эпизодически. Когда я стал регулярно засыпать над задачниками и видеть во сне белые булки, которые никак не удавалось съесть, я понял, что снова надо менять род работы.
И тут я нашёл товарища. Вдвоём мы стали ходить по дворам, пилить, колоть и укладывать дрова в обширные ленинградские подвалы, использовавшиеся как сараи. На этой работе можно было в любое время сделать перерыв и даже кое-что соображать по прочитанному из учебников, когда работа не требовала особого внимания. Так я прожил бы кустарём-дровяником, если бы не подвернулась вакансия шофёра в одном из артельных гаражей. Затем произошло повышение в должности до шофёра грузового автомобиля системы «Уайт» с цепной передачей, модели 1916 года.
С таким трудом найденную работу пришлось, однако, тут же оставить, чтобы сдать выпускные экзамены»

В этот же период и позднее /1924г./ работал помощником шофера и шофером в | разных гаражах Петрограда. В 1923 г. сдал на аттестат штурмана малого плавания при Петро­градских мореходных классах.

"Предъявитель сего, Ефремов Иван Антонович, действительно сдал экзамены за мореходные классы на весьма удовлетворительно и получил звание штурмана-судоводителя каботажных и речных судов."

(Параллельно с этим увлечен палеонтологией, биологией и геологией. Становится учеником биолога и геолога академика  Сушкина. Но поскольку тот уезжает в длительную коммандировку в США!, то Иван отправляется на Дальний Восток! Почему? А он познакомился с капитаном Лухмановым, который в свое время спас Добровольческий флот от захвата белогвардейцами и его рассказы о морской романтике, плюс совет попробовать себя моряком не могли остаться без ответа в душе юноши…

В зрелом возрасте Иван Антонович говорил, что человек может и должен быть работоспособным 18 часов в сутки. Сам же он работал,  гораздо больше… Учиться в школе, оканчивая два класса в год, заниматься у Сушкина, зарабатывать себе на жизнь шофёрской работой — и ещё окончить Петроградские мореходные классы!

И все это в 15 лет, сам без чьей- либо помощи! Напоминаю:  это 1924 год!)


P.S. На фото Иван Ефремов — старший матрос, командир гидрографического катера Ленкоранской лоцманской дистанции Каспийского моря в 1925 году.

P.S.S Курсивом  дополнения к автобиографии.

Продолжение следует… foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий