Поиск

Любовь есть абсолют жизни


…красный кленовый лист
Заложен на Песни Песней
А. Ахматова

Романтическую любовь принято считать объектом художественного исследования литературы: сколько романов, повестей и рассказов написано и прочитано о первой любви, запретной, неразделенной, поздней, взаимной, абсолютной… Писатели – величайшие умы и философы ставят ее часто во главу человеческой жизни, значит, наверное, она во многом и определяет нас самих. Способность человека любить, быть верным, делать выбор и следовать ему, оставаться собой в меняющемся мире – это те черты, которые, если они присущи личности, порой могут проявиться именно в любви.

Но если любовь между мужчиной и женщиной привычная тема для художественной литературы, то для религиозных книг, а тем более канонических, не вполне. Поэтому, наверное, так часто рука тянется за отдельно изданной ветхозаветной «Песни Песней». Уникальная история любви, поэма, наполненная страстью, жизнью и чувствами, ее называют самой загадочной частью Священного Писания, ее комментируют толкователи и ею вдохновляются уже много веков поэты. Сегодня мы имеем возможность наслаждаться прекрасным современным переводом Ирины Евса (2001), в котором, по словам издателя, «оживают страсть влюбленных и волнующий аромат цветущей обетованной земли, составляющие фон и поэзию чувств в древнем первоисточнике, сочетающем в себе изысканную простоту и лаконичное совершенство».

Именно этот перевод позволяет нам не только прикоснутся к этому чистейшему роднику любви, но и приобщиться к истинной поэзии, здесь соотнесены форма и содержание – то есть в данном случае строгое следование канону, тексту первоисточнике, а с другой стороны – свобода обращения с языком. Это очень деликатная попытка сделать «Песню Песней» понятной нашему современнику, не привыкшему к чтению и пониманию библейских текстов, и еще это возможность для каждого из нас полюбить эту книгу и найти в ней отклик на собственные чувства. «Ни Греция, ни весь остальной Восток никогда не рождали, да и не могли произвести на свет такую песнь любви. Она неизмеримо возвышается над всеми родственными ей творениями благодаря чудесному гармоническому сочетанию страстной чувственности и чистейшей нравственности, составляющему невидимое биение пульса всей песни», — говорит сама Ирина Евса.

Руccкая литература, особенно периода Серебряного века, не раз обращалась к «Песни Песней», интерпретируя ее или же подражая ей: Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Максимилиан Волошин, Марина Цветаева писали по мотивам этой книги, но самым чистым гимном любви стала повесть Александра Куприна «Суламифь» — поэтичная, тонкая, невыразимо печальная и притягательная. Однажды прочитав ее, ты остаешься навсегда связанным тонкими нитями смыслов и образов с повестью, вдохновением для которой стала ветхозаветная любовь царя Соломона и смуглой девушки из виноградника.

Хочется много сказать о том, что любовь мужчины к женщине и женщины к мужчине, страсть, ревность – это не атрибут романтической литературы, а тем более женских романов. Истинная любовь, как и истинная поэзия – редчайшие драгоценности, но чтение позволяет нам прикоснуться и к тому, и к другому. И одна из величайших книг в истории человечества Библия дает возможность прожить одну из самых удивительных историй любви, как свою собственную, благодаря своей неподражаемой и неповторимой поэтичности. Поэтому вместо того, чтобы рассуждать, лучше процитировать еще раз эти бессмертные строки в том самом переводе Ирины Евса:

О, как сладко с тобой молчать,
уйдя в забытье.
Положи меня, как печать,
на сердце твое.
Я не знаю, с чего начать,
но все же спою:
положи меня, как печать,
на руку твою. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий