Поиск

ЗВОНОК ИЗ ДЕТСТВА


     Этой публикации два года, но фотографии, имеющие к ней самое прямое отношение, я нашел в интернете только сегодня. Причем на одной из них обнаружил себя — это на самом деле я (в среднем ряду, второй слева). За что особая благодарность Ирине Вольфензон-Перельсон, приславшей мне ссылку на пост, посвященный памяти Нины Афанасьевны Лобжанидзе (она на первом снимке).

   …Порою, особенно в моменты, когда здоровье дает сбой, отступая перед болезнями, задумываешься (вольно или невольно) о скоротечности жизни, ее конечности, обо всем том, что связано с подведением итогов. Так устроен человек: он верит в завтрашний день, в то, что впереди еще много разного и всякого. Но ОН не прислушивается к нам; у него свои часы и весы, и никому из смертных не дано заглянуть на этот циферблат.

    Только вот что удивительно: в момент, когда совсем уж плохо, вдруг происходит нечто, что напоминает: уныние – смертный грех, что всегда надо верить в лучшее, что радость не в том, что у тебя есть, а в том, что тебе дано и что отдаешь ты.

   Этот утренний звонок меня просто потряс. Он прозвучал из такого далекого далека, что даже невозможно поверить. Впрочем, судите сами.
В рабочем телефоне женский голос. Спрашивает меня. Начинает с извинений: «Поверьте, мне ничего не надо от вас. Мне уже за 80. Читаю ваши книжки. Их у нас дома все читают. Хотела сказать спасибо за ваш интерес к Кабардино-Балкарии, за то, что дарите нам радость видеть ее вашими глазами…»
И еще много лестных слов, за которые благодарю. Уже собираюсь попрощаться, как вдруг вопрос:
– Извините меня, но вы хорошо помните свое детство?
– Конечно, многое помню.
– Тогда скажите, в какой детский садик вы ходили?
Не совсем понимая, чем вызван этот несколько странный вопрос, отвечаю:
– Тот, что по нынешней улице Шогенцукова, чуть выше улицы Балкарская.
– Тогда все правильно. Вы ходили в мою группу.
– В какую группу? Речь о самом конце пятидесятых годов…
– Верно, в 1958 году я пришла в детский садик МВД и мне поручили старшую группу. Одного из мальчиков звали Виктор Котляров.
Я вслушиваюсь в рассказ женщины, и не могу поверить, что это возможно. Что со мной говорит человек, который меня учил, который со мной играл, который меня помнит.
Какие-то детали, фрагменты и время сворачивается на глазах, поворачивает вспять.
Все это было и было со мной.
Ларисе Васильевне Онищенко, моей воспитательнице, сегодня за 80 лет. Она в доброй памяти и в здравии, соответствующем, как сама говорит, прожитым годам. Многие годы следит за моим творчеством, но все не решалась уточнить тот ли я самый, что ходил в ее группу. Сегодня решилась. Ей приятно, что это так.
Знала бы Лариса Васильевна как мне приятно! Если наши воспитатели и учителя спустя более чем пять с половиной десятилетий помнят нас, значит, не совсем уж пустой была наша жизнь.
Живите долго, Лариса Васильевна. Что такое за 80, если в тебе не потух интерес к путешествиям, если тебе интересен мир и люди, живущие в нем.
Сегодня прошлое улыбнулось мне, а посему, почему бы не улыбнуться настоящему…
Будем верить в лучшее!

Судя по всему, фотография сделана в конце декабря 1960 года. В этом самом году я, выпускник старшей группы детского сада № 15 МВД КБАССР, пошел в школу.

На втором снимке воспитательница Лариса Васильевна Онищенко с детьми.
Фото из архива Владимира Башкирцева

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий