Поиск

Гузель Яхина, «Дети мои»


Новую книгу Гузель Яхиной критики называют спорной: обвиняют в избыточности описаний, «пустых» аллюзиях, отсутствии идеи или в идее, полностью повторяющей первый роман.

И все-таки у меня не было сомнений. Я купила новую книгу и точно знала, что мои ожидания не будут обмануты. Мне-то «тяжелое повествование», и «обилие метафор» и все-все, чем писательница не угодила критикам в дебютной «Зулейхе», попало в самое сердце. Новую книгу ждут, читают и очень эмоционально обсуждают — может ли быть лучшая рекомендация?

«Дети мои» — книга о семейных узах, о любви, что сильнее времени; о ремесле, что сильнее болезни. И каждая фраза отзывается узнаванием — да, все в точности так! Эта история полна запахами — спелых яблок, сена, младенческой макушки, печного дыма, вечерней реки. Критики говорят об отсылках к Толкиену, но мне видится в этом романе Макондо, а к концу повествования автор и вовсе почти повторяет в рассказе о бесконечном ноябре знаменитое маркесовское: «Дождь лил четыре года одиннадцать месяцев и два дня… Воздух был настолько пропитан влагой, что рыбы могли бы проникнуть в дом через открытую дверь, проплыть по комнатам и выплыть из окон.»

Я очень люблю «Сто лет одиночества», а потому неожиданные в «Детях» магические подтексты (в первом романе Яхиной повествование совсем иное) вызывают чувство, будто встретила старого друга — и у нас впереди много страниц, соскучиться не успеешь, как бы критики не упрекали автора за «избыточную заторможенность повествования». Для меня этот роман оказался увлекательной сказкой — видишь выдуманный сюжет, но оторваться не можешь, потому что сказка вдруг оборачивается реальными до мурашек описаниями, так, что остро чувствуешь каждый миг этой тщательно выписанной несуществующей реальности.

У главного героя развивается совсем не сказочная история болезни: и снова приятно удивляет точность описаний. Моторная афазия после черепно-мозговой травмы главного героя — то, что в аннотации отчего-то названо «добровольно принятым обетом молчания»; возрастные изменения личности главного героя и даже симптомы инсульта, что развивается на фоне очередного нервного потрясения, — все это очень ярко и точно передано, и нисколько не нарушает магических декораций. Извращенное обоняние, когда Баху чудится везде запах горелого, шум в ушах, шаткость, афазия и гемипарез, утрата температурной чувствительности — прекрасно выписанная история болезни неврологического больного, еще один чудесный сюрприз, что препонес мне как врачу роман «Дети мои».

Но главное — это любовь. Она сильнее старческой немощи, болезни, войны, голода, репрессий. Эту книгу стоит прочитать, чтобы вспомнить — нет ничего важнее любимых.

И обнять своих.
chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий