Поиск

«Я БУДУ БУДДА» Г.Канабеев


«…думал о себе и задавался вопросом, почему всегда представлял свою жизнь как один большой роман, написанный неизвестным автором в не очень понятном жанре.
Невнятное начало, скучная середина, рваный сюжет, не прописаны образы, не выстроены характеры и зачем-то затянута концовка.
Нужно было представлять жизнь как серию коротких рассказов. Тогда все становится ярче, динамичнее, драматичнее, резче, жестче – одна сплошная метафора, в которой вечно неясен контекст».

«Я буду Будда» Германа Канабеева – очень мужская проза, как если бы взяли 100% мужчину, разрезали скальпелем и показали кишки.

Честно, эта книга не для всех. Этакий артхаусный кусок современной литературы. Противоречивый текст с непредсказуемыми интонациями, при чтении кидает из крайности в крайность: жадно читать до конца, желание отложить книгу и больше не открывать, перечитывать отдельные моменты и на стенах соцсетей оставлять цитаты, спорить и ненавидеть автора/хотеть и любить автора.

«Я взял бутылку виски, где еще оставалось на глоток. Оксана спала, раскинув ноги. «Помянем», – сказал я ее вагине, похожей на хирургический надрез, вывернутый наизнанку, и допил виски. Оксана повернулась на бок. Заканчивался август».

Главный герой мечтает стать писателем. В начале романа он еще такой молодой, только после армии и, его будни из года в год – выживание и женщины. В книге много женщин, много анатомии секса, хотя автор скривился бы при слове секс и, бросил бы — ебли, и одновременно с жесткостью его взгляда звучит романтическое: а что такое любовь? И, кажется, что главы —  это всего лишь череда людей, обыденность мира, а на самом деле – поиск и сама суть мира, не имеющая отношения к происходящему. И читаешь взахлеб, чтобы найти вместе с героем. Что? Любовь и пробуждение. Как будто тебе надо срочно открыть секрет во всем этом мельтешении жизни.

У мира одно потрясающее качество – он существует сам по себе. Просто так. Ничего не нужно придумывать, ничего создавать. Не нужно держать в памяти каждую деталь, достаточно внимательно наблюдать и, мир обязательно откроет для тебя элементарную красоту момента.
Иногда кажется будто мир существует только для красоты. Для самой идеи красоты. Всего лишь стоит держать глаза открытыми, чтобы не пропустить тот момент, когда он обнажает красоту.
Никогда нельзя сказать точно, где и когда тебя поджидает красота. Можно убить целый день, бродить в поисках красоты в картинной галерее или на выставке современного искусства, но так и не встретить ее. Сдаться под вечер, перестать искать и в этот момент красота обрушится на тебя причудливо отраженным светом уличных фонарей от луж под ногами. Не успеешь поднять глаза, как она тут же вцепится в твой взгляд случайной игрой цвета в витрине магазина.
С красотой нужно быть осторожным. Ее может стать слишком много. Справишься с ней или станешь очарованным — неизвестно.
Стать очарованным – заболеть красотой. Есть опасность начать искать ее повсюду вместо того, чтобы наслаждаться случайными проявлениями».

Структура романа похожа на пик: медленный подъем в гору (события) осмотр окрестностей с высоты (осознание), а, затем главы намеренно становятся короче, и летишь-летишь вниз, не чуя под собой ног, чтобы врезаться в слово «конец». Очень четкая, красивая структура, как математическая формула, припрятанная под ворохом слов.

И что лично для меня составляет особое удовольствие: красивый язык. Автор действует им кратко и хлестко, а иногда безудержно на целые абзацы. Мат сменяет поэтичность, а поэзия уходит в философию, а потом смеешься над какой-нибудь фразой и не можешь остановиться.

«Весна в этом городе странная. Какая-то уставшая. Пропитанная выхлопными газами она крадется по узким улицам, замирает зелеными островками молодой поросли на редких клумбах. Она растекается холодными лужами под ногами, проникает на грязных ботинках в метро, в подъезды, оседает на ковриках в машине. Пока март бьется насмерть с вроде бы уже прошедшим февралем, пока солнце спорит, пробиваясь теплом через облака, с холодным, колючим воздухом: уставшие от зимы люди начинают выпускать в пространство внутреннюю весну в отсутствии внешней. Внутренняя весна начинает лучиться из их глаз, улыбок – осыпается кристаллами холодного дыхания, но уже становится ясно, несмотря на погоду, – зима отступила»

И много смешного, того, от чего потом не отделаешься, когда увидишь в реальной жизни и будешь смеяться, потому что Канабеев увидел это смешным.

«Грудь зачастую имеет большее значение для карьерного роста, чем ноги.  Потому что большую часть времени женщины торчат из-за столов наполовину».

«А в Москве этим мартом прекрасная весенняя погода. Ветер бросает в рожу снег вперемешку с  тленом. Худые люди летают вдоль улиц жопами вперед. На крышах громыхает шифер. И небо. А небо, хуй пойми, какого цвета»

«Уверен, когда на свет рождается женщина, где-то в мире синхронно рождается мудак. Потому что в жизни каждой женщины должен быть мудак. Если мудака в её жизни не было, значит и женщина она неполноценная и даже поговорить в кругу подруг ей будет не о чем».
Это странная книга, ни на что не похожая, о жизни снаружи и жизни изнутри. Она кажется неприбранной, как и твои собственные годы и люди в них, а потом вдруг понимаешь в себе и книге, что ты видишь мир цельным, и точно знаешь, что такое, когда твои глаза всегда ему распахнуты. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий