Поиск

Грохочущий металл и раскаленные трубы в туристическом формате


Надоели статические музеи со стеклянными витринами, на которые нельзя громко дышать? Тогда мы идем к вам! Вернее, это вы езжайте в Выксу. Ну, или в любое другое место, практикующее развивающийся и уже ставший довольно модным промышленный туризм.

Тут все по-другому. Динамично. Ярко. Местами жарко. И по-моему, — ужасно интересно. Завораживает даже в тех моментах, в которых не понятно. А еще очень приятно, что закрытые предприятия постепенно становятся доступны для посещения.

Вы когда-нибудь чувствовали себя новогодней ёлкой? Я — да. Нет, не вырядившись в стразы, кружева, цепочки и браслеты. А собравшись на экскурсию на Выксунский металлургический завод смотреть, как варят трубы и прокатывают металл.


Автор фото — dmrog

Производство – действующее и очень горячее. И, несмотря на невероятно аккуратно выглядящие помещения, считается грязным. Так что защита — обязательна. Так вот, нарядившись в халат поверх верхней одежды, каску, очки, воткнув в одно ухо беруши, а в другое аудиогид, прикрыв мордочку респиратором, — да, я почувствовала себя ёлкой. Промышленной ёлкой.

Экскурсии по Выксунскому металлургическому заводу проводятся, начиная с января 2018 года. Это молодой проект (открытые экскурсии для всех желающих, а не завод), как и сама тема промышленного туризма. Но явно перспективный. С нами на экскурсии были и мужчины, и женщины. И просто смотревшие, и делавшие селфи, и подробно расспрашивавшие, явно опираясь на тематически близкое образование.

Сам же Выксунский металлургический завод в Нижегородской области — одновременно одно из самых старых предприятий России (ему больше 260 лет) и, в то же время, одно из самых современных.
Выпускает он, как можно догадаться по названию, изделия из металла. Например, — трубы. Трубы для транспортировки нефти и газа (тут я вспомнила покрытый паутиной этих самых труб север, как мы его увидели в марте на подъезде к Нарьян-Мару). А еще здесь делают железнодорожные колеса для всех типов отечественных грузовых и пассажирских вагонов, локомотивов, и для поездов метро.

Но колеса я вам не покажу. Хотя в принципе возможность посещения колесопрокатного цеха тоже есть. Но наша группа была в литейно-прокатном комплексе и в трубоэлектросварочном цеху.

Литейно-прокатный комплекс

Не буду мучить вас сложными словами и цифрами. Попробую рассказать просто.

Здесь плавят сталь и делают из нее заготовки (раскатывают длинные металлические листы и сворачивают их в рулоны) для последующего изготовления труб или отправки заказчикам (из автомобильной промышленности, судостроения, по изготовлению железнодорожной техники).

Оборудование на линии – итальянское. Прокат поставляется в такой интересный набор стран, как США, Великобритания, Германия, Испания, Италия, Ирак, Сирия.

Мы идем по «выделенной полосе для людей». Производство живое, где попало тут ходить и заглядывать не положено. В первую очередь – по соображениям безопасности желающих ходитьт и заглядывать. Раскаленный металл – это вам не кот чихнул. Тут все серьезно.
И очень красиво.

Камаз для масштаба:

Первый участок – дуговая сталеплавильная печь. Лом или лом и чугун плавятся в печи около часа, результат – более полутора сотен тонн жидкой стали.

Тут все очень ярко и понятно. Там – плавится, сюда – стекает.

Затем процесс уходит за металлические стенки и становится не так очевиден. Металл очищают от газов, доводят до нужного химического состава.

Потом металл потоком поступает в машину, которая делает из него отдельные слябы толщиной – 7-9 см, шириной – 80-180 см и максимальной длиной 40 м. По сути, — заготовки, которые потом раскатаются в листы.

Прокатное производство

Дальше со слябом происходит разное. Водой сбивается окалина, он режется и отправляется в печь длиной 200 м. Движение – по паре сотен роликов. Температура на выходе — 1140 — 1170°С.
Потом металлическая заготовка-сляб идет через вереницу устройств, которые формируют правильную ширину, толщину, ровный край по бокам, спереди и сзади, с него опять сбивается окалина после очередного нагрева. Он проходит черновую, а затем чистовую группу клетей.

Постепенно формируется нужный по толщине и ширине результат. За один раз сильно ужимать и раскатывать нельзя – только постепенно.

Самое красивое, пусть и очень серьезно звучащее, — участок ламинарного охлаждения полосы. Вода снизу, вода сверху.

Металлический лист с грохотом на огромной скорости несется по роликам.

Ярко-красная голова ныряет в струи и попадает в моталку.

Вот такое прозаичное название — подпольная моталка. Потому что стоит под «полом» и потому что мотает.

Это машина, сворачивающая металлическую ленту в рулон. Температура смотки 540-750°С. Максимальный вес рулона — 36 тонн.

Дальше рулоны выезжают из машины и системой роликов транспортируются на хранение здесь, на заводе. И дальше, заказчику или в соседний (условно соседний, мы на автобусе ехали) трубоэлектросварочный цех.

Трубоэлектросварочный цех № 3

Здесь – тоже новое оборудование. Вообще – на обоих посещенных производственных этапах почти не видно людей. Здесь все происходит автоматически, люди в основном сидят на пультом в специально отведенном месте. Одни мы бродим по заводу 🙂

Гордость завода – бесшовные трубы, новое производство. Но этот участок мы, увы, не видели. Он по выходным закрыт, как я поняла.

А в целом вот что тут производится (из того, что я запомнила):
1. Трубы для магистральных газонефтепроводов, в том числе работающих в условиях Сибири и Крайнего Севера.
2. Трубы для строительства и ремонта ТЭС и тепловых сетей.
3. Профильные трубы для строительных конструкций, эти по большей части не круглые, а квадратного и прямоугольного сечения.

Итак, берем рулон с только что посещенного нами комплекса. Вернее, как берем. Привозим по железной дороге или автомобилем, разгружаем краном.

И опять разматываем. А как иначе? Лист длиной 40 метров везти не слишком удобно.

Металл разматывается, правится, сваривается в длинную непрерывную полосу. Как же тут громко! Металл струится по роликам и валикам, и после обработки кромок бесконечная лента заправляется в формовочный стан. Где из ленты получится труба.

Вот и все. Дальше – сварка токами высокой частоты.

Сразу после сварки снимается выступающий шов внутри и снаружи. Внутри не видно, а вот как шов срезается снаружи, можно наблюдать. Наружный гратосниматель, – это называется. Качество шва внутри смотрят на УЗИ 🙂 Все, как у людей.

Вот он на фото, — срезанная выступающая над гладью трубы часть шва живописно намоталась на очередную моталку.

Все рассчитывает и устанавливает компьютер. Скорость подачи металла, температуру разогрева кромок.

Потом трубы проходят контроль, калибровку, еще нагрев, чтобы снять напряжения в шве.

Трубоотрезной станок (ТОС) модели Multicut MC4 (поставка фирмы LINSINGER — Австрия).
Труба – бесконечная. И движется постоянно. И режется она тоже в движении. Труба движется, фрезы движутся параллельно и режут на ходу.

Вот эта огромная камера — приехала только что ко мне, по дороге разрезав трубу. А теперь едет от меня. Там она рассчитает новое место среза и опять поедет ко мне, по дороге пиля трубу.

Гидроиспытание и промывка труб.

С пылу, с жару 🙂 Полный прогрев труб для особо требовательных клиентов.

Попасть на такую экскурсию проще всего, связавшись с ресепшн отеля "Баташев" в Выксе, также принадлежащий ОМК. Там все и объяснят, и время подберут, и запишут.

И вот здесь (это фейсбук ОМК) есть про экскурсии.

И должен заработать сайт — тоже на тему экскурсий по ВМЗ.

А для меня лично этот поход на завод стал главной причиной присоединиться к автопробегу на шинах Viatti по Нижегородской области с сообществом travel_russia.

api-boliviano.livejournal.com

Добавить комментарий