Поиск

9 мая 1945 года. Ночь в Берлине. Утро в Праге.


Два года назад на Параде Великой Победы присутствовал один ветеран с медалями за освобождение Праги и за взятие Кеннигсберга и Берлина. Даже сделали такой вот скриншот из видеозаписи…


Блогер Кураев diak_kuraev на весь свет завопил, что такое сочетание медалей несовместимо и что это лже-ветеран. Существовала ещё 28 армия, которая участвовала во всех трёх наступательных операциях, но одновременно три медали с документами я не нашёл в интернете.

В краеведческом музее Самары бережно хранятся награды и фотографии военного корреспондента Николая Фёдоровича Финикова, который удостоился трёх этих наград.

Музей.

9 мая 1945 года. Ночь в Берлине. Утро в Праге. Фоторепортаж.

РАДОСТНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

И прямое отношение к этому событию имел самарец, военный корреспондент газеты «Правда» гвардии капитан Николай Федорович Фиников. Мой отец. А дело было так. Несколько лет тому назад я нашел в архиве папы книгу «Подвиг освобождения», в которой прочел рассказ нашего советского знаменитого писателя Бориса Полевого под названием «Последний военный репортаж». В годы Великой Отечественной войны Борис Николаевич был военным корреспондентом газеты «Правда», в которой часто публиковались его репортажи с разных фронтов войны. А теперь, чтобы быть ближе к делу, я позволю себе частично воспроизвести первую страницу этого необычного репортажа.

«В Берлине подписана безоговорочная капитуляция Германии. Даже не верится, что война окончена.

…А через полчаса в белесой майской ночи деревья старого парка просто-таки затряслись от беспорядочной разнокалиберной стрельбы. Палили все, кто из чего. Палили, не жалея патронов, — к чему они теперь, когда кончилась война? Признаюсь, и я не утерпел и опустошил обойму в раскрытое окошко. За этим несерьезным занятием и застал меня фоторепортер капитан Николай Фиников. На нем не было лица.

— Товарищ подполковник, налет на штаб?
— Какой налет? Что с вами?
— У меня в комнате пули свистят.
Но почему пули свистели у Финикова?

Все разъяснилось так. Фоторепортеры со своей лабораторией расположились, оказывается, наверху, в мезонине. Чтобы не мешал свет, они наглухо завесили окна одеялами. Фиников пораньше залег спать и ничего о капитуляции Германии не слышал. Проснулся от веселой этой пальбы, причем действительно несколько пуль просвистело у него в комнате. Оказывается, шоферы на радостях дали залп из винтовок в потолок. Пришлось дать им ради праздника нагоняй.
А я получил срочную депешу из Москвы, в которой требовали подробно осветить освобождение Праги.
…В Праге развивается антигитлеровское восстание.

…Мне показывают одну из трагических телеграмм. «Положение вечером ухудшилось. Немцы ввели в бой танки. Артиллерия расстреливает баррикады. Мы истекаем кровью. Братья, ждем помощи… Красная Армия, сотвори еще чудо. Спаси нас».

Борис Полевой обратился к командующему 1-м Украинским фронтом маршалу И. С. Коневу с просьбой выделить штабной самолет У-2. Тот сказал: это в последний раз, только не суйтесь куда не надо. Желаю удачи.

«Прага! Никогда не виданный мной, но давно уже желанный город. Люди внизу там машут, что-то кричат. Приземлились мы на поле аэродрома в 7 час. 15 мин. Население восторженно встречает нас цветами, подвезли в центр города на площадь. Прошло некоторое время, и тут мы увидели медленно двигающиеся наши танки».

Я ранее не знал об этом рассказе Бориса Полевого. Но видел у папы несколько фотографий с видами Праги из летящего самолета,

наших солдат в «студебеккерах» на Вацлавской площади.

И только недавно у меня при прочтении «Последнего военного репортажа» возникла картина прилета второго нашего самолета и приземления его рядом с уже стоящим самолетом под номером 13.

Эти фотографии и рассказ подтверждают, что Борис Полевой и Николай Фиников  были первыми советскими журналистами в Праге утром 9 мая. И вот что получается. Фиников — единственный самарча-нин, кто в первый День Победы был в столицах двух европейских государств.

НА РАЗНЫХ ФРОНТАХ
Фотография, посвященная встрече советских войск в Праге,

напечатана в центральной газете «Правда» за 14 мая 1945 года. На ней жители чешской столицы восторженно приветствуют наших танкистов перед Карловым мостом. Автор — Фиников Николай Федорович, прошедший первые три года войны в составе нашей куйбышевской 21-й армии, переименованной после победных сталинградских боев в 6-ю гвардейскую армию. В сентябре 1944 года его переводят в газету «Правда», и он в составе  3-го Белорусского фронта освобождает Восточную Пруссию, в составе 1-го Белорусского фронта участвует в разгроме логова фашистов. Эти и другие исторические победы советского народа запечатлены в его фотографиях, которые в те же фактически сроки опубликованы в газетах и неоднократно использованы в различных изданиях в последующие годы.

Медали «За взятие Кенигсберга» и «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» вместе с другими наградами видны на груди папы, когда он сфотографировался на площади Чапаева после приезда домой с войны в июне сорок пятого.

ПРОПАВШАЯ «ТРИДЦАТЬЧЕТВЕРКА»

В прошлом году, будучи в Праге, я пришел на то место на Карловом мосту, которое изображено на майской фотографии 1945 года. Сравниваю. Там, где стояли танки, в настоящее время — здания в старинном архитектурном чешском стиле, в которых расположены гостиницы, рестораны, кафе. В тот уже давний день 9 мая на Прагу двигались с боями 3-я и 4-я гвардейские танковые армии в составе 1-го Украинского фронта под командованием маршала И. С. Конева. Известно, что первый советский танк, прорвавшийся в Прагу, имел № 23. Командир экипажа гвардии лейтенант И.Г. Гончаренко погиб в первый День Победы и был похоронен в Праге.

В Чехии гитлеровцы еще отчаянно огрызались, не признавая акт капитуляции. В Праге позже на одной из городских площадей на пьедестале установят героический танк Т-34 под № 23. Двадцать лет считалось, что весь его экипаж пал смертью храбрых. В том числе наш земляк, молодой боец родом из села Борское Николай Ковригин, который за последний бой был посмертно награжден орденом Славы. Однако незадолго до двадцатилетнего юбилея Победы вездесущие газетчики разыскали членов экипажа танка, которые в мае 45-го оказались раненными и население развезло их по разным больницам. Николай Семенович Ковригин жил в своем родном селе и работал скромным ветеринарным фельдшером. Экипаж пригласили на юбилейные торжества в Прагу. Николая Семеновича тогда объявили почетным гражданином столицы Чехии за заслуги в борьбе против фашизма и за завоевание мира в мире.

Во время прошлогоднего посещения Праги я уже не обнаружил памятника нашей легендарной «тридцатьчетверке».
И еще. Первым начальником гарнизона Праги был назначен командующий 3-й гвардейской армией Герой Советского Союза генерал-полковник В. Н. Гордов. Да-да, это тот самый Гордов, который перед началом войны возглавлял Приволжский военный округ, с августа 1941-го целый год командовал нашей куйбышевской 21-й армией. Из Праги он в 1945 году вернулся в Куйбышев командующим ПриВО и был в этой должности в течение года до момента его ареста по навету сослуживцев. В декабре 1951 года расстрелян, в 1956-м реабилитирован.

… У папы война в Праге не закончилась. Впереди еще было участие в первых штурмовых авиационных десантах по освобождению Пхеньяна и Порт-Артура от японских войск.

Лев ФИНИКОВ. Фото Николая ФИНИКОВА.
Источник
foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий