Поиск

Кайфарики Джихада (тг. канал Д///ИХАД)


Кажется, пришло время дать ответ на вопрос о том, почему же Исламское государство — праведный Халифат на пророческом манхадже оказался там, где он находится сейчас, а именно, в дюжине сел на берегу Евфрата. В течение нескольких лет мы следили за судьбой десятков муджахидов на территории Халифата, и, судя по нашим наблюдениям, причиной, по которой ведомый волею Аллаха Халифат так сильно уплотнился, очень проста, и описать её можно одним словом — «кайфарики».

Лев дивана Зейд Абу Джунейд ад-Дагестани.

Так уж получилось, что с провозглашением Халифата в Сирию и Ирак потянулись не только те, которые по-настоящему уверовали и совершили переселение, чтобы совершать Джихад своим имуществом и душами, но и типичные этнические мусульмане. Толпа тех, для кого Халифат — это просто территория, на которой можно делать красивые фотографии с оружием, брать по 2-3 жены и жить в свое удовольствие, неумолимо росла. И вот уже на фронтах находятся, дай Аллах, 30% от всей численности муджахидов Исламского государства, а остальные 70% сидят в городах на вечном отдыхе. Собственно, эти 70% и представляют собой тех самых «кайфариков». 

Тоскующий по инстаграму.

Такая ситуация сложилась в ИГ уже к лету 2015 года. Мы поддерживали контакт с множеством муджахидов, и те из них, кто действительно участвовал в боевых действиях, прямо говорили: «Приехал с амалии (боевой операции) в город (имелась в виду Ракка), а там толпы ходят и в бой даже не собираются. Противно, ахи, ведь я в сражении потерял любимого брата, а они даже не колышутся». Другие отмечали, что большая часть «муджахидов» также сидит в обнимку с женами, не выезжает на амалии, но при этом получает жалование от ИГ и никто от них ничего не требует.

Об одном из таких кайфариков мы сегодня хотели бы рассказать — зовут его Зейд Абу Джунейд ад-Дагестани (да дарует ему Аллах Джаханнам). В миру — Уцумиев Ислам Ирисханович, 1999 г.р.

Приехал Зейд в Халифат из дагестанского Кизилюрта еще в 2013 году, когда ему было 13 лет. Приехал он, понятное дело, не один, а с отцом (Уцумиев Ирисхан Ахмедович, 1977 г.р.), который, прожив в неверии добрую часть жизни, вдруг почувствовал непреодолимую тягу к Джихаду на пути Аллаха.

Пока отец кайфовал в Халифате и понемногу воевал, Зейд спокойно жил в Ракке и особо известен не был. Прославиться ему позволил смартфон, который, видимо он купил с зарплаты муджахида (как минимум с 2014 года он состоял в армии Халифата). С весны 2016 года он начал понемногу наполнять свой инстаграм и уже в скором времени прославился в широких кругах диванных муджахидов.

Кайфарик с друзьями во дворе Ninewah Oberoi Hotel в Мосуле.

Рецепт успеха прост — регулярно выкладывать фотографии с «Джихада»: как жрешь, спишь, сидишь в кафе, катаешься на мотоцикле. Желательно, чтобы эти фото были с оружием — тогда вообще кайф. Всеми силами показываешь, как круто живется в Халифате на государственных харчах, особенно если никто от тебя не требует воевать.

Кайфарик с Абу Фатымой ад-Дагестани, которого считают вдохновителем прошлогоднего теракта в Стокгольме.
Машина кайфарика, на которой он рассекал по просторам Халифата. Вероятно, иногда подрабатывал водителем.

Катибу (батальон) «Абу Аннас аш-Шами», в которой «воевал» Зейд, использовали на фронте только в чрезвычайных ситуациях. Например, когда надо было срочно пофоткаться на уничтоженном грузовике сирийской правительственной армии после разгрома ее кальянных отрядов летом 2016 года под Табкой. Тогда, напомним, «тигры» заняли 100 км шоссе Исрия — Ракка, но через несколько дней, когда они снялись с позиций и были переброшены в другую часть страны, весь этот участок трассы был отбит ИГ обратно, т.к. позиции обороняли не солдаты, а сирийцы с кисточками для подкрашивания ресниц. 

То самое фото с уничтоженным грузовиком сирийских кальянных войск.
Кайфарик в Табке.
Товарищи Кайфарика по катибе «Абу Аннас аш-Шами» — такие же мунафики, как и он сам.
Зейд на берегах Евфрата в районе Табки. По всей видимости, пытается застрелить рыбу.

Пофоткавшись на поле битвы, Зейд продолжил кайфовать — в следующий раз его катиба выехала из Ракки только поздней осенью 2016 года в город аль-Баб, где немного постреляла по туркам и прислуживающим им сахаватам (а близкий друг Зейда даже сфотографировался с отрезанной головой муртада). Чуть-чуть повоевали — и хватит, можно дальше кайфовать в Ракке. Тем более, что у Зейда было сразу 2 жены: одна кумычка, а вторая — русская (кумычка погибла в ходе авиаудара вместе с новорожденным ребенком, о том, где сейчас русская жена дагестанского кайфарика, неизвестно — может, её уже вывез домой Кадыров).

Зная, что дагестанские ухтишки любят не просто понтовых кайфариков, а строгающих детей понтовых кайфариков, Зейд постоянно фотографировался с чужими детьми.
Кайфарик в своей любимой футболке Volcom.
Это была действительно его самая любимая футболка — он появлялся в ней так часто, что можно было подумать, что он является промоутером бренда в Халифате.

В январе 2017 года Зейд поехал на экскурсию в Пальмиру. Уехал он оттуда как раз незадолго до того, как ее снова взяли российские ихтамнеты, сопровождаемые сирийскими кальянными войсками, которые ранее повторно сдали город ИГ. У кизлярского «муджахида» и его «друзей» была чудесная особенность, которую можно описать как «флюгер» — чуть где начнется наступление кафиров на позиции Халифата, он и его сотоварищи едут в противоположном направлении. Как он сам говорил в личной переписке, муджахидам не нужна территория, а нужно только довольство Аллаха, которое можно снискать даже в том случае, если под их контролем будет квадратный метр пустыни, на котором они установят Шариат. Собственно, по этой же причине Кайфарик и его товарищи предпочитали большую часть времени не воевать, а сидеть в инстаграме.

Фото Кайфарика, сделанное во время экскурсии по Пальмире. На фото запечатлен его дружок Акрам.
Весной 2017 года, когда Халифат начал лавинообразно терять территорию, Зейд и его друг Акрам (из Киргизии) фотографировались на улицах Маядина с чемоданами, как бы раскрывая свои истинные намерения.

В ИГ существует категории «уклонившихся от сражения» — тех муджахидов, которые отказались выезжать на боевую операцию. С одной стороны, странно, что Зейд в эту категорию не попал, т.к. она будто бы придумана специально для него. С другой — ничего удивительного: таких муджахидов в ИГ большинство.

Объявление в ИГ с указанием того, что отсиживающиеся не могут принять участие в битве за Ракку.
Кайфарик на кадрах официальных фоторепортажей ИГ. Тут он даже отмечен как воин одного из отрядов ингимасиев. Вероятно, инстаграм-ингимасиев.

Если бы он попал в эту категорию, то не сумел бы поучаствовать в битве за Ракку, куда могли отправиться, судя по официальным объявлениям, только настоящие муджахиды. И вот, проведя конец зимы и весну 2017 года в окрестностях Дейр аз-Зора, где тогда было относительно безопасно и можно было спокойно кайфовать, Зейд отправился в Ракку, которую окружили и планомерно разрушали курды и их хозяева — американские ихтамнеты. Там с интернетом было похуже, но Кайфарик все равно имел возможность выкладывать фото и даже выходить в прямые эфиры, общаясь с паствой. Он даже попал на одну из фотографий из официального фоторепортажа ИГ, где позировал вместе со своими друзьями, которые мало чем отличаются от него. 

Последний эфир Кайфарика из Ракки, почти захваченной на тот момент курдскими террористами. Примерно через неделю после него он упал шахидом.

На самом деле, мы думали, что Зейд свалит и из Ракки вместе с остальными кайфариками, но не получилось, не фортануло — теплым сентябрьским днём Кайфарик получил свою Шахаду в результате очередного американского авиаудара. Красиво жил в Халифате, но улетел в зоб райской птицы как и большинство его сотоварищей — не в бою от пули, а от упавшей на здание авиационной бомбы.

Выезд из Ракки муджахидов ИГ, принадлежащих к той же катибе, что и Зейд.

Зейд навернулся и упал шахидом, а память о нем живет — при жизни диванные муджахиды сотнями подписывались на его инстаграм, лайкали фотки, общались с ним, а после ухода в Джаханнам — оплакивали его «шахаду». Других более достойных муджахидов эта аудитория не нашла: прочие кайфарики делали фото похуже, а настоящим муджахидам фотографироваться было некогда, ибо они вели Джихад на пути Аллаха, а не в социальных сетях. Во «ВКонтакте» даже создавались фанатские группы, в которых дагестанские ухтишки, мечтающие о жарком муджахиде, оплакивали своего возлюбленного. И до сих пор Зейд красуется на аватарках у диванных муджахидов в Telegram — мунафик мунафика видит издалека: ведь Зейд, по сути, был таким же, как и они, просто волею случая и своего отца, который и перевез его в Шам, вдруг оказался в рядах настоящих, а не диванных муджахидов.

Вишенкой на торте является то, что Кайфарик — внучатый племянник нынешнего главы его родного Кизилюрта Магомеда Уцумиева, а его отец, соответственно,просто племянник оного персонажа. Глава Кизилюрта, правда, никакой тяги к Исламу и Джихаду не имеет. Он обычный муртад-коррупционер, которые водятся в Дагестане в огромных количествах. Например, недавно был скандал с родным сыном Уцумиева — Пазлудином, который на Новый год отдохнул в Лас-Вегасе при том, что львиная доля бюджетников в Кизилюрте получили зарплату за декабрь с серьезной задержкой. Подробнее тут: [http://dagestananticorruption.ru/2018/03/30/американские-каникулы-дагестанского/].

Немного поэзии.

Мораль сей басни такова — при строительстве Халифата не следует брать на борт отсиживающихся мунафиков, которым милее смартфон, чем автомат. Именно из-за них и их отношения к Джихаду Халифат уплотнился до нескольких сел вдоль Евфрата и нескольких пустынных районов (судя по тому, что курдские террористы при поддержке США начали на них наступление, скоро ни в Сирии, ни в Ираке у ИГ территорий вообще не останется). И описанный выше кайфарик — далеко не единичный экземпляр. В скором времени мы расскажем и про некоторых других ему подобных персонажей. 

Телеграмм канал Д///ИХАД 

avarskii.livejournal.com

Добавить комментарий